Поребрики из шлаков и постоянный мониторинг общественного мнения: эколог АГК-1 о будущем казанского МСЗ

16 Апреля 2018

Прочитано: 528 раз

Автор материала: Диана Авакян
Руководитель отдела экологии и охраны труда АГК-1 Елена Ямщикова — о том, насколько опасны будут выбросы диоксинов из мусоросжигательного завода в Казани, почему была выбрана технология колосниковой решетки и сколько рабочих мест для татарстанцев создаст предприятие.

К 2022 году в Татарстане запустится завод по термической обработке отходов мощностью 550 тыс. тонн в год. Тогда же в столице республике придут к нулевому уровню захоронения отходов. Инвестор проекта - «РТ-Инвест» (входит в Ростех) вложит в предприятие 28 млрд рублей. Предполагается, что МСЗ появится в поселке Осиново.

Подрядчиком работ выступит АГК-1. Руководитель отдела экологии и охраны труда компании Елена Ямщикова занимается вопросами системы нулевого захоронения с 2007 года. В различных компаниях она отвечала за внедрение технологии переработки отходов, была главным экологом при строительстве трассы М11 «Москва — Санкт-Петербург»). В интервью ИА «Татар-информ» Ямщикова поделилась подробностями технологической основы будущего завода.

Локализация оборудования и преимущества колосниковой решетки

В мусоросжигательном заводе, который построят в Татарстане к 2022 году, будут применяться исключительно японско-швейцарские технологии компании Hitachi Zosen Inova?

Е.Я: Компания «Хитачи Зосен Инова» является технологическим партнером, обеспечивающим комплексный инжиниринг Проекта и контроль качества на всех этапах производства технологического оборудования.

При реализации Проекта предусмотрен высокий уровень локализации оборудования и услуг, что дает возможность формирования крупного заказа и развития производства для российских машиностроительных предприятий, а также участие в проектировании и изыскательских работах расположенных в Татарстане специализированных организаций. Для строительных и монтажных работ также планируется привлечение отечественных предприятий.

На данный момент заключен крупный контракт на поставку длинно-циклового оборудования для четырех заводов в Московской области. Контракт предусматривает производство, поставку и установку двенадцати единиц котельного оборудования, четырех турбин и генераторов, четырех воздушных конденсаторов. Партнером Проекта и поставщиком оборудования выступил машиностроительный дивизион группы компаний «Росатом» - «Атомэнергомаш».

Колосниковая решетка — что это? Какие есть альтернативы этому способу?

Е.Я.: Основаниями для выбора применяемой в Проекте технологии сжигания отходов на колосниковой решетке являются следующие аргументы.

- Технология хорошо отработана: на данный момент в мире функционирует более 1,5 тыс. установок с колосниковой решеткой.

- Выбор инвесторов по всему миру: около 90% среди всех вводимых мощностей по термической переработке отходов приходится на данную технологию. 


- Подтвержденная экологическая безопасность: выбросы в атмосферу заводов по термической переработке отходов в энергию многократно ниже допустимых нормативов, как европейских, так и российских.

- Оптимальный уровень капитальных и эксплуатационных затрат, производство электроэнергии из отходов с поставкой электричества на широкий рынок, что делает проект экономически эффективным.

- Возможность строительства заводов мощностью переработки до 1 млн тонн в год, что особенно важно для крупных городских агломераций.

Сжигание отходов в циркулирующем кипящем слое – процесс, при котором отходы смешиваются с инертным материалом (например, кварцевым песком) и приводятся в псевдосжиженное состояние в атмосфере избыточного кислорода. Горящие отходы нагревают воду и создают пар, который направляется на отопление и/или на паровую турбину.

Основное достоинство данного метода – минимальная чувствительность к калорийности отходов, основной недостаток – требование однородности потока отходов, которое не соблюдается на смешанном потоке ТКО. Технология широко применяется при сжигании иловых осадков, однако для ТКО используется относительно редко ввиду их неоднородности.

Пиролиз – процесс, при котором размельченные ТКО подвергаются термическому разложению без доступа кислорода. В результате процесса получается жидкое топливо и синтез-газ, который перерабатывается в электроэнергию и тепло. Технология была разработана еще в 1970-х годах и не оправдала себя на смешанном потоке ТКО, на данный момент применяется для однородных высококалорийных отходов, например для переработки старых шин. 

Газификация – процесс переработки отходов в синтетический газ (смесь водорода и окиси углерода) с доступом кислорода. Полученный газ очищается и направляется на газотурбинную установку, где перерабатывается в электроэнергию или сжигается и перерабатывается в электроэнергию и тепло в паровом цикле. Технология позволяет снизить объем образования зольных и шлаковых отходов и дает возможность их стеклования и получения инертного шлака благодаря высокотемпературной переработке (температура процесса составляет от 1000 до 2000 °С). Данная технология отработана в Японии, где применяется примерно на 100 объектах, однако в других странах она не нашла применения ввиду технологической сложности, требования к однородности и постоянному составу отходов, а также более высокой стоимости переработки в сравнении с методами сжигания.

Плазменная газификация – данная технология использует электрическую дугу газогенератора (плазменной горелки) для создания высокотемпературного ионизированного газа, который преобразует органические вещества в синтетический газ, а твердые – в жидкое и/или твердое топливо. Процесс происходит при сверхвысокой температуре от 3000 до 10 0000 °С. Плюсом процесса является практически полное отсутствие побочных продуктов переработки – до 98% отходов полностью уничтожается. Данная технология плазменной газификации – наиболее новая, однако наименее отработанная среди всех технологий термической переработки ТКО. Также ее недостатком является более высокая стоимость – капитальные затраты на тонну мощности по переработке ТКО в год в два-три раза выше, чем у прочих технологий. 

Многие говорят, что технология сжигания отходов на колосниковой решетке устарела, так ли это?

Е.Я: На сайте HZI перечислены вводимые объекты, скоро вводится объект в Турцию. В Копенгагене в прошлом году ввели объект в конце прошлого года. Там идентичные технологии, какие будут в Татарстане и в Московской области. Говорить, что она устарела, безосновательно.

Борьба с диоксинами

Часто жалуются, что на таких предприятиях неизбежны выбросы диоксинов в атмосферу. Как МСЗ решит эту проблему?

Е.Я.: При сжигании хлорорганических полимеров при температуре от 250 градусов образуется диоксин. Диоксин — это ксенобиотик (условная категория для обозначения чужеродных для живых организмов химических веществ — прим. Т-и). 


При температуре 750 градусов идет распад диоксинов. Чтобы такое произошло, температура должна поддерживаться от 750 до 1200 градусов, и причем обязательно более 2 секунд. Тем самым диоксины ПХДД распадаются с образованием вторичных диоксинов. 

Что насчет вторичных диоксинов?

Е.Я: Могут образоваться вторичные диоксины, если температура понизилась. Что случается дальше? Система газоочистки, разработанная HZI, предполагает после сухую очистку дымовых газов. Происходит впрыск гидроксида кальция (это обычная известь) и активированного угля, при взаимодействии с которыми образовавшиеся вторичные диоксины и тяжелые металлы образуют твердые соединения, которые оседают на рукавном фильтре (4-я ступень газоочистки). А в атмосферный воздух идет чистый газ, очищенный от диоксиновых соединений. На выходе они составляют 0,1% от общего количества выбросов, а по массе концентрации 10-10.

Что еще входит в выбросы?

Е.Я.: Диоксиды азота, углерод, диоксид серы. Только от движения автотранспорта образуется больше диоксидов азотов.

Какая зона влияния у предприятия?

Е.Я.: Она составляет 5 км, и это по диоксидам азота.

Проверки раз в полгода


А фильтры будете менять?

Е.Я.: Безусловно. На заводе подразумеваются полугодовые проверки. Раз в полгода завод будет останавливаться на плановую инспекцию, будет проводиться проверка технического состояния оборудования, в том числе фильтров.  Данные проверки снижают риск выхода из строя фильтров.

Если фильтр выйдет из строя, это встанет нам огромными затратами, завод остановится. Турбину надо будет запускать заново. Оборудование газоочистки настолько автоматизировано, что если фильтр показывает какую-то ненадежность, останавливается весь завод. Турбина и котлы перестают работать, это огромные денежные средства, нам это невыгодно.

Сколько будет стоить замена фильтров?

Е.Я.: По поводу стоимости. Фильтры не могут составить две трети стоимости завода. Но когда вы меняете фильтр в машине, вы же не меняете полностью все детали машины. Фильтр сам по себе стоит 0,5—1 процента стоимости завода. Это все издержки производства.

Один раз в полгода — это достаточно?

Е.Я.: Да. Это срок, установленный HZI, они отвечают за безопасность проекта. Если что-то случится, завод автоматически остановится, система работать не будет.

Шлаки и зола после сжигания мусора пойдут на стройматериалы

Сколько шлаков и золы будет образовываться в результате сжигания мусора?

Е.Я.: Зола — это отходы газоочистки. Их образуется от 2,5 до 3 процентов от входящего объема ТКО. Шлаки — от 25 до 30 процентов по массе от входящего объема. В них находятся металлы, которые тоже будут извлечены, они весят достаточно много. По объему это будет 1/12 от ТКО. Сейчас мы будем вносить поправку в территориальную схему РТ, мы будем искать площадь под завод, который будет заниматься именно обращением с золой и шлаками.

Что с ними будут делать?

Е.Я.: Я лично занимаюсь внедрением такой системы, чтобы мы изготавливали из них тот стройматериал, который в соответствии с нашим законодательством в дальнейшем можно будет продать как вторичный продукт. Принцип нашей компании — «ноль отходов». Надеюсь, что к моменту введения завода мы перевяжем ленточку еще и заводу, который будет обязательно заниматься обращением с золой и шлаком.

Это моя головная боль — не просто ввести завод, образующий отходы, а соблюдать принцип нулевого захоронения. Для нас это является приоритетом. Мы должны произвести тот строительный материал, который будет безопасен и может использоваться в строительстве. Я вижу это как поребрики, тротуарная плитка, легкие бетоны.

О чем идет речь?

Е.Я.: Сейчас мы рассматриваем очередные поправки по поводу вторичных материальных ресурсов.

Вся зола будет использоваться так или что-то пойдет на захоронение?

Е.Я.: Приоритет проекта — нулевое захоронение. Захороняться ничего не будет.

Есть страны, которые достигли этого?

Е.Я.: Германия. Для России это сложно, потому что Германия вложила миллиарды евро в систему обращения с отходами. Германия — лидер, нулевое захоронение соблюдается. Огромное количество МСЗ в Японии, они соблюдают принцип нулевого захоронения. Что уж говорить — в Японии из отходов острова сооружают, у них нет законодательного барьера, это выгодно. Сейчас введение в законодательную базу понятия утилизационного сбора, понятия вторичного продукта, выведение этого из законодательства об отходов — это большой шаг в реформировании системы. Поэтому да, в мире реализуется, мы не хуже, чем Швейцария и Япония. Мы научимся, у нас много чего получается, на западным машинах мы ездим.

Влияние на людей и окружающую среду


Какое воздействие будет оказывать завод на людей?

Е.Я.: Воздействие есть от всего, даже от соседа, который включает музыку и двигает мебель. Безусловно, акустическое воздействие будет, оборудование будет производить какой-то шум в пределах допустимых норм. Сейчас проводится изучение территории, инженерно-экологические изыскания. Будет проведена оценка влияния на окружающую среду и здоровье населения, разработан том санитарно-защитной зоны и оценки риска здоровью населения.

Мы планируем, чтобы были специальные методы мониторинга, помимо классического измерения атмосферного воздуха, почвы, растительного мира. Хочется, чтобы наш проект предусматривал мониторинг на каких-то тест-объектах, чтобы показать, что накопление диоксинов будет минимальное успокоить население.

Завод будет оснащен системами контроля, на трубе будут установлены датчики, все данные будут транслироваться в режиме онлайн. Жители прилегающих территорий установят специальное приложение для телефонов и будут следить за выбросами завода в режиме онлайн. Все это будет внедрено вместе с заводом.

Если у кого-то нет современного телефона, они могут подойти к заводу, там будет установлен монитор, который будет рассказывать о выбросах на данный момент.

Мониторинг общественности предусматривается проектом. Выдается пропуск, проходите на завод, смотрите, все ли соблюдается с вашей точки зрения. Можете подойти переговорить с управляющим завода, если что-то не соблюдается, безусловно, будет возможность донести до государственных органов. Мы открыты, готовы предоставлять любую информацию.

Запах от завода будет?

Е.Я.: Нет. Запах от чего может быть? В приемном бункере давление другое. Воздух туда входит, но не выходит, содержится внутри. Соответственно, машина выгружает там объемы отходов и уезжает без них. ТКО сжигаются, система разряженного воздуха поддерживается при определенном давлении в бункере, исключая запах. Если мы говорим на выходе из трубы — запаха не будет никакого. Система очистки будет работать таким образом, что запаха нет.

Кто будет работать на заводе? Сколько рабочих мест предполагается?

Е.Я.: Около 98 — жителей Татарстана. Японские и швейцарские специалисты будут контролировать все процессы, происходящие на заводе. Речь идет об операторах, технологах, менеджерах, которые управляют автоматизированной системой технологического проектирования, приемщиках мусора, главном инженере, экономистах и т. д.


Комментарии








© 2018 «События»
Сетевое издание «События» зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 18 апреля 2014 г. Свидетельство
о регистрации Эл № ФС77-57762 Создано при поддержке Республиканского агентства по печати и массовым
коммуникациям РТ. Настоящий ресурс может содержать материалы 16+

Адрес редакции 420066, г. Казань, ул. Декабристов, д. 2
Телефон +7 (843) 222-0-999
Электронная почта info@tatar-inform.ru
Учредитель СМИ АО "ТАТМЕДИА"
Генеральный директор Садыков Шамиль Мухаметович
Заместитель генерального директора,
главный редактор русскоязычной ленты
Олейник Василина Владимировна