Нематериальное наследие ЮНЕСКО: возродится ли в Татарстане соколиная охота?

26 Августа 2017

Прочитано: 782 раза

Фото: Султан Исхаков
Автор материала: Елена Кривопатре
В Московском университете имени Тимирязева (РГАУ - МСХА им. К. А. Тимирязева) открываются первые в истории России курсы по соколиной охоте. О развитии ремесла и возрождении древних традиций «Татар-информ» поговорил с доктором биологических наук, членкор. РАЕ, президентом союза любителей соколиной охоты и охраны хищных птиц «Русский сокол» Ильдаром Еналеевым . Сокольник посетил редакцию вместе со своим кречетом-балобаном Ричардом.

Ильдар Рустямович, вы проводите набор на первый в истории России спецкурс по охоте с ловчими птицами и использованию их в качестве биорепеллентов в системе высшего образования. В связи с чем появилась необходимость проведения этих курсов? Вырос спрос на соколиную охоту? 

Да, действительно, если говорить обще, интерес к соколиной охоте в России и в мире растет устойчиво. Соответственно, возникла необходимость в создании и внедрении курсов по соколиной охоте, по биорепеллентации и охране хищных птиц в системе высшего образования. Зимой этого года мною совместно с московскими коллегами был организовал второй круглый стол по соколиной охоте в рамках международного совещания по охотничьему хозяйству Российской Федерации, после чего я был приглашен, чтобы разработать и внедрить курсы по соколиной охоте на двух факультетах — зоотехнии и биологии и на факультете повышений квалификации Тимирязевской академии. Курс состоит из 11 лекций, есть форма дистанционного образования. Ну, а студентам будет читать моя коллега на кафедре зоологии. Я думаю, что эти знания будут востребованы среди молодых специалистов, среди охотоведов и специалистов по охране редких видов животных, в том числе и соколообразных. 

Почему курсы проводятся именно в Москве? Там спрос на соколиную охоту выше? 

Вообще, Москва исторически является центром соколиной охоты России. С 11–12 века соколиная охота развивалась. В музее-заповеднике «Коломенское» была открыта выставка, где представлены атрибуты, картины, раритеты касающиеся царской соколиной охоты. Наиболее масштабно она (охота — прим. ред ) была представлена во времена Ивана Грозного, царствования Алексея Михайловича (Романова — прим. ред ). В Коломенском как раз-таки была одна из кречатин, место, где содержались любимые ловчие птицы царей – белые кречеты. Также они использовались в качестве дипломатических подарков, во взаимоотношениях с ближним востоком, с Турцией, с Константинополем и так далее. «Тимирязевка» сама по себе является ведущим институтом Российской Федерации, там остался единственный, к сожалению, диссертационный совет по специальности «охотоведению и звероводству» в Российской Федерации. В «Тимирязевке» активно читаются лекции и проводятся защиты диссертаций дипломных работ по охотничьей кинологии, это тоже древнейшее охотничье ремесло. 

Надо сказать, что в концепции развития охотничьего хозяйства, принятой до 2030 года отдельно говорится о том, что необходимо развивать именно традиционные формы охотничьего хозяйства, то есть это охотничье собаководство и соколиная охота. Так как это повышает культуру охотопользователей, культуру охотников, что в свою очередь приводит к снижению браконьерства и повышает среди молодежи мотивацию любить и охранять любимую природу, охранять животных. То есть как в советские времена было – любить родину, патриотизм и любить родную природу. Это все взаимосвязано, поэтому такая концепция сейчас развивается и принимается достаточно мер по развитию соколиной охоты. В том числе на конференции «Казань саммит» были проведены две научные сессии по защите крупных кошек – дальневосточного леопарда и снежного барса. Также отдельная сессия была по возрождения соколиной охоты, созданию соколиных центров, по разведению редких видов соколообразных, в первую очередь это кречет, балобан, сапсан. 


Вот в данном случае сокол, его зовут Ричард, это гибрид кречета и балобана. Такие виды птиц тоже выводятся в питомниках, в соколиных центрах для того, чтобы они использовались в соколиной охоте. А чистые видовые генетическе линии – это сапсан и кречет. Они будут разводиться и удовлетворять спрос соколиных охотников стран Персидского залива, также Европы и на внутреннем рынке. Таким образом происходит удовлетворение спроса ближневосточных сокольников и, соответственно, пресс браконьерства, изъятие видов из естественной среды обитания уменьшается. Также разведенные в неволе балобаны, кречеты и сапсаны будут индуцироваться, то есть выпускаться в места их естественного обитания, будет восполняться популяция данных соколов, которые были по тем или иным причинам утеряны. 

Например, если взять Татарстан, то в Закамье у нас была очень устойчивая группировка соколы и балобаны, даже в Волжско-Камском заповеднике гнездился балобан. Но в конце 20 века эти популяции сошли на нет по причине неправильного ведения сельского хозяйства, использования ядохимикатов, ну, то же браконьерство. И в конечном итоге сейчас восстановить эти популяции решено в специализированных питомниках и через репродукции в те места, где они когда-то обитали. Данная федеральная программа будет расширена и будет ориентирована также на Оренбургскую область, северный Казахстан и дальше в Алтайском крае. 

Как в Татарстане обстоят дела с соколиной охотой? Птицы используются конкретно для добычи дичи или как спорт, хобби? 

Соколиная охота – это, прежде всего, искусство. Это не охота как таковая. Это дань старине, это возрождение традиций, которые были заложены еще много веков назад, это очень эмоциональная, красивая охота. Она требует очень много знаний, требует специальных условий. Чтобы заниматься соколиной охотой, необходимы специальные питомники, чтобы разводить соколов, как я уже сказал. Изымать из среды обитания их категорически запрещено, поэтому у сокола, разведенного в неволе, на лапе кольца. Они не разъемные, бесшовные, с номерами. Это делается для того, чтобы показать, что птица разведена в питомнике. Когда птенец подрастает к 10-12-дневному возрасту, ему на лапу одевается вот такое неразъемное кольцо и дальше, когда птица вырастает, его уже ни снять, ни поменять нельзя. То есть это кольцо у птицы на всю жизнь. Ну и естественно к этому кольцу прилагаются специальные документы от Министерства природных ресурсов. Да, соколиная охота, как и в древние времена была уделом обстоятельных людей, так и сейчас. Конечно, охотиться стало намного проще, потому что сейчас есть специальные радиометоды слежения за птицей – ей ставится радиопередатчик, благодаря которому ее невозможно потерять. Вы открываете смартфон и смотрите, где у вас находится птица.

В средние века была специальная категория людей — помытчики, которых отправляли на дальние рубежи нашей необъятной родины, в Заполярье, это на устье реки Печоры и на полярный Урал, где эти птицы отлавливались, потом на санях их везли в Москву на царский соколиный двор. Кстати, также был очень развит институт казанских помытчиков, и более того, исторически достоверные факты, сохранившиеся в рукописях, свидетельствующие, что Веденские и Петропавловские слободы, которые находились на территории современного Верхнеуслонского района, были построены как раз казанскими помытчиками, которые отлавливали соколов, скорее всего, сапсанов, но возможно, и кречетов. Они их потом доставляли в Москву на царский соколиный двор. В Казани тоже была соколиная слобода, улица Павлюхина в свое время называлась улицой Сокольнической, и вот сейчас между улицей Павлюхина и Спартаковской построили жилищный комплекс «Сокольники» – как раз там, где находилась слобода царских сокольников. 


Какие сейчас существуют организации в Татарстане, которые занимаются соколиной охотой? 

Ну организаций, занимающихся соколиной охотой, к сожалению, мало. Есть федеральная организации «Русский сокол», это некоммерческая организация по охоте и охране хищных птиц, но зарегистрирована она в Казани. Также есть московский клуб соколиной охоты. Вообще современных сокольников очень мало, на самом деле, буквально единицы. В Москве человек 15, может быть, 20 занимается, в Казани тоже человек 7, наверное, в Татарстане – 7-8. в Челнах развивается очень интересный конно-спортивный клуб, в котором применяется соколиная охота. Есть также в Елабуге, в Вятских Полянах. Вообще, современная соколиная охота в Татарстане, в Казани начала возрождаться достаточно давно – в начале 80-х годов, то есть более 30 лет назад я принимал самое непосредственное участие в этом процессе. 

Сколько сейчас человек в «Русском соколе»? 

Ну, человек 15-20 есть. Это федеральная организация, там из Екатеринбурга есть люди, из Осетии, из Липецкой области, из Тамбовской. Пока немного, это организация молодая и ее ряды пополняются. Важно то, что эта организация объединяет соколиные питомники — в России их всего 9. Птицы разводятся в немалых количествах, и как я уже говорил, они имеют неразъемные кольца, они под контролем Министерства природных ресурсов, Росприроднадзора. «Русский сокол» создан для того, чтобы защищать интересы бридоров – соколиных питомников и также способствовать развитию охоты в России, в том числе и Казани. 

Сейчас вы курсы проводите в Москве, какой регион может стать следующим? Где еще популярна соколиная охота?

Тяжело на этот вопрос ответить, но в любом случае, Москва есть Москва. Кто из отдаленных регионов, пусть даже в Татарстане, я уже говорил, имеют возможность дистанционно пройти данный курс. Но в любом случае, для аттестации и прохождения практики надо будет приехать в Тимирязевку и в специализированный питомник, на базе которого будут проводиться практические занятия. В Татарстане, в Казанском университете, конечно, есть кафедра зоологии, но они не специализируются по хищным птицам и орнитологией практически не занимаются. И вообще тот биофак, который я заканчивал в 80-х годах, – от него практически уже ничего не осталось. Сейчас остался только институт фундаментальной медицины и биологии. 


Насколько сложно содержать ловчую птицу? 

Достаточно сложно, нужно очень много знать и уметь, для этого я выпустил монографию по ловчей охоте, по ловчим птицам. Сейчас мало методической литературы по соколиной охоте, но с другой стороны, есть много информации в интернете. Самое главное, конечно, нужна практика, нужны учителя, инструкторы, кто будет на пальцах показывать, как заниматься соколиной охотой, что это такое. Например, что такое амуниция, как шить перчатки, как содержать птиц.

Кстати, эту птицу вынашивает мой последователь Ринат (показывает птицу). Она отлично выглядит внешне, упитанная. Она приобретена в екатеринбургском питомнике «Халзан», и я думаю, осенью она поедет на ежегодный слет сокольников который проводится на базе заповедника Галичья гора в Липецкой области.

Чем сокол отличается от ястреба – у него абсолютно черный глаз. У арабов есть очень древняя красивая пословица: «Аллах спрятал счастье мужчины в двух местах – в седле коня и в глазе сокола». Наверное, действительно это так.

На самом деле, если есть желание, то соколиной охотой может заняться любой человек, достигший 16 лет и имеющий охотничий билет. Девушки тоже занимаются соколиной охотой с удовольствием. Конечно, основная причина того, что сокольников очень немного, это наличие свободного времени. То есть птице нужно уделять очень много свободного времени. 

Наверное, нужно жить за городом, чтобы содержать дикую птицу? 

Не обязательно. Конечно, это не голубь, которого выпустили, и он вернулся. Надо понимать, что ловчая птица ловит для себя, она не ловит для охотников. То есть сокольник использует ее естественные инстинкты, заложенные ей природой, он напускает ее на определенные виды жертв и когда птица добычу отловила, цель охотника быстро добраться до места отлова и забрать жертву у птицы, при чем это нужно делать очень деликатно, не грубо. Птице подставляют руку с кусочком мяса, дают птице поклевать это мясо с руки, птица переходит на руку, а в это время охотник незаметно добычу забирает и прячет в сумку. Таким образом, птица не успела насытиться, и с ней можно продолжать охотиться дальше. То есть птица мотивирована на охоту, только когда она голодная. Естественно, сытая птица не будет охотиться, она не будет вас слушаться, и управлять ее поведением будет очень проблематично. 


Насколько именно в Татарстане развиты условия для того, чтобы начать заниматься соколиной охотой? Есть, к примеру, специалисты, которые занимаются здоровьем птиц?

Ветеринария хищных птиц у нас, конечно, большая проблема. В той же Москве есть специализированная клиника называется «Зеленый попугай». В Казани пока специалистов по лечению хищных птиц нет, и вообще врачей-орнитологов я не знаю в Казани. Но я думаю, что на базе ветинститута эту проблему можно решить, если они этого захотят. 

Вообще, ветеринары-орнитологи очень востребованы, потому что есть много любителей птиц. Не только сокольники, в первую очередь, это и любители голубеводства, это и любители попугаев, различных декоративных сельскохозяйственных птиц. Поэтому это направление тоже необходимо развивать, а на данный момент, к сожалению, с ветеринарией проблемы. Ну если есть эмпирический опыт у сокольников, они лечат сами, опять-таки в интернете много информации. Но все зависит ведь от спроса. В тех же Эмиратах, например, есть свой соколиный госпиталь, в Абу-Даби, в Дубае и в Шардже. Поэтому там естественно спрос большой на услуги по ветеринарии по хищным птицам. 

Это может стать помехой для того, чтобы начать заниматься соколиной охотой? 

Я думаю, что нет. Круг сокольников очень узок, при современных телекоммуникационных возможностях всегда можно связаться с любым сокольником страны, проконсультироваться, как лечить, примерно описать какие симптомы, чтобы правильно поставить диагноз и назначить лечение. То есть это не проблема. Мы ведь когда-то начинали, вообще в советские времена ничего такого близко не было, но тем не менее как-то лечили. Ну да, бывает, что птица умирает, бывает, что любимый кречет шейха Мухаммеда может умереть в дубайском соколином госпитале, потому что мы все под богом ходим. Тут вопрос такой не однозначный. 


В Татарстане соколиная охота известна еще со времен Волжской Булгарии. Расскажите, чем отличается та охота от современной? 

В средние века первой проблемой было то, что птица может улететь на охоте. Это ведь не собака, птица не привязана к человеку, и если она, например, далеко погонится за своей жертвой, за уткой быстролетящей или за голубем  куда-нибудь за холм или за какое-то другое препятствие, то ее очень сложно найти, она практически потеряна. Поэтому у сокольников было по несколько птиц. С другой стороны, конечно, в той же Волжской Булгарии и в тех сокольничьих слободах, о которых я уже говорил, это в слиянии рек Волги и Свияги, были очень богатые угодья, где было очень много водоплавающей дичи, и охоты были очень пышными и продуктивными. В современном использовании ловчих птиц очень актуально использование легавых собак. В основном это пойнтеры, так же дратхаары используются, которые находят дичь в поле, встают в стойку, то есть облегчают значительно поиск жертв для соколиной охоты. Сокольник дает команду собаке, та спугивает дичь, и затем напускается сокол или ястреб. А в средневековье были специальные загонщики, которые ходили, стучали в поле в барабаны, спугивали дичь. И по 2 и по 3 сокола одновременно пускалось, это было очень красиво, но это было очень давно к сожалению. 

Каких сейчас птиц используют? 

В соколиной охоте наиболее распространенным является ястреб-тетеревятник, так как он достаточно доступен, он гнездится практически везде: и в городской среде, и в пригородах. Ястреб-тетеревятник не внесен в Красную книгу, не нужны специальные документы на его изъятие из естественной среды обитания. В нашем управлении по охране и использованию природного мира можно, при соблюдении всех правил и заполнения необходимых документов, получить разрешение на отлов и содержание ястреба-тетеревятника. Вторыми по популярности являются соколы-гибриды, основные гибриды – это кречет-балобан и кречет-сапсан. Эти птички более резвые, чем генетически чистые соколиные линии, они меньше болеют, и они легальные, потому что разводятся в питомниках, и можно за определенную плату в питомнике приобрести и так же охотиться. 


Насколько важно в Татарстане развитие соколиной охоты? 

Основная концепция – это возрождение древних традиций, это история, это нематериальное культурное наследие, которое нам досталось от предков. Не случайно в 2010 году на специальной комиссии ЮНЕСКО приняли соколиную охоту как объект нематериального культурного наследия человечества. И во всем мире это признано, не только в России и в Татарстане. Так как опять так в Татарстане все чаще говорят о возрождении наших культурных истоков нашей истории, именно соколиная охота дает нам понимание того, каково было охотничье ремесло в те древние времена. Она привлекает молодежь как форма оптимального природопользования, это не охота как таковая, это общение с дикой природой, это понимание красоты полета дикой птицы и знание ее экологии, ее поведения. В конечном итоге все ведет к тому, что люди вникают и осознают то, что эти птицы должны быть сохранены для наших потомков, что бы наши внуки и правнуки видели в небе свободно парящего балобана или кречета и вспоминали нас. Я думаю, что соколиный центр, специализированный на разведении редких видов соколов, в Татарстане будет создан. Свои знания и опыт я готов, естественно, посвятить этому проекту.

Комментарии








© 2017 «События»
Сетевое издание «События» зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 18 апреля 2014 г. Свидетельство
о регистрации Эл № ФС77-57762 Создано при поддержке Республиканского агентства по печати и массовым
коммуникациям РТ. Настоящий ресурс может содержать материалы 16+