Марат Бариев: Пока мы ни на шаг не продвинулись в сторону допуска сборной России на Олимпийские игры

7 Ноября 2017

Прочитано: 1447 раз

Фото: Султан Исхаков
Автор материала: Алексей Анисимов
Сборная России до сих пор не получила допуск на Олимпийские игры 2018 года в Пхенчхане – Международный олимпийский комитета (МОК) примет решение по этому вопросу в декабре. Своим мнением о перспективах российских спортсменов с корреспондентом «Татар-информа» поделился депутат Госдумы РФ, член исполкома Олимпийского комитета России (ОКР) Марат Бариев.

В Государственной думе Бариев является членом комитета по делам молодежи, спорту и туризму – не так давно он на заседании комитета предложил выделить дополнительные средства на развитие системы ГТО. Кроме того, Марат Бариев стал одним из разработчиков законопроекта о  введении квалификационных категорий тренеров в России. В интервью депутат рассказал также о прошедшем в Сочи Всемирном фестивале молодежи и студентов: Бариев не только посетил церемонию открытия этого крупнейшего молодежного форума, но и стал одним из спикеров дискуссионной площадки мероприятия. 

«СТРАН, СПОСОБНЫХ ЗА ГОД ПОДГОТОВИТЬ И ПРОВЕСТИ ВСЕМИРНЫЙ ФЕСТИВАЛЬ МОЛОДЕЖИ И СТУДЕНТОВ, ОЧЕНЬ МАЛО»

– В Сочи в октябре прошел Всемирный фестиваль молодежи и студентов. Как вы могли бы оценить его значение в масштабах всей страны?

– Думаю, проведение этого фестиваля важно не только для молодежи, но и для всей страны, молодежи всего мира, а участие в фестивале принимали представители 185 стран, мы показали, во-первых, нашу молодежь, во-вторых, наши успехи и достижения, возможности. На фестивале было очень много разных выставок, презентаций и стендов: как о регионах России, так и о крупнейших компаниях или о различных актуальных направлениях развития экономики. Молодежь всего мира знакомилась с тем, чем живет Россия. Мы же знаем политизированность всех информационных каналов. В сегодняшних условиях, когда Россию пытаются изолировать и вешают на нас всех собак, молодежь со всего мира получила возможность своими глазами увидеть, как живет Россия. 

Думаю, этот фестиваль важен для всех россиян: в нем принимали участие самые активные представители молодежи со всего мира, которые приедут к себе домой и будут рассказывать об увиденном, делиться впечатлениями. Для нашей молодежи такое общение тоже очень полезно: они нашли много друзей, общение с которыми при современных информационных технологиях будет продолжаться. Это раньше писали письма – сначала активно, через полгода пореже, а через пару лет и вовсе переставали писать. А современная молодежь общается в режиме онлайн, при наличии гаджетов сегодня у них есть такая возможность. На фестивале они и контактами обменивались, и фотографировались постоянно. Эта солидарность и это общение будут способствовать интеллектуальному и духовному развитию нашей молодежи, а также поможет им в жизни, думаю, в решении каких-то будущих профессиональных задач. Для молодежи это мероприятие очень полезно. Решение о проведении фестиваля в Сочи было принято только в прошлом году. Однозначно стран, способных за год с небольшим подготовить и провести такое мероприятие на 30 тысяч участников, очень мало, если они вообще есть. А у нас, оказывается, все готово – мы можем за год принять решение и провести все на высоком уровне.

– Участие от Татарстана принимали 200 молодых ребят, прошедших отбор. Насколько это мероприятие, по-вашему, может помочь им стать более профессиональными в своих областях?

– Те, кто хотел этого, такую возможность наверняка получили. Татарстанские ребята рассказывали, что у них уже там появились какие-то идеи, которые они здесь будут реализовывать. Кроме участников на фестивале были, скажем так, взрослые люди – более 3000 экспертов по совершенно различным направлениям, а также более 1300 модераторов и спикеров. Представьте себе, какая это база – более 4000 человек, общение с которыми в повседневной жизни невозможно: люди федерального уровня власти, представители крупнейших государственных компаний, зарубежные спикеры. Со всеми ними можно было пообщаться, сверить свои проекты или предложить какие-то идеи. Например, Инесса Клюкина (руководитель творческой инклюзивной студии «Э-моция». – Прим. авт.) рассказывала, что смогла переговорить на фестивале с Федором Бондарчуком – он поддержал ее идею, и сейчас Инесса приступит к ее реализации. Такие возможности были, и те, кто хотел, этим воспользовались, я уверен.

– Вы выступали в качестве эксперта площадки «Экология и здоровье» и принимали участие в образовательной сессии «Наследие крупных спортивных объектов: инфраструктура, общество, бизнес». Какими вы своими глазами увидели участников фестиваля, что отметили для себя в них?

– Меня знаете что порадовало вообще в целом, чем порадовали участники фестиваля, особенно российские? 

Нынешняя молодежь более рациональна, чем раньше. Ребята в Сочи отдавались не веселому времяпрепровождению, развлечениям и забавам, а стремились принять участие в различных лекциях, дискуссионных площадках, образовательных мероприятиях. Они изучали там какие-то новые вещи, получали новые навыки, в том числе и наши татарстанские ребята. У них была великолепная красная униформа, и было видно издалека, что татары здесь, и они солируют. Это было повсеместно. 

В доказательство моему выводу можно привести один факт. Фестиваль проходил на олимпийских объектах в Сочи, все было очень удобно, и транспорт участникам не требовался – от места проживания до объектов фестиваля они вполне могли дойти пешком. Всем участникам организаторы подарили бесплатные билеты в парк развлечений – американские горки и так далее, которые были построены уже после Олимпиады. Сейчас уже подсчитали: лишь 25 процентов участников фестиваля воспользовались этой возможностью. Казалось бы, все туда бросятся, но они бросились на все эти образовательные и развивающие мероприятия, а не развлекаться. Я говорю о рациональности и совсем другом подходе молодежи к своему участию в фестивале – они ценят свое время и эту возможность и стремятся получить дополнительные знания, умения и навыки.

– О чем говорили с ребятами в ходе образовательной сессии? Удалось ли услышать какие-то новые идеи и предложения от молодого поколения?

– Специфика моего участия была немного иной, я не смог быть в Сочи на протяжении всего фестиваля, поскольку параллельно у нас шла сессия в Государственной думе. Я принимал участие в большой международной дискуссии о молодежной политике, а также в качестве эксперта, спикера и модератора участвовал в спортивном саммите, о котором вы сказали. Если говорить о нем, то там я работал несколько дней и вник в тему глубже. Участие в саммите принимали представители олимпийских комитетов разных страны, а также члены международных и зарубежных спортивных организаций. Мы говорили о различных аспектах: о мотивации молодежи для занятий физической культуры и спортом, о роли и значении крупных комплексных соревнований для того или иного региона  или той или иной страны. Также обсуждали детали – например, привлечение спонсоров, повышение интереса общества и СМИ ко всем этим вопросам и проблемам. 

В конце участники выступали со своими проектами, многие из которых для нас были необычными, но актуальными и интересными. Посудите сами: представительница Палестины рассказывала о своем проекте, который она реализует. Девушка назвала его «Марафон сквозь стену». Проект касается отношений Израиля и Палестины – вы знаете, что между двумя этими государствами построили стену, которую нельзя пересекать. Марафон проводится так, что стартуют спортсмены на одной стороне, а финишируют на другой. То есть мероприятие вот таким необычным способом позволило на время объединить две страны, пробежать сквозь стену, скажем так. Раньше во время Олимпийских игр останавливались все войны и битвы, и «Марафон сквозь стену» тоже является подобным примером. Каждый участник раскрывал свой проект. Некоторые были локальные, некоторые более крупные, но для каждого из ребят свой проект был очень важен. Среди слушателей, кстати, я там тоже видел татарстанцев в их яркой и заметной экипировке.

– Вы также посетили церемонию открытия фестиваля. Какие впечатления она у вас оставила?

– Наша страна всегда умела проводить подобные церемонии и удивлять – так было и на фестивале в 1857 году в Москве, это было и на московских Олимпийских играх-1980. Позже совершенно на новом современном уровне это было реализовано во время Универсиады в Казани, Олимпиады в Сочи. Других мероприятий подобного рода сегодня достаточно много, поэтому удивить чем-то кардинально новым уже трудно, потому что все делается на высшем уровне. И здесь было то же самое.  С точки зрения музыкального оформления и сюжета все было супер. Кстати, церемонии открытия и закрытия делала команда Игоря Крутого, которая в свое время делала подобные церемонии на Универсиаде в Казани. 

Ребята ввели в церемонию открытия в Сочи новый элемент, который мне очень понравился и запомнился. Туда были вписаны 10-15 молодых представителей разных стран, которые у себя реализуют какие-то уникальные и креативные проекты: экологические, оздоровительные, образовательные. Например, парень из Индии – его проект заключается в том, что после окончания учебы вернулся домой и увидел захламленное побережье океана. Оно утопало в мусоре хуже, чем у нас иногда бывает: бутылки, пакеты, мешки. И он понял, что если он не будет этого делать, то кто? И начал это убирать, привлекая друзей. Это движение росло, и вскоре все жители побережья стали там убираться. За 86 недель – полтора года – они убрали оттуда 5400 тонн мусора. С одного пляжа такой огромный объем никто бы не убрал, ни одна коммунальная служба. Наследие этой истории, как мы говорим, тоже позитивно – если они там убирались, значит, уже не будут мусорить. То есть, на ровном месте человек создал такое движение. 

Или молодой человек из Индонезии, который тоже организовал свой проект после завершения учебы. Он вернулся домой и увидел, что очень много проблем со здравоохранением. Там нет бесплатной медицины, нет медицинского страхования, как у нас. Медицина платная, а средств нет – зарплаты очень низкие, доходы тоже, поэтому они не могут пользоваться медицинскими услугами. С другой стороны, там тоже очень много мусора. Он придумал мусорное медицинское страхование, которое заключается в следующем – люди собирают мусор, сдают его, все это оценивается и взамен оказываются медицинские услуги. Сейчас этот парень – большой бизнесмен, а его идея получила широкое распространение и поддержку. Сами понимаете, он решает сразу две задачи, даже три: экологические задачи, здравоохранение и воспитание. Парню сейчас 24 года, он начал это дело, будучи студентом. На церемонии открытия людям показали, как имея голову на плечах и какие-то креативные идеи, их можно развернуть и без привлечения каких-то огромных средств, поддержки государственных органов. Это многих натолкнет на такие же действия. Хорошо еще и то, что мы этих ребят показываем – мы же о них не знаем ничего. Если честно, такие ребята есть и в России, и у нас в Татарстане. Пусть у них не такие огромные мультипроекты, но мы их все равно не знаю. Думаю, такой прием надо использовать, и во время местных мероприятий их показывать и тиражировать опыт. 

«СИСТЕМА ГТО ДОЛЖНА РАБОТАТЬ СТРОГО НА ДОБРОВОЛЬНОЙ ОСНОВЕ»

– В ходе обсуждения проекта бюджета на заседании комитета Госдумы по делам молодежи, спорту и туризму вы предложили дополнительно выделить 210 млн рублей на развитие системы ГТО. На какие конкретно цели предназначены эти средства?

– На сегодняшний день ГТО развивается в таком экспериментальном порядке вот уже четвертый год. С 2018 года комплекс ГТО должен развернуться полностью, и иметь возможность выполнить нормативы должны не только учащиеся школ и студенты отдельных регионов, но и любой житель страны, независимо от возраста. Мы должны эти условия создать и принимать нормативы. Конечно, расходы на все это несоизмеримы с тем, что в стране тратят на ГТО сейчас, когда оно проходит в экспериментальном порядке. А в бюджет на будущий год заложили ровно те же деньги, что и на 2017-й. Это значит, что задача развернуть комплекс ГТО заранее обречена и не будет выполнена. Чтобы не было проблем, чтобы решать эту задачу, по подсчетам нужно 200 с небольшим миллионов рублей. Поэтому я и внес такую поправку.

– Как дальше должна развиваться эта система, чтобы работать максимально эффективно?

– Мне кажется, что сегодня система ГТО разворачивается успешно. Главная боязнь у меня связана с тем, что кто-то в погоне за цифрами начнет обязывать людей на сдачу нормативов. Такой шаг полностью дискредитирует нашу работу. По опыту мы же знаем, что начинаются приписки, какие-то мероприятия для галочки и так далее. Все это может дискредитировать саму идею. Главное, чтобы этого не случилось – все должно быть на строго добровольной основе. Не должно быть так, чтобы цех на заводе или класс в школе подняли и всех отправили на сдачу нормативов ГТО. Люди должны быть подготовлены, у кого-то могут быть проблемы со здоровьем – этого тоже нельзя исключать. В этом я вижу проблему – в погоне за охватом и цифрами мы не должны терять сути.


– Также вы представляли на заседании Госдумы законопроект об установлении квалификационных категорий тренеров в России. В чем он заключается?

– Сейчас у нас тренеры остались как бы незащищенными, что ли, поскольку они лишены всяких категорий. То есть тренер – есть тренер, и между молодым специалистом и тренером с 30-летним стажем, по сути, нет разницы. Они считаются тренерами одинакового уровня, у них нет квалификационных категорий. Вместе с тем разряды и подобные категории есть почти в любой профессии, как звания у военных. Поэтому нашим законопроектом предлагается установить квалификации тренеров – «тренер высшей квалификации», «тренер первой квалификации», «тренер второй квалификации».  Естественно, это сразу мотивирует тренеров, квалификация отражается и на зарплате, и на социальной защите. Так у тренеров появляется мотивация повышать свою квалификацию. Основная суть в этом. 

И установление нового звание – «национальный тренер», название пока условное. В чем его смысл? Если квалификацию устанавливают федеральные и региональные государственные органы, то право давать квалификацию «национальный тренер» есть у российских спортивных федераций. Так они получат возможность навести порядок в работе с тренерами, ранжировать специалистов в зависимости от результатов работы, от образования и так далее. 

Для примера приведу футбол – по-моему, у нас нет других подобных федераций, которые систематически ведут эту работу наравне с Российским футбольным союзом. В футболе есть тренеры категории Pro, а также категорий A, B, C. Команду Премьер-лиги может тренировать только специалист с категорией Pro, по-другому никак. Если помните, у нас в «Рубине» одно время была проблема, когда Ринат Билялетдинов не имел таковой категории, и главным назначили другого тренера. Чтобы тренировать команду первой лиги, нужна категория А. И, чтобы достичь результата, тренер вынужден учиться и повышать свою квалификацию, хочет он этого или нет. Поэтому мы хотим ввести понятие квалификационных категорий тренеров уже законодательно.

– Какова позиция Министерства спорта относительно данного законопроекта?

– Правительство в целом поддержало законопроект с мелкими замечаниями, которые мы рассмотрим ко второму чтению. Но при своей оценке и заключении Правительство, естественно, опирается в данном вопросе в первую очередь на мнение Минспорта и Минтруда. Значит, оба этих Министерства поддержали нас.

– Поможет ли этот законопроект решить проблему с качеством работы и уровнем тренеров в России, особенно, в детско-юношеском спорте?

– Согласен с тем, что эта проблема актуальна, прежде всего, для детско-юношеского спорта. Считаю, что поможет – иначе зачем тогда огород городить? Еще раз говорю: это смотивирует тренеров, создаст для них какую-то социальную защиту. Они будут получать зарплату в зависимости от своей квалификации и будут стремиться повышать ее. 

«НЕДОПУСК НА ОЛИМПИЙСКИЕ ИГРЫ – УНИЖЕНИЕ ДЛЯ СТРАНЫ И ТРАГЕДИЯ ДЛЯ СПОРТСМЕНОВ»

– На днях прошло заседание исполкома Олимпийского комитета России (ОКР), членом которого вы являетесь. Какие вопросы обсуждались на заседании и какие решения были приняты?

– Там обсуждалось много вопросов, но несколько из них были основными. Во-первых, мы утвердили принципы отбора на Олимпийские игры в Пхенчхане по всем видам спорта. Во-вторых, мы утвердили концепцию подготовки к Олимпийским играм в Токио, которые еще вроде бы далеко, но осталось 2,5 года. Обсудили еще ряд вопросов и выслушали информацию Президента ОКР Александра Жукова о прошедшем олимпийском саммите, который прошел на прошлой неделе в Лозанне в штаб-квартире Международного олимпийского комитета (МОК) и во многом был посвящен допинговым проблемам. Если в двух словах, то антидопинговая работа сейчас будет ужесточаться во всем мире и во всех спортивных федерациях. Очень много требований будет к международным организациям, дополнительно к вновь имеющимся. Причем, везде подчеркивается «в отношении сборной России». Мы попали в историю и никак не можем из нее выбраться. К сожалению, этот хвост за нами движется, поэтому и МОК, и ведущие национальные олимпийские комитеты, и крупнейшие международные федерации… Раз они на своем саммите акцентируют свое внимание на России, значит, ничего хорошего впереди. Доверия к нам еще нет, я бы так сказал.

– В ОКР сегодня есть понимание того, как процессуально реагировать на решение о недопуске сборной, если таковое будет принято?

– Мы пока вопрос так не ставили и не обсуждали. Это очень сложный вопрос. Если вы хотите услышать мое личное мнение… Я считаю, что если мы не согласны с докладом Макларена, если мы считаем, что он врет или передергивает, мы должны на него подавать в суд. Я ни от кого не нахожу ответа на вопрос, почему мы до сих пор этого не делаем. То, что мы не подаем в суд на него, многие воспринимают как наше молчаливое согласие с его докладом. Я общался с представителями олимпийских комитетов, которые были в Сочи. К сожалению, это так.


– Министр спорта Павел Колобков летом призывал не называть унизительным требование к российским атлетам о выступлении под нейтральным флагом. Владимир Путин на днях, напротив, заявил, что допуск России под нейтральным флагом или полный недопуск будут «унижением для страны». Чья позиция вам более близка?

– Я тоже считаю, что недопуск российской команды вне зависимости от того, допустят атлетов под нейтральным флагом или нет, это унижение для нашей страны и трагедия для спортсменов. 

Если спортсмен участвует в Олимпийских играх под нейтральным флагом, для него это уже не то. Он хочет слышать свой гимн, поднимать над головой свой флаг. А так получается, что он как второсортный. И отношение к нему, к сожалению, будет соответствующее. Даже несмотря на то, что он там участвует и показывает высокий результат. Это трагедия для спортсмена, а для страны – унижение, я полностью согласен.

– Тем не менее, вся страна надеется на положительное решение в отношении нашей команды.

– Мы надеемся, но пока – опять же, это мое личное мнение – глядя на поведение всех этих международных инстанций, которые этим занимаются, мы еще ни на шаг не продвинулись в сторону того, что наша команда будет допущена.

– Если сборную России все же допустят до игр, насколько серьезно в национальной команде будет представлен Татарстан?

– Кандидатов у нас, к счастью, много. Вообще, если все будет нормально, на Олимпийские игры попадут 210-220 российских спортсменов. В том числе и татарстанцы – с ходу количество спортсменов не назову, но команда кандидатов подбирается достаточно серьезная: целая группа лыжников, двоеборцы, фигуристка Тарасова, из хоккеистов, надеюсь, кто-то попадет. Команда набирается, и если наша сборная попадет на Олимпиаду, то претендентов на медали среди татарстанцев тоже будет достаточно – и лыжники, и пара фигуристов Тарасова/Морозов. Мы помним, что фигуристы могут участвовать в двух видах. Если эта пара попадет на игры и будет участвовать еще и в командном турнире, то Тарасова может завоевать две медали самого высокого достоинства. 

Комментарии








© 2017 «События»
Сетевое издание «События» зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 18 апреля 2014 г. Свидетельство
о регистрации Эл № ФС77-57762 Создано при поддержке Республиканского агентства по печати и массовым
коммуникациям РТ. Настоящий ресурс может содержать материалы 16+