Единственный житель затерянного в лесу села: «Кабаны бегают прямо под окнами, но здесь все равно хорошо»

11 Октября 2017

Прочитано: 15548 раз

Фото: Ильнар Тухбатов
Автор материала: Чулпан Шакирова (www.intertat.ru, перевод)
Село Такарлыково в Мамадышском районе РТ насчитывает всего одно хозяйство. Люди стали покидать поселок еще полвека назад, пока не остался единственный житель – Юрий Степанов. Благодаря ему Такарлыково не теряет статуса населенного пункта.

Кто этот отважный герой, которому не страшно обитать в одиночестве в опустевшем поселке? Чем занимается, как проводит долгие зимы? Корреспондент «Татар-информ» решила наведаться к Юрию Степанову, чтобы увидеть его «отшельническую» жизнь своими глазами.

Единственный дом исчезающей деревни оказался не полуразвалившейся хибарой, как представлялось поначалу, а довольно еще крепким и ухоженным зданием. Красная кровля жилища Юрия Степанова видна издалека. Дом с трех сторон плотно окружает лес, а ворота выходят прямо на колхозное поле – высота кукурузы достигает трех метров. Человеку менее отчаянному действительно было бы не по себе. Однако дядя Юра уже много лет живет в одиночестве и не планирует покидать село. Напротив, он хорошо ухаживает за унаследованным от родителей родным домом – в этом году поднял фундамент, поменял крышу, сейчас делает пристрой к дому. Построил баню.


Такарлыково – одна из семи деревень, входящих в состав сельского поселения Шадчи. На семь деревень приходится 1230 жителей. Три деревни – татарские, одна – кряшенская. Такарлыково тоже основали кряшены. Село находится в пяти километрах от административного центра Шадчи. Летняя дорога ровная, как асфальт, но зимой попасть в Такарлыково просто невозможно.

История деревни начинается с 20-х годов прошлого столетия. Именно в это время люди с соседнего поселения Юкачи перебираются на новое место из-за слухов о том, что часть земель в их родной деревне будет передана селу Шадчи. Группой переселенцев из 12 семей руководил некто Григорий Такарлыков, чья фамилия затем и стала названием нового поселка.

В 1930 году в селе образуется колхоз «Парижская коммуна». Появляются здание амбара, ферма. В 1937 году во время кампании объединения малых деревень несколько хозяйств перебираются в соседние села, но все равно возвращаются обратно.


В 1949 году в Такарлыково проживали 57 человек. К 1970 году население сокращается до 30 человек.

«Я родился в 1960 году. Шестой ребенок в семье, всего у наших родителей было 10 детей. Пока мы росли, село процветало – в каждом доме было по пять-шесть детей. А этот дом – мой сверстник. Его построили в 1961 году. В тот же год был страшный пожар – дети в хлеве жарили яичницу. Сгорели 12 домов, ферма, магазин. Погорельцы не стали восстанавливаться здесь, уехали из деревни. Бог уберег, огонь не добрался до того конца деревни, где стоял наш дом, – рассказывает Юрий Степанов. – Между нашим домом и лесом были еще два дома. Всего семь домов. Уже не было клуба, магазина, медпункта и других социальных объектов. Но люди все эти годы в деревне были».

Дядя Юра тоже не избежал судьбы многих, покинувших родную землю в поисках денег и счастья. В 1981-м он ушел в армию, затем отправился на заработки в Сибирь. Пожил в Вятских Полянах. Женился, есть сын и дочь. Но родная земля тянула всегда. Когда скончался отец, он приехал к матери, чтобы ухаживать за ней, и уже никуда из родного дома больше не уезжал. Это было в 1998 году. Через 10 лет умерла мама Юрия, и «последний из могикан» вот уже девять лет живет здесь один.

Окружающий деревню лес кажется страшным лишь непривычному городскому жителю. А дядя Юра находит в этом уединении покой и удовольствие.

«Конечно нет, не страшно. Хорошо. Тишина, умиротворение. Выходишь на улицу – никто не мешает, не станет обсуждать тебя. Страшно, где людей много, а чего бояться в такой глуши? На пустые после уборки поля приходят кабаны. Гуляют, бегают прямо перед воротами. Родник кишит гадюками. Сейчас уже мы привыкли друг к другу, они меня не трогают», – рассказывает дядя Юра.

Такарлыково всегда считалось маленьким селением. Электричество здесь появилось лишь в 1975 году. А к началу газификации в деревне желающих провести газ уже не осталось – все разъехались.


Дом Юрия Степанова отапливается дровами. Этого топлива достаточно – кругом лес. У него также имеется электрическая печка. «Вот этот маленький кубик, подвешенный к стене, за считанные минуты обогревает весь дом», – говорит хозяин. Еду он готовит на газовой плитке, для этого за 750 рублей покупает 35-килограммовый газовый баллон. Его хватает на три месяца. Готовит дядя Юра только один раз в день – чаще стоять у плиты времени нет. Продукты везет и соседней деревни. Летом – на «Ниве», зимой ездит на санях.

Чем может занять себя человек, оставшийся один на всю деревню? Дядя Юрий говорит, что ему некогда и дома-то бывать. Работает охотником и егерем в обществе «Вятский берег». Получает около 10 тысяч рублей зарплаты. Работа же его заключается в защите и кормлении животных. В сезон занимается охотой. В 40–50 метрах от дома Юрия Степанова – загон с лошадьми. Уход за лошадками тоже его обязанность.

«Какой только живности нет в лесу! Даже медведи есть. За последние годы развелись лоси, зайцы, кабаны. Сейчас охота разрешается только по специальной лицензии. Не могу этому нарадоваться. Есть разрешение – приезжай, пожалуйста, можешь охотиться. Для них вон, специальный вагон есть», – кивает он в сторону ворот.

Дяде Юрию принадлежит 50 соток «законной» земли. На своем участке он выращивает практически всё – от картошки до всевозможных других видов овощей. Особенно уродились в этом году помидоры, они у дяди Юрия до сих пор краснеют естественным образом, на ветках. Ни фитофтора, ни другие заболевания им не угрожали. Яблок тоже очень много. Пять-шесть яблонь еле выдерживают тяжесть плодов. Что удивительно, вредители их тоже не берут – может быть, потому, что растут они вот так, на свободе, в полудиких условиях?

Дядя Юрий уже наделал заготовок на зиму – засолил помидоры, огурцы. Угостил корреспондентов маринованными грибами собственного приготовления.


«Вот так проходят день за днем. Иногда не вспомню, какой день недели. Хоть один в деревне, время-то идет. Я дома не сижу, целый день в лесу. Кормление, уход за животными тоже занимает время. В дождливую погоду, в буран смотрю телевизор. А в такие дни и включать нет времени. О том, что происходит в мире, узнаю там, куда езжу», – говорит он.

«Последний из могикан» постоянно общается по телефону с родными. Мобильная связь здесь ловит хорошо, Интернет тоже «летает».

Если бы я не приехал или уехал бы после кончины мамы, дом развалился бы и сгнил давно. А так я еще храню огонек в нем. Восемь родных братьев и сестер навещают, одного из нас уже нет в живых. Это же родной дом десяти детей, – говорит Юрий Степанов. – Кроме того, мой дом – это маяк для заблудившихся грибников и ягодников. Я не одинок, с людьми общаюсь, я же все время среди людей».

Получается, Юрий Степанов теперь – душа деревни. Ему уютно жить одному в своих владениях. Возможно, он и не осознает, какую важную миссию выполняет. Ведь если он переедет – село исчезнет с карты. Останется констатировать смерть еще одного населенного пункта в нашей республике.

Комментарии








© 2017 «События»
Сетевое издание «События» зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 18 апреля 2014 г. Свидетельство
о регистрации Эл № ФС77-57762 Создано при поддержке Республиканского агентства по печати и массовым
коммуникациям РТ. Настоящий ресурс может содержать материалы 16+