В Татарстане учат рабочим специальностям в колонии строгого режима

21 октября 2015 // Прочитано 1497 раз

«Пятая колония», которая находится в поселке Нижние Вязовые Зеленодольского района - строгого режима. 

Здесь отбывают наказание более 1700 впервые осужденных за тяжкие преступления, в том числе убийства, вооруженные разбои, сбыт наркотиков. Живут заключенные в общежитии в помещениях по 10-15 человек. Все они получили большие сроки. За решеткой они учатся быть социально-полезными обществу. 141 человек обучается в общеобразовательной школе, а 225 - в профессиональном училище по специальностям токарь-универсал, электрогазосварщик, оператор котельной, машинист крана, электромонтажник, оператор швейного оборудования, пекарь и машинист компрессорных установок. И что примечательно, безработица выпускникам образовательного учреждения №133 УФСИН по РТ уж точно не грозит. В колонии свое производство, в том числе литейный цех и цех по изготовлению бетонных и полимерно-песчаных изделий. Желающих искупить вину честным трудом тоже не мало. А 22 осужденных получают высшее образование по дистанционной форме обучения. Платят за это их родственники. Получают осужденные трудящиеся около 10 тысяч рублей в месяц в зависимости от выработки, сварщики чуть больше. Меньше всех зарабатывает заведующий библиотеки - экс-глава Верхнеуслонского района Александр Тимофеев, осужденный за взятку в 5 млн рублей. На зоне его доход составляет 5 900 рублей в месяц.

Из зарплаты осужденных вычитают деньги на обмундирование и жилищно-коммунальные услуги, а у некоторых еще на возмещение вреда потерпевшим и алименты. В цехе по изготовлению бетонных и полимерно-песчаных изделий мы заметили список из 22 фамилий, к которым предъявлены иски на выплаты в пользу детей. Деньги, которые остаются после всех вычетов, отправляются на личные счета осужденных.

По словам начальника ИК-5 Юрия Арбузова, из его учреждения, к счастью, еще никто не пытался бежать, у всех и так немалые сроки. Некоторые столько «сидят», что уже полностью утратили навыки жизни на воле, когда человек и себя, и семью кормить должен. Многие, освободившись, «пересаживаются» на шею родственников или вновь за старое берутся. Самая главная проблема российской системы исполнения наказания - отсутствие государственной программы социализации для тех, кто «отсидел» много лет. Закон в Госудуме лежит с 1995 года, но все никак не принимается. В Татарстане есть республиканская программа, которая рассчитана до 2016 года.

Впрочем, обитатели колонии строгого режима пока о воле лишь мечтают. 25-летний Александр из Набережных Челнов попал за решетку шесть лет назад - за наркотики. Ему еще 2 года «сидеть».

- Так уж получилось, - вздыхает он. - Только школу закончил и вот... Конечно, когда вспоминаю, хотелось бы, чтобы все иначе было, чтобы сюда не попадать. Но что поделать? Жизнь продолжается, а человек ко всему привыкает. Родственники навещают, посылки передают. В цеху я работаю гибщиком на станке. Но у меня есть еще несколько профессий - каменщик, стропальщик. Я за столько лет здесь всему научился, так что на воле без работы не останусь.

За наркотики попал в колонию и 24-летний одессит Павел. Год назад его перевели в ИК-5 из колонии на юге России. В нынешнем году Павел не успел в училище попасть, но на будущий год собирается получать рабочую профессию, а пока трудится разнорабочим.

- Конечно, очень скучаю по Одессе, по родным, - признался он. - Они меня навещать не могут, сейчас оттуда не добраться. Общаемся только с помощью писем. Пишут, что в Одессе все хорошо, все спокойно. Ждут.

Всего в колонии 79 «приезжих», причем, все они из стран ближнего зарубежья. По закону, иностранцы, осужденные в России, могут отбывать срок на Родине, если она их примет. По словам начальника колонии, он через УФСИН по РТ по всем посольствам уже разослал запросы. Но пока еще нет ни одного положительного ответа. Хотя по Павлу, вроде, дело сдвинулось - вполне возможно, что одессит будет «досиживать» срок в Украине.

- У нас три года назад турок один освободился, - рассказывает Юрий Арбузов. - Так мы все вздохнули с облегчением. Он три года сидел за наркотики, и представители турецкого посольства постоянно наведывались к нам, проверять условия содержания. Но видимо, всегда оставались довольны, потому что на Родину его не перевозили. Хотя мы бы с удовольствием передали. Пусть бы забирали!

Заключенному Вячеславу из Нижнекамска 36 лет, он уже три года сидит в ИК-5 за убийство по неосторожности. Осталось еще пять.

- Нечаянно убил человека, - говорит он. - Просто неудачно ударил.

На воле он был частным предпринимателем - занимался торговлей, а в колонии получает рабочую специальность - оператор парового котла.

Большинство историй здешних обитателей похожи в том, что каждый считает свою ошибку случайной и надеется, что, выйдя на волю, начнет другую жизнь. Будет помогать семье, работать.

Авторы: Елена Мельник, Рамиль Гильванов

Поделитесь с друзьями

Оставить комментарий