За что они так не любят Путина и Россию

16 октября 2015 // Прочитано 1623 раз

Торжественное открытие нового здания Московской Соборной мечети все и всех в системе российского мусульманства и около него расставило по своим местам.

Как говорил классик, сброшены все и всяческие маски. 23 сентября 2015 года - это своеобразная точка сборки в скалывающихся на нынешнем этапе государственно-исламских отношениях.

Прежде всего, очевидным для всех стала роль деятелей, называющих себя специалистами по Исламу. В среде простых мусульман их метко прозвали "исламоедами", в обиход вошел также термин "профессиональные исламофобы".

Один из них, бывший куратор мусульманских организаций в Администрации Президента РФ Алексей Гришин, уволенный за многочисленные провалы в работе и дестабилизацию вверенного ему пространства, долго и громко кричал о недопустимости проведения на высоком уровне торжественной церемонии открытия, в том числе с участием главы государства. Он грозил Президенту боевиками ДАИШ и обвинял своих преемников в АП в некомпетентности и даже коррупции.

Метаморфоза случилась, когда всем стало очевидно, что Путин придет открывать главную мечеть страны. Он признал, что это событие станет прорывным в отношениях с мусульманским миром, и, более того, оно крайне важно для внешней и внутренней политики вообще. При этом Гришин, правда, почему-то продолжал критиковать муфтия Гайнутдина за то, что тот инициировал столь важное для государства начинание (!).

Другой прославившийся на ниве провокаций деятель Роман Силантьев, считающий неизбежной и полезной русификацию, христианизацию и полную ассимиляцию мусульман в РФ, еще не так давно высказывал необходимость судебного запрета переводов Корана. Как раз накануне открытия мечети на Сахалине, а потом во всей России, разгорелся из-за этого большой скандал.

Сахалинские силовики прислушались к рецептам Силантьева и признали экстремистским материалом первую суру Корана "Аль-Фатиха", которую мусульмане повторяют по несколько раз во время ежедневного пятикратного намаза. Резкой критике это решение подвергли главы Чечни и Ингушетии, Рамзан Кадыров и Юнус-Бек Евкуров.

В Госдуме вынуждены теперь срочно исправлять ситуацию. Внесен законопроект, лишающий права рассматривать дела о запрете переводов священных текстов судами ниже уровня судов субъектов федерации. Действительно, ведь дальше может и до Библии дойти!

Крайне негативный эффект такое "исламоведение" имело за рубежом. И эта не ложка, но половник дегтя, накануне открытия Президентом мечети, к которому мы все шли 10 лет!

А некий Раис Сулейманов, удаленный из Российского института стратегических исследований из-за многочисленных скандалов, в том числе предупреждения со стороны силовиков Татарстана о недопустимости распространения, мягко говоря, недостоверных сведений, даже после открытия мечети продолжил говорить о какой-то пировой победе. Ни русская поговорка о кулаках после драки, ни здравый смысл этого горе-эксперта, ныне публикующегося на нацдемовских "оранжевых" ресурсах, не заставили промолчать. В Исламе это называется проблемой нафса, иначе гордыня.

Открытие мечети имело и имеет колоссальное значение для стратегического диалога России и Исламского мира. Речь Президента на церемонии фактически стала прологом к его выступлению на Генассамблее ООН. Как я уже писал, после 23 сентября все поняли, что Путин получил кредит доверия, позволяющий говорить не только от лица России и российских мусульман, но и Исламского мира.

С другой стороны, было продемонстрировано огромное уважение и реальное деятельное признание Ислама как неотъемлемой составляющей российской цивилизации. Это выбило козыри у разного рода демагогов и экстремистов, говорящих о невозможности социализации и нормальном исповедании своей религии мусульманами в России.

Весьма символично, что основные идеи выступления Путина и Гайнутдина совпали. Они говорили о приоритете духовности, о многонациональном, поликонфессиональном, евразийском характере России как факторе ее силы, об оздоровлении отечественного мусульманства через просвещение и социализацию верующих.

В этой связи напрашивается вопрос, кем являются те, кто выступает и активно действует против всего этого? В чьих интересах подрыв политики Президента, направленной на стабилизацию ситуации в российском мусульманстве, на укрепление исламского религиозного образования и просвещения, на развитие диалога с мусульманскими странами? Особенно эти вопросы актуальны в свете происходящего в и вокруг Сирии и Ирака, борьбы с ДАИШ и формирования широкой антитеррористической коалиции.

Зачем вышеупомянутым персонажам, которые день и ночь кричат о патриотизме, сеять смуту и раздор, блокировать процессы модернизации, интеллектуализации и социализации мусульман РФ как активной и здоровой составляющей российской гражданской нации, о чем много раз говорил наш национальный лидер?

Еще раз воспользуюсь классикой: Что это - глупость или измена?

Вопрос риторический. Очевидно как белый день, что федеральное лобби противников оздоровления российского мусульманства работает против Путина и в чьих угодно интересах, кроме нашей единой православно-мусульманской, сильной в своем разнообразии, процветающей Родины.

Дамир Мухетдинов, первый заместитель Председателя ДУМ РФ, ответственный секретарь Международного мусульманского форума.


Поделитесь с друзьями

1 Комментарий

Оставить комментарий