Прогулка с препятствиями

15 октября 2015 // Прочитано 1265 раз

В республике завершается реализация программы «Доступная среда», рассчитанная на 2011-2015 годы. Довольны ли результатами те, ради кого она затевалась, и какие преграды еще предстоит убрать?

Проблемы с доступной средой у Светланы начинаются еще дома. Ее восьмилетняя дочь Маша передвигается на коляске, и вывезти дочку на улицу для мамы проблема - ни в подъезде, ни на крыльце нет пандусов. Поэтому каждый раз Светлана аккуратно наклоняет коляску и осторожно спускает ее по ступенькам. Говорит тяжело, но больше переживает за ребенка - у него ДЦП и такие постоянные наклоны могут отразиться на здоровье. В многоэтажку на Кул Гали семья переехала в декабре, женщина сразу обратилась в мэрию с просьбой сделать съезд, но спустя почти год даже нет надежды на решение проблемы.

- Еще в январе написала в интернет-приемную Ильсура Метшина и соцзащиту, но это не помогло. В июне связалась с управляющей компанией Приволжского района, где мне сказали, что заявление находится на рассмотрении. Обратилась в прокуратуру, Следственный комитет и ЖЭУ, все передали мои письма в управляющую компанию. И пришли три одинаковых письма, что я должна собрать подписи от жильцов, что у них нет средств и что «Доступная среда» в этом году не финансируется, - рассказывает Светлана Белякова.

Девочка учится во втором классе, поэтому спускать и поднимать ребенка на коляске мама вынуждена каждый день. На крыльце есть самодельный пандус, он очень крутой и выручает только в теплое время года. Зимой же его не чистят. Светлана удивляется, что родной дом - самая большая преграда в городе.

- Беспрепятственно попадем в бассейн, в том же кукольном театре проблем не возникло. Метро сейчас сделали, даже на тех станциях, где нет лифта, помогают сотрудники. Мы спускаемся, нас спрашивают, на какую станцию мы едем, и нас там встречают. Перемещаться по городу можно комфортно, а вот дома…, - дает оценку Светлана.

«Доступной среде» Александр Калашников по пятибальной шкале ставит три с плюсом. В его районе многие социально-значимые объекты сделали безбарьерными. Парень передвигается при помощи коляски, но сейчас может самостоятельно попасть, к примеру, на почту или в банк. Но по-прежнему остро стоит вопрос с транспортной доступностью.

- Остановки, которые проходили по маршруту Универсиады и чемпионата мира, сделали как надо. А вот уже другие павильоны не по стандартам. Есть площадки, где вообще нет съездов, а где есть - высота или ниже, или выше необходимого. Еще есть два вида автобусов - МАЗ и НЕФАЗ. МАЗы гораздо удобнее для посадки людей на коляске. А на НЕФАЗах пол автобуса высокий и в 80 процентов случаев пандусы не откидываются, потому что спроектированы неправильно. Они быстро ломаются и их, видимо, специально так прикручивают, чтобы невозможно было откинуть, - рассказывает Александр Калашников.

Парень может передвигаться по городу один, но выйти на улицу спонтанно не рискует. Поэтому к любой поездке готовится - выбирает маршрут с комфортным автобусом и смотрит карту «Город без преград». Ее несколько лет назад начали создавать волонтеры - они проверяют, насколько городские перекрестки адаптированы для проезда на коляске и отмечают их на карте. Красный значок означает, что все плохо и перекресток не приспособлен. Желтый информирует, что пандусы есть, но не по стандарту. Зеленый - что все сделано на совесть. Карта пестрит красно-желтыми оттенками, то есть во всем городе волонтеры не нашли ни одного показательного перекрестка.

- Мы стараемся адресовать все мэрии Казани, Исполкому и указать на эти нарушения. Но где-то в 60 процентах случаев получаем либо отписку, либо они делают так, что получается гораздо хуже, чем мы просили, - рассказывает координатор инициативной группы «Город без преград» Александр Калашников.

За нарушениями следит и прокуратора. Недочеты выявляют либо во время проверок или по жалобам в социальных сетях или СМИ. Люди в основном жалуются на пандусы, которых либо нет, либо сделаны не по нормам.

- Руководителю организации дается 30 суток на исправление нарушения. Как правило, этим ограничиваемся, и руководители идут навстречу и устраняют. Если руководитель отказывается устранять нарушения, то прокуроры обязывают их сделать это в судебном порядке путем предъявления исков. Такие прецеденты есть, но их не так много, - говорит старший помощник прокурора Татарстана по взаимодействию со СМИ Руслан Галиев.

Программу «Доступная среда» запустили в 2011 году. За годы удалось освоить почти 2,5 миллиарда рублей. Было понятно, что сделать доступной всю республику за короткий срок не получится, поэтому определили 1000 социально-значимых объектов по всему Татарстану. В составлении списка принимали участие и общественные организации инвалидов. По итогам безбарьерными сделали 41 процент объектов. В минсоцзащиты результатами довольны, хотя признают, что работа идет не без преград.

- Одна из проблем - это узкий рынок материалов, которые используются при адаптации объектов. К примеру, тактильная плитка. На нее есть ГОСТ, но когда ее заказали, узнали, что от климатических условий, противогололедных реагентов она крошится. И не совсем удобно маломобильным гражданам по ней ходить. Были направлены предложения в Москву о внесении изменений в строительный свод правил. И сейчас многие нормативные документы пересматриваются, - объясняет заместитель начальника отдела по работе с инвалидами министерства труда, занятости и социальной защиты Татарстана Римма Черных.

В этом году программа завершается. Но в республике планируют продолжать работать в этом направлении. Правда, что будут делать и какие средства выделят на устранение преград, пока не разглашается.

Авторы: Ксения Жаркова, Рамиль Гильванов

Поделитесь с друзьями

Оставить комментарий