Ирек Шарипов: «Пора остановить ложь о том, что изучение национальных языков идет в ущерб русскому языку»

13 Ноября 2017

Прочитано: 6063 раза

Фото: Султан Исхаков
Автор материала: Рамис Латыпов (перевод, intertat.ru)
Директор Дома дружбы народов, заслуженный работник культуры РТ, депутат Государственного совета РТ Ирек Шарипов в интервью информационному агентству «Татар-информ» рассказал, как группа специалистов со всей республики в Доме дружбы народов обсуждали вопросы преподавания татарского языка, о нынешнем положении учителей татарского языка, а также о том, что изучение национальных языков не может навредить русскому языку.

 «За 25 лет никто не выступал против татарского языка» 

– Ирек Илдусович, много лет в школах Татарстана было обязательное изучение татарского и русского языков в равном объеме. Как Вы считаете, каков результат подобного подхода к двум государственным языкам? 

– Это стало основой сегодняшнего состояния стабильности в республике в плане межнациональных отношений. Все народы, проживающие в Татарстане, чувствуют себя равноправными – татары, русские, марийцы, удмурты, мордва, чуваши или представители других народов. Чтобы понять, кто и почему ввел изучение русского и татарского языков, надо вернуться к событиям 25-летней давности. Кто эти депутаты, принявшие Конституцию Республики Татарстан? Все они были патриотами татарского народа или там были разные люди? Если взглянуть на состав депутатов, то можно увидеть, что среди них были и русские. Среди русских тоже есть люди, придерживающиеся разных взглядов. Нашлись и те, кто обвинял этих депутатов в шовинизме. Среди татар также было много тех, кто пытался провести левые или правые взгляды. И в конечном итоге все эти депутаты, руководство республики пришли к единому мнению, что языки надо изучать в равном объеме, и что ко всем народам должно быть равное отношение. Не из симпатии к татарам или русским, а потому что другого выхода не было. 25 лет назад это был единственный выход, и сейчас мы считаем, что другого пути нет. И большинство жителей Татарстана считает так же. 

Скажем прямо, сегодня кое-кто пытается взбаламутить народ, навязать свои интересы, воспользовавшись наличием некоторых недочетов в образовании и возможностями электронных средств коммуникации. Тут стараются и левые, и правые. За 25 лет выступлений против татарского языка не было, если даже были недовольные, их число не превышало несколько десятков человек. Но в обществе всегда найдутся недовольные. Будем сегодня преподавать татарский – будут выступать против, не будем преподавать – это тоже обязательно кому-то не понравится. 

«Одинаковое отношение к каждому народу – это основа» 

– 25 лет назад депутаты разных взглядов – татары и русские, приняли единственно верное решение. Если хочешь жить в мире в национальной республике, в многонациональной стране, должно быть равное отношение к каждому народу. Надо быть благодарными нашему народу – люди к этим вопросам всегда относятся с пониманием. Хочу еще раз привести одно из доказательств этому. В обществе начались бурные обсуждения вопроса о языках. Тут все, кому не лень, принялись рассуждать, что же с языками делать. Кто-то считает, что татарский в школе надо отменить, пусть в школе будет факультативом, кто-то предлагает полностью перейти на преподавание на татарском языке. Во-первых, эти вопросы должны ставить специалисты. Во-вторых, есть депутаты, руководители, избранные народом, они должны прислушаться к народу и принять компромиссное решение. Поэтому мы собрали специалистов в Доме дружбы народов и провели всереспубликанское совещание по вопросу языка. Туда были приглашены три группы людей. Первая – руководители методических объединений русского языка и литературы из районов и городов РТ. Для нас было очень важно услышать мнение этих специалистов. Сейчас поднимается ложный лозунг о том, что изучение татарского языка идет в ущерб русскому языку. Мы спросили у специалистов, в действительности ли это так. Во-вторых, были приглашены руководители методических объединений татарского языка и литературы. У них мы спросили, возможно ли добровольное изучение татарского языка по выбору, и к чему это приведет. Кроме того, в совещании участвовали специалисты министерства образования и науки РТ, ученые.

«Если татарский язык имеет статус государственного языка, то его изучение обязательно» 

– После довольно долгих консультаций, министерство образования внесло свои предложения. Эти предложения состоят из трех частей. Первое, конечно, о том, что татарский как государственный язык республики должен остаться обязательным в школах. Ни в каком государстве, ни в какой территориальной единице нет такого, чтобы государственный язык изучали добровольно. 

Если у языка есть статус государственного, это, конечно, означает его обязательное изучение в должном объеме. Это аксиома, и от нее никак нельзя отойти. Второе предложение касается качества обучения. Это и стало основанием для претензий к татарскому языку – недостатки в части равного количества часов обучения и модернизации методики. Такие недостатки были, и это факт. Их надо исправлять. Это было подчеркнуто на совещании. Самое первое и главное – то, что эти два языка имеют одинаковый статус. Обязательное изучение государственных языков должно быть в первую очередь. Методика обучения, вопрос количества часов – это компетенция специалистов. Это придется решать, исходя из реалий. 

«Есть факторы, работающие против татарского языка» 

– Сегодня существуют факторы, работающие против родных языков, в том числе и татарского: урбанизация, глобализация. Не расширяя сферу применения татарского языка, лишь увеличивая количество часов для детей, нельзя достигнуть нужного результата. Министерство образования донесло свое решение: оставить изучение татарского обязательным, но ограничить количество часов. К сожалению, такое решение исходит от самого Министерства образования. Это первая часть. Вторая часть – учитывая системы образования в стране, все реформы, необходимость выделения достаточного времени на подготовку к выпускным экзаменам в старших классах, Министерство сочло возможным ввести добровольное изучение татарского языка в 10-11 классах. К такому исходу собрания мы были готовы. Сами тоже подготовили аргументы в пользу той или иной позиции, ожидая, что будут противоречивые мнения. Потому что, как я уже говорил, среди участников были как сторонники русского языка, так и сторонники татарского. Каждый выступает в интересах своей нации. В том числе было очень много эмоциональных людей. 

«Были вынуждены проголосовать за сокращение часов татарского языка у учителей татарского» 

– Представьте положение присутствовавших там учителей татарского. Им было предложено сократить часы татарского языка до определенного количества, и надо было за это проголосовать. Там также были представители родительских комитетов из каждого района. Среди них были сторонники сокращения уроков татарского и противники такого решения. Им тоже был предложен компромиссный выход – оставить изучение татарского обязательным. 

«Решение об обязательном изучении татарского было встречено со слезами радости» 

– Мы ожидали, что будет острое противостояние, возникнут конфликты. Но особенность общественности Татарстана – как ни удивительно, собравшиеся приняли это решение единогласно. Приняли со слезами радости. Я сам видел, как у некоторых на глаза наворачивались слезы, потому что у нас много потерь. Хочу сказать словами Риммы Атласовны Ратниковой: «Безусловно, это компромисс. Безусловно, мы отступаем. Но, наверное, это сегодня нужно». То, что родители, учителя татарского и русского языков пришли к общему решению – показатель зрелости нашего общества и нашей готовности уступать друг другу. 


«Сегодняшний компромисс – ответ на состояние современного мира» 

– Как вы уже сказали, кто-то принимает это как большое отступление, как трагедию? 

– Да, для кого-то это трагедия. В большей части общества это воспринимается именно так. Чтобы понять истоки этого восприятия, надо, опять же, знать историю. 25 лет назад было необходимо очень сильно поднимать статус татарского языка, потому что в то время статус татарского языка был настолько низким, что дальше некуда. Это вызывало у народа лишь ненависть. В то время тоже нужен был компромисс – ради будущего нашей страны, будущего татарского народа – два языка должны были быть ровно в одинаковом положении. Сегодняшний компромисс, видимо, своеобразный ответ на нынешнее состояние современного общества, отступление и наступление – это происходит в волнообразном движении. 

«Сумели использовать лишь малую часть возможностей» 

– Приходится признать, что за 25 лет у нас было много недочетов. Возможностей было много. Мы смогли использовать только очень малую часть из них. Можно было разработать современные методики обучения, создать очень популярные СМИ, проекты искусства – к сожалению, они не родились на должном уровне. Большая часть нашего народа потихоньку превращалась в равнодушную массу. События последнего времени заставили татар немного задуматься, есть эффект пробуждения. 

– Значит, за сохранение языка надо браться самим, никто со стороны этого не сделает? 

– Никто. К сожалению, это есть в нашем обществе – перекладывать все решения на тех, кто «наверху», руководителей, эта вера сохранилась еще с советских времен. Надеемся, что можно ничего не делать, кто-то за нас сделает, но мы видим, что надо действовать самим, никто за тебя ничего не сделает. 

«Надо прекратить распространение ложного мнения, что изучение национальных языков наносит ущерб русскому языку» 

– Все же мне хочется отметить одно опасное явление – это распространение лжи. Ложь надо остановить. Надо прекратить распространение неверного мнения о том, что изучение татарского, марийского или удмуртского происходит в ущерб русскому языку. Это не укладывается ни в какую логику. Дети Татарстана или других республик не могут наносить никакого вреда русскому языку лишь тем, что изучают свой родной язык. 

«У двуязычного человека воображение шире» 

–  Ни разу в жизни мне не приходилось сталкиваться с таким примером. Наоборот, у двуязычного человека всегда внутренний мир богаче, воображение шире. Говорят, каждый язык – это еще один мир. Наши специалисты не устают повторять: результаты ЕГЭ по русскому языку в Татарстане – на втором месте после Москвы. Если бы изучение татарского так мешало изучению русского, были бы такие результаты? Конечно, мы видим даже в своей повседневной жизни: свободно по-русски говорят сейчас не только городские дети, но и деревенские, они знают язык и татарский – это не тот предмет, который наносит ущерб русскому языку. Эту ложь надо остановить. Потому что это утверждение не имеет основания. 

«О ненужности татарского языка говорят только те, кто сам не владеет этим языком» 

– Еще одно неверное утверждение – «Зачем нужен татарский?». Что за нелепость? Так может заявить только человек, сам не владеющий татарским языком. Мы живем в Татарстане. До этого я жил в Удмуртии. Многие мои друзья живут в Перми, Кирове, Москве, Сахалине. Вот мне, например, татарский нужен в течение всего дня, с утра до вечера. На татарском мы общаемся в семье, воспитываем детей, общаемся с многочисленными соплеменниками и родственными нам тюрками. Как директор Дома дружбы народов, я скажу по своей работе – если к нам приезжает генеральный консул Казахстана Нускабай, он знает казахский, русский и другие иностранные языки, но самый удобный для общения язык для нас из тех языков, которые знаем я и он, – это татарский. Мы с Нускабаем говорим по-татарски. Возможно, для него он называется казахским, а для меня это татарский язык. В своей основе это один язык. Видимо, наши уровни знаний в этом языке совпадают. 

«Не только русский, татарский тоже язык межнационального общения» 

– Когда русский называем языком межнационального общения, нельзя забывать о такой же функции татарского языка. Летишь в Бишкек – рейс осуществляет авиакомпания Кыргызстан. Там раздают журнал на киргизском языке «Жидеген». Этот журнал без всякой подготовки я читаю на своем родном татарском языке, и это действительно так. С председателем узбекской общины мы так же разговариваем – он на узбекском, а я на татарском, получается понятный нам обоим общий язык. Это для нас очень удобный, понятный язык, поэтому татарский ни в коем случае нельзя принижать. Надо прекращать неверное мнение о ненужности татарского языка. Это очень полезный язык. 

Маленький пример для сравнения: есть же люди, не различающие цвета, допустим, человек, страдающий дальтонизмом, никогда в жизни не видел синего цвета. Для него синего цвета не существует, вместо этого он видит серый, и он говорит: «Зачем нужен синий цвет?». А синий нужен, для того, кто его видит, это очень красивый цвет.  Так же с языком – если ты изучишь еще один язык, для тебя открылся бы еще один мир, твой мир станет красивее, богаче. Эти вещи надо объяснять именно так. 


«Хромает культура языков» 

– У нас недостаточно развита культура владения языками, воспитание многоязычия. Всем нам приходится бывать в других странах. Наверняка все видели и удивлялись тому, насколько естественным для жителей других стран является многоязычие. В той же Турции, Египте, Кипре – в любой стране, зайти в любой магазин, обычный продавец со средним образованием, с покупателем из Германии начнет говорить на немецком, с арабом переходит на арабский, если спросишь на английском, обслужит на английском. Самый рядовой продавец одежды, сотрудник магазина считает для себя обычным делом знать четыре-пять языков. Видимо, это психология жителя большого государства. 

«Есть убеждение, что гражданину великого государства не стоит изучать другой язык» 

– В Америке такая же психология. Пришлось там побывать в составе одной большой делегации. Первое, о чем мы начали подтрунивать над американцами – это их нежелание изучать языки. Кроме английского они других языков не знают и не считают нужным изучение какого-либо дополнительного языка. Они думают: «Мы живем в великой стране, зачем нам изучать другой язык». Эта психология есть и у нас, то есть многие думают, что им достаточно знание «великого и могучего». Поэтому психологию многоязычия тоже надо внедрять. Сегодня в Татарстане для нашего 7-миллионного народа должно стать нормой знание родного татарского языка. Важно, чтобы это прочно засело в сознании татар. 

– Много лет вы жили в Удмуртии. В свое время в этой республике государственный удмуртский язык не стали делать обязательным в школах, и каковы сейчас результаты? Вы видите последствия? В каком сейчас положении удмуртский язык? 

– Удмуртский язык в плачевном состоянии. Я это говорю с большой горечью. Удмурты вносят свой язык в число исчезающих. Он и официально вошел в этот список, если не ошибаюсь. Даже если не официально, сами удмурты считают свой язык исчезающим. Виновата в этом, конечно, также и система образования. Считаю, что при введении в свое время обязательного изучения удмуртского языка выиграли бы все народы, проживающие в Удмуртии, и сам удмуртский народ. Наша страна состоит из трех крупных языковых групп. Самая большая часть – славянские народы, это русский народ. Вторая – тюркские народы, и третья – финно-угорские народы. Крупнейший народ из финно-угорской группы – это удмурты. Тот, кто понимает удмурта, понимает все финно-угорские народы. Если учесть, что носители этой группы языков живут за рубежом, например, в Финляндии, никому не повредило бы общение с финнами. А к чему может привести отмена обязательного изучения государственного языка в школах. Я принес небольшое интервью из интернета. Это статья руководителя Комитета по образованию и науке Госдумы РФ Вячеслава Никонова. Хочу озвучить приведенные в статье цифры: за последние 25 лет число русскоговорящих на территории бывшего СССР сократилось на 50 млн человек. 

С момента распада советского союза мы потеряли 50 миллионов русскоязычных, это тенденция продолжается», – сказал Никонов журналистам. Хочу подчеркнуть: Вячеслав Никонов – руководитель Комитета по образованию и науке Госдумы РФ. Он говорит: «Столь значительные потери в числе говорящих по-русски связаны с тем, что в школах многих стран бывшего Советского союза русский язык был обязательным для изучения, а сейчас этого нет нигде. По разным оценкам до распада Советского союза число говорящих на русском языке составляло порядка 350 миллионов человек, а в настоящий момент этот показатель уже менее 300 миллионов человек, это необратимо, ­– сказал Никонов. – Потому что русский язык сохраняется только там, где является частью образовательной системы». 

Исходя из этих простых цифр, мы можем задать себе вопрос. Если не оставим обязательным изучение татарского у нас в республике, какие будут последствия… Если великий русский язык может прийти в такое состояние и теряет такую большую часть за какие-то 20-25 лет? 


«Утверждение, что язык сохраняется только в семье, не соответствует действительности» 

– Кто-то утверждает, что язык достаточно использовать в семье, чтобы он жил и сохранялся. Но это не так. Язык сохраняет вообще общество. Семья – одна из единиц общества. Система образования и воспитания – вторая часть общества. Среда – третья часть общества. Магазины, почта, транспорт, дороги – все это создают систему языковой среды и систему сохранения языка. Если изъять язык из системы образования, результат будет таким же, как с русским языком в странах бывшего СССР – поэтому этого нельзя допускать ни в коем случае. Надо каждый день вести разъяснительные работы об этом – и руководителям нашей республики, объяснять народу, и надо сохранить систему. 

– Ирек Илдусович, в продолжение этого же вопроса. В районах Татарстана приходится слышать: «В нашем районе татарский никогда не исчезнет, нашему населению надо знать русский». Что бы вы сказали родителям, придерживающимся такого мнения? 

– Здесь надо различать правду и ложь. Есть те, кто создает ошибочное мнение. Кто-то специально запускает такие высказывания. Кто-то приходит к такому мнению из-за плохого знания жизни, нашей страны и современного общества. Если не будет охраны со стороны государства, системы, те вещи, кажущиеся незыблемыми в твоей деревне, в твоем районе, завтра могут исчезнуть, нам надо больше изучать русский язык – такую позицию я понимаю. Скажем, кавказские республики – это на 95-97% моноэтнические республики. Там нет других народов. Им для выхода в мир, чтобы поступить в вуз, надо знать русский язык. Там нет угрозы потери языка, потому что это моноэтнические республики. Они никак не могут потерять свой, скажем, чеченский или ингушский язык. У них намного более сильная традиция сохранения национальной культуры. И для них более актуально стоит задача изучения русского языка, это необходимо для выхода за пределы своей республики. У них более ограниченные возможности изучения русского языка. 

«У нас в республике, в основном, русская среда, в городах – русская среда, и в деревнях тоже русская среда» 

– Но у нас другая ситуация – у нас в республике практически одинаковое число русских и татар. В нашей республике, в основном, русская среда. В городах – русская среда, сейчас уже и деревнях тоже русская среда. В той же школьной программе, кроме уроков татарского языка и литературы, предметы в основном преподаются в русском языке. Телевидение, интернет, радио, можно сказать, круглосуточно, работают на русском языке, поэтому мы живем в русской среде. Возможно, в начале 20 века стоило переживать, что ребенок не выучит русский, но в 21 веке это уже не актуально. Здесь приходится думать о том, как не потерять себя и свое национальное духовное богатство. 

– Вы как руководитель Дома дружбы народов можете оценить, насколько другие народы, руководители нетюркских республик считают нужным татарский язык? 

– Это, действительно, интересный вопрос. По итогам переписи населения 2010 года в республике зарегистрированы 173 национальности. В районах РТ работают 216 национально-культурных организаций разных народов. В Доме дружбы народов ведут свою деятельность 37 национально-культурных автономий. С каждым из них мы разговариваем. Они не только представители своего народа, у каждого семья, каждый воспитывает детей. Эти дети ходят в школу, у них тоже спрашиваем: «Как относитесь к изучению татарского языка?». Говорят, что относятся положительно. Другого ответа я не слышал. Это действительно так. «Пожалуй, не надо учить физику, химию на татарском», – говорит мне председатель армянской автономии, это он говорит в шутку. Я бы сказал, что напротив – обязательное изучение государственного татарского языка для человека, проживающего в Татарстане, они воспринимают как что-то естественное, само собой разумеющееся. В той же Армении, Азербайджане или в каком-то другом регионе... В советское время мы были равными республиками. Если бы в них не изучались эти языки, было бы чем-то неестественным. Такое сложно даже представить. Именно они обязательное изучение татарского как государственного принимают как должное. В этом случае они на нашей стороне. 


«Народы России не знают друг друга» 

– Каковы результаты прошедших до этого этнографических диктантов, и с какой целью вы его проводите? Результаты порадовали? 

– Первый диктант прошел в 2016 году. Этнографический диктант становится всероссийским движением. Что такое этнографический диктант? Это не проверка правописания. Несколько лет назад в нашей стране появился ФАДН – Федеральное агентство по делам национальностей. В нашей стране Министерство национальной политики было учреждено много лет назад, и чтобы понять, как обстоят дела, ФАДН, в первую очередь, заказал социологические исследования. Большая часть этих исследований была посвящена вопросу, знаем ли мы друг друга. Результаты показали, что народы России друг друга не знают. Мы совсем немного осведомлены друг о друге. Народ плохо знает также и географию и имеет ограниченную информацию о разных национальностях, религиях. После получения таких сведений, первым из проектов Федерального агентства стал большой этнографический диктант. 

«Что такое этнографический диктант?» 

– В чем он заключается? В каждом регионе страны назначаются места для проведения диктанта. В прошлом году этнографический диктант мы провели в 20 населенных пунктах Татарстана. В нем приняли участие 1600 человек, которые за полчаса ответили на 30 вопросов. Это различные вопросы. «Столицей какой национальной республики является этот город?» или «Какая национальная особенность у этого народа?». По всей стране в этнографическом диктанте участвовали более 90 тысяч человек. Результаты разные, но набравших 100 баллов было немного. Татарстан – в числе лидеров. Возможно, даже на первом месте. Мы смогли показать такие результаты. Я как директор Дома дружбы народов много лет целенаправленно изучаю межнациональные отношения, историю народов, их литературу, религию, несмотря на это, из ста баллов набрал лишь 87. Но в республике 10 человек получили по 100 баллов. 

Средний же результат – около 40-45, 50 баллов, то есть даже те, кто считал себя достаточно осведомленным, не смогли правильно ответить на половину из списка вопросов. В этом году немного был изменен порядок этнографического диктанта. Время увеличено до 45 минут, количество вопросов осталось таким же. По новым правилам, из 30 вопросов 10 – с региональным компонентом, то есть вопросы о Татарстане. Это интересное движение. Я бы призвал к участию в нем всех, кто работает в области межнациональных отношений, в школах, в органах власти. 

«Делать изучение татарского обязательным или нет – неверна сама постановка вопроса» 

– В конце нашей беседы хочу вернуться к вопросу о сохранении языка. Нам бы уберечь наше общество от еще одной ошибки. Ставить вопрос о том, надо ли изучать в обязательном порядке татарский язык, государственный язык, или он может быть добровольным –  это само по себе неверный путь. Хотел бы привести цитату Уинстона Черчилля, одного из самых выдающихся в мире политиков и государственных руководителей, возможно, и одного из самых успешных людей. Его спросили: «Как вы смогли стать таким успешным? Как смогли прожить так долго?», он ответил: «Я никогда не стоял, когда можно было сидеть». Это отражает психологию человека, если можно посидеть, никто стоять не будет, а если можно полежать, то сидеть тоже никто не будет. Человек всегда оптимизирует свои действия. Если само государство на вопрос «Изучать или не изучать татарский язык?» будет отвечать: «Можно изучать, а можно и не изучать», то, конечно, те, кто стоял, сядут, а сидящие лягут, а лежащие и заснуть могут. Не хотелось бы дело доводить до этого.

Комментарии








© 2017 «События»
Сетевое издание «События» зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 18 апреля 2014 г. Свидетельство
о регистрации Эл № ФС77-57762 Создано при поддержке Республиканского агентства по печати и массовым
коммуникациям РТ. Настоящий ресурс может содержать материалы 16+