Сергей Моисеев, Казанский квантовый центр: «Если мы сделаем в Казани квантовую сеть, это будет как гагаринский полет»

5 Июня 2017

Прочитано: 1671 раз

Автор материала: Динара Сиразеева
Сегодня Президент Татарстана Рустам Минниханов примет участие в презентации многоузловой квантовой интернет-сети. «События» представляют интервью с руководителем и создателем сети.
Казанский квантовый центр КНИТУ-КАИ запустил квантовую сеть между четырьмя зданиями в городе. Перед презентацией новой сети директор Казанского центра квантовых коммуникаций Сергей Моисеев, поделился с ИА «Татар-информ» первыми успехами и рассказал почему квантовую сеть невозможно взломать и кто двигает вперед российскую науку.

Какое отношение к проекту квантовой сети имеет Президент Татарстана? 

— Как раз наш Президент, Рустам Нургалиевич, в 2013 году принял решение сделать Казанский квантовый центр КНИТУ-КАИ, а я стал директором этого центра как инициатор проекта. Исходно была идея работать над квантовой памятью, я ей занимался к тому времени уже 14 лет. По ней появились мировые рекорды, поэтому решили тоже здесь сделать квантовую память, в лаборатории. Но одной лаборатории мало, так и вырос центр. С 4 мая 2014 года начали работать с еще одним сотрудником, т.е. прошло только 3 года. 

Получается, вы подали идею Президенту?

— Я непосредственно не общаюсь с Президентом, чтобы идею подавать. История была такая. Меня пригласили сделать доклад в Российском квантовом центре, а туда приехал представитель Правительства Татарстана Рамиль Ибрагимов — Рустам Нургалиевич интересуется информационными технологиями. Так вот Ибрагимов посмотрел, что происходит в Российском квантовом центре, узнал, что, оказывается, в Казани занимаются квантовой памятью. Он понял: квантовая память — очень нужная вещь. 

В Центре и квантовой памятью занимаются?

— Да, смотрите, если убрать память из любого вашего устройства, во что оно превратится? Просто железка будет, правильно. Вот представьте себе существующие квантовые компьютеры, например, но живут они без памяти. И как они вам, хорошие? Не очень. Поэтому стало понятно, что нужно делать хорошую квантовую память для квантовых компьютеров. И кстати, для квантовых коммуникаций, чтобы проводить их на большие расстояния, тоже нужна квантовая память. Поэтому было принято решение выделить финансы и сделать три лаборатории внутри Центра: квантовой памяти, квантовой коммуникации и квантовой оптики в волокне. 



О какой сумме идет речь?

— На сегодняшний день мы получили 150 миллионов рублей для нашего квантового центра. Это как посмотреть, но для нас это не маленькие деньги. 

А еще какие-то инвестиции были? Негосударственные структуры помогали?

— Пока компаний нет, но хорошо, что нас уже знают. Порядка 33 миллионов рублей, по моим подсчетам, мы привлекли из разных фондов. Например, у Российского научного фонда есть мега-грант. Так вот по физике мы его взяли, а второй мега-грант тоже в Казани, только уже по химии. 

Инвестиции хотите привлекать? 

— Конечно, они нам нужны. Почему? Например, у вас есть оборудование, как правило, если возникает еще идея, нужно что-то докупить для этого оборудования. На одном и том же оборудовании далеко не поедешь. Надо обязательно что-то еще добавлять, придумывать. Потом в результате исследования вы нашли новое интересное свойство, для него можно создать отдельный прибор. Но исходная установка должна позволять находить эти условия и свойства. Поэтому мы хотим развивать, менять наши установки. 

По ходу куча всяких изобретений идет.
В этом смысле наука — выгодное вложение. Люди не осознают этого. Смотрите, вкладываются деньги, покупается оборудование. Средства никуда не убегают из страны. Более того, это оборудование начинает работать, функционировать, люди работают на благо страны, что-то придумывают.
Конечно, нужно понимать, что это должны быть люди, которые не спекулируют, не обманывают. Хотя в науке трудно обмануть. Нормальный ученый мгновенно осознает, кто халтурщик, а кто действительно работает.

Пока у нас в науку вкладывается государство, верно?

— Да, хотя, когда я в Швеции работал, увидел, что там фирмы инвестируют в науку. Когда-нибудь, наверно, и у нас так будет, я надеюсь. 

Может об этом надо больше говорить?

— У нас в стране не очень-то верят, менталитет еще не тот. Люди думают: «Я вложу в науку, а через год получу какой-нибудь гаджет». Такого же не бывает! Мы 16 лет работали, и вот получилась квантовая сеть.
Многие наши бизнесмены не хотят финансировать в то, что разрабатывают больше года. И в итоге, страна от этого проигрывает, потому что надо все у других покупать. Это жадность, близорукость. Единственный, кто финансирует — государство.
Мы его часто ругаем, но у государства все равно есть такая внутренняя мудрость. Оно поддерживает Академию наук, оно поддерживает вузы, школы. Но частные компании, конечно, не такие мощные, не надо их сразу обвинять. Они находятся в непростых условиях, и, чтобы финансировать науку, они должны быть уверены в своей стабильности. 



По-вашему, квантовые коммуникации — привлекательный проект для инвестиций?

— С точки зрения информационных технологий наша квантовая сеть может стать прорывом. Это нельзя упускать. 
Если мы протянем и не будем инвестировать в это дело, мы потеряем темп. Представьте, вы бежите на дорожке, осталось 10 метров, вы впереди, и вдруг вам ставят подножку. Кто-то другой прибежит первым. Так и в науке, это конкурентная среда. Тут интеллектуалы собрались, своего рода цвет нации, и тут драка идет только так.

Проект казанского квантового центра идет успешно?

— Конечно, и мы рады сообщить об этом. В плане у нас было сделать сеть за 5 лет. А мы сумели за 3 года и создали лабораторию квантовой коммуникации уже через год после начала. Мне было очень трудно это сделать, заманить лучших разработчиков в области квантовых коммуникаций в Казань. Но сейчас они рады, потому что они стали причастны к квантовой памяти, и мы будем делать квантовый репитор для этих коммуникаций. Очередной наш мощный проект. 

Планы у вас грандиозные, а есть желание развиваться вне Татарстана? 

— Если мы сделаем квантовую сеть в Казани и сделаем хорошую квантовую память для репитора, то дальше рванем в Москву, будем на всей территории страны делать. Наполеоновские такие планы. Но никто не знает, когда это все получится, но мы не боимся, мы пытаемся. И в области квантовой памяти мы среди лидеров. В общем амбиции и достижения у нас есть. Дальше идти в этом духе было бы, конечно, классно.
Я думаю, вы осознаете, если мы сделаем в Казани квантовую сеть, это будет как гагаринский полет. 
Получается, Рустам Минниханов в правильном направлении думает?

— Я почувствовал на себе, что наше Правительство действительно заботится о том, чтобы Татарстан развивался, они вложились в этот проект, в общем-то рискованный — ну квантовая память какая-то, квантовая не поймешь чего. А наш Президент принял решение все-таки поддержать. Это его решение. Он проявил дальнозоркость в этом вопросе.

Знаю, что в скором времени Президент Татарстана посетит ваш центр. Это так?

— Поскольку наш центр — это его идея, то каждый год мы отчитывается перед Рустамом Нургалиевичем. В этот раз нам есть, чем поделиться.
С того момента, как у нас появилось оборудование, мы вели эксперимент по квантовой памяти, которая нужна для квантового компьютера и получили хорошие результаты. Побили рекорд по квантовой памяти в микроволновом диапазоне. Сейчас эти результаты отправляем в печать. 
А по квантовой сети есть успехи?

— Около полутора месяцев назад мы запустили квантовую сеть между четырьмя точками. В системе участвуют два здания КАИ, второе и восьмое, а еще два здания «Таттелекома». Одно на Ершова, а другое на пересечении Адоратского и Лаврентьева.
В целом сеть, по которой передается квантовый ключ, в длину около 30 км. Хочу отметить, что все происходит по оптоволокну «Таттелекома», по коммерческому волокну, а не внутри лабораторной комнаты. Все сделано в существующих сетях. 
А в чем преимущества квантовой сети?

— Сейчас мы защищаем свою информацию паролями. Но как часто мы их меняем? Например, в социальной сети или в электронном почтовом ящике? Очень редко.
Здесь же пароль меняется 100 раз в секунду, он передается между отправителем и получателем 100 раз в секунду. Стоит другому человеку попытаться включиться, этот пароль взять, так система сразу это почувствует и выключится. Вот такая степень защиты. Такое даже не снилось никому!
Важно, конечно, чтобы оборудование работало правильно, ведь как только система начинает разрабатываться, тут же думают, как ее взломать. Есть уже квантовые хакеры. Их методы ориентированы на то, чтобы обмануть прибор, но если правильно контролировать работу оборудования, то в принципе ничего невозможно взломать. Вот в чем дело. 

А что о ваших успехах думают коллеги?

— В нас вообще мало кто верил поначалу, даже профессора КАИ, когда мы сюда пришли. Недавно я встречался с нашими студентами КАИ, а презентовал это событие Виктор Гуреев, один из проректоров университета. Он мне сказал: «Знаете, три года назад я ни во что не верил. Дали деньги, люди что-то поделали. А сейчас!...». Мы же протестировали эту квантовую сеть перед профессорами КАИ, потом уже делегации к нам приходили. 

Кто еще интересовался вашей разработкой?

— Уважаемые люди. Из России и даже из-за рубежа приходили. Вы не можете себе представить, но у нас были люди из посольства Великобритании. И не кто-нибудь, а главный научный консультант министерства иностранных дел Великобритании и еще два человека.

А как они о вас узнали?

— В марте была конференция по квантовым технологиям, где я тоже читал доклад. Проходила она в Москве, в Физическом институте Академии наук. Кстати, вы знаете, что сейчас Год культуры и науки России и Великобритании? Поэтому решили организовать конференцию, где свои доклады читали российские и английские научные сотрудники по квантовым информационным технологиям. После этой конференции люди из Великобритании приехали к нам сюда. Мы в общих чертах рассказали, некоторые вещи показали. 

Вы не боитесь, что иностранные конкуренты могут что-то из ваших открытий себе присвоить? 

— Знаете, люди 16 лет создавали прибор. Чтобы украсть, нужно взять прибор, разобрать его. В нем внутри ковыряться, копаться. Мы же прибор никому не даем. Интересующиеся пришли, посмотрели, ушли. 

Но сама лаборатория — это исключительно российский проект?

— Здесь работают наши люди, но в начале к нам приезжал и помогал делать установку человек, который защищал диссертацию во Франции, потом в Швеции. Он сам из Ирана, а сейчас работает в Канаде. Еще общаемся с человеком, который работает в Австралии, а до этого был в США. 

Выходит, наука сближает?

— Ну да, люди же хотят сделать мир лучше. Понимаете, ученые — люди особенные, у нас свои интересы.


А в Казани есть хорошие специалисты, которые могут включиться в ваш проект?

— Очень серьезный вопрос. Мы об этом сами задумываемся. Вообще нам нужно, чтобы в лаборатории работало около 15 человек. Сейчас над проектом трудятся пять человек, так что 10 сильных людей нам надо, 10 гераклов.

Где же их взять?

— Будем искать. Есть люди, но непросто найти. Потому что абы кто не сможет конкурировать с лучшими мира сего. Если мы будем проект поднимать, двигать квантовую сеть дальше, нам нужно создавать более мощную команду. Мы когда пришли, нас вообще было 2 человека. Сейчас во всем центре трудятся 29 человек, у нас все работают с радостью. Тут никто никого цепью не приковывает. Потому что каждый из сотрудников, кто что-то сделал, он видит свою фамилию в конечном продукте, и понимает, что причастен к большому делу. Вот что важно. Я каждому говорю, что нужно ценить человека, который заинтересован в успехе. И никто из них, я думаю, не скажет, что это не правда. 

А в каком институте в Казани готовят специалистов, которые могут пойти работать в Центре?

— Мы и сами хотим готовить, правда это потребует времени, но мы открываем магистратуру при Центре. С 1 сентября. Нам нужно 10 человек принять на курс.

Комментарии








© 2017 «События»
Сетевое издание «События» зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 18 апреля 2014 г. Свидетельство
о регистрации Эл № ФС77-57762 Создано при поддержке Республиканского агентства по печати и массовым
коммуникациям РТ. Настоящий ресурс может содержать материалы 16+