Правители Казани: Сафа-Гирей

22 Августа 2017

Прочитано: 1559 раз

Фото: картины художника Равиля Загидуллина
Автор материала: Сергей Гаврилов
Корреспондент «Татар-информ» продолжает знакомить читателей с фрагментами своей книги о правителях Казанского ханства, которая в полном виде скоро выйдет в Таткнигоиздате.

САФА-ГИРЕЙ. Варианты имени: Сафа-Кирей, Асафа-Кирей, Сава-Кирей, Сава-Гирей, Сыфа-Кирей.

Продолжателем крымской династии в Казани стал 13-летний племянник Сахиб-Гирея Сафа-Гирей, сын Фатх-Гирея. Сафа-Гирею суждено будет принести столько хлопот московскому государству, что его в этом плане трудно сравнивать с кем-либо из его предшественников. Конечно, в годы своего первого правления в Казани юный хан был лишь пешкой в руках казанской знати и крымских посланников. Но, так или иначе, номинально именно Сафа-Гирей в сентябре 1524 г. возглавил борьбу казанцев с Москвой. Неудачные действия русских воевод под Казанью закончились подписанием мира, которым Василий III де-факто признал Сафа-Гирея казанским ханом. Прежние вассальные отношения ханства в отношениях с Москвой ушли в прошлое. Напряжение на границах соседей стало возрастать.

Но постепенно Казань и Москва наладили дипломатический обмен. В Москве осенью 1525 г. и в марте 1527 г. побывали казанские послы, причем осенью 1525 Василий Ш был вынужден признать Сафа-Гирея казанским ханом уже де-юре. Казанское правительство вело сложную дипломатическую игру, преследуя собственные интересы, в то время как Василий III, по горло занятый литовскими делами, всячески поддерживал посольский обмен с Казанью. Осенью 1528 г. очередная дипмиссия из Казани заявила в Москве о желании Сафа-Гирея «исправитися и правду дати». Действительно, в Казани Сафа-Гирей в присутствии русского посла А.Ф.Пильемова присягнул «на шертной записи», привезенной казанскими послами из Москвы. В этих «записях» Василия III что-то не устроило, и он послал на Волгу нового боярина – князя И.Ф.Палецкого с тем, чтобы Сафа-Гирей «во всех делех по шертной грамоте исправил».

Палецкий до Казани не доехал, так как там хан, отбросив условности «нечесть и срамоту учинил великую» Пильемову. Судя по всему, на столь радикальный шаг казанский хан пошел не без поддержки Крыма – иначе риск был бы слишком велик. Более того, в военных действиях летом 1530 г. на стороне Казани участвовали ногаи мурзы Мамая, чья дочь была женой Сафа-Гирея, и астраханские отряды. То есть налицо широкомасштабная дипломатическая подготовка антирусской коалиции.

По Никоновской, Воскресенской и Львовской летописям Сафа-Гирей после неудачной для него стычки с русскими у стен Казани в июле 1530 г. заперся в городе. По Вологодско-Пермской летописи Сафа-Гирей «выбежал из Казани к Арскому городку» и за ним тут же устремилась погоня. В соответствии с версией «Казанской истории», которой следует Татищев, после поражения под стенами города хан вместе с 3 тыс. крымцев пробился через русские порядки и, меняя «удачных» коней, ушел в Крым «с царицами своими», «язвен ранами многими, а Казань пусту оставив». Если верить «Казанской истории», Сафа-Гирей пробыл в Крыму «лето и шесть месяцев», что маловероятно, поскольку в ноябре 1530 г. в Москву прибыли казанские послы от имени Сафа-Гирея.

Записи Никоновской, Львовской, Воскресенской летописей о русско-казанских переговорах зимой 1530 – весной 1531 г. уникальны по своему богатству и напоминают настоящие дипломатические протоколы, наверняка данные записи базируются на несохранившихся казанских посольских книгах, упоминание о которых в архиве Посольского приказа есть.


В конце 1530г. Василий III по ходатайству казанских делегатов «пожаловал» Сафа-Гирея, «братом и сыном себе учинил», «чтоб кровопролитиа не было» впредь. Однако в марте 1531 г. посол Василия Ш И.В.Полев, прибывший в Казань в январе 1531 г., сообщил, что Сафа-Гирей не подписал договора с Москвой и не вернул, как договаривались ранее, трофейные русские пищали, захваченные казанцами летом 1530 года в Казани. Хан потребовал от великого князя прислать в Казань «болшого посла», не удовлетворившись рангом Полева. Впоследствии Сафа-Гирей пояснил, что до него дошла информация о подготовке Василием III нового похода на Казань. 

В ходе откровенного разговора великого князя с казанскими послами выяснилось, что Сафа-Гирей «на Казани не надобет», так как не держит своего слова, целиком доверяется крымцам и ногаям, напрочь игнорируя интересы большинства казанцев. Послы Сафа-Гирея предложили самому Василию III решить судьбу их хана: «тому ли быти царем на Казани, или иного государя пожалует на Казань пошлет». Судьба Сафа-Гирея была решена: «...а царю Казанскому служити не хотим».

При поддержке Москвы казанская знать, недовольная крымским засильем, свергла Сафа-Гирея в конце апреля – начале мая 1531 г. В Москве об этом узнали 17 мая 1531 г. Сафа-Гирей намеревался нарушить мир с соседями и хотел убить русского посла Полева, «а великому князю недругом ся учинити». Именно в этот критический момент в Казань пришла грамота, адресованная ханше Гаухаршад («Ковгоршад», сестра Мухаммед-Амина) и другим лидерам оппозиции. Повлиял ли посыл великого князя к казанской оппозиции или нет, нам уже не узнать, хотя, по летописям, так и получилось.

Вскоре население города «и все люди Казанскые земли совокупишася во едино место» не позволили Сафа-Гирею убить русского посла, а самого хана «по великого князя наказу ис Казани выслали». Свергнутый хан вместе с женой был отправлен к ногаям, к своему тестю мурзе Мамаю. 19 мая в Москву прибыло казанское посольство от руководителей заговора, речь пошла о кандидатуре на престол. Преемником Сафа-Гирея стал Джан-Али.

В следующем очерке речь пойдет о хане Джан-Али и вторичном пришествии на казанский престол Сафа-Гирея.

Комментарии








© 2017 «События»
Сетевое издание «События» зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 18 апреля 2014 г. Свидетельство
о регистрации Эл № ФС77-57762 Создано при поддержке Республиканского агентства по печати и массовым
коммуникациям РТ. Настоящий ресурс может содержать материалы 16+