Правители Казани: Джан-Али и второе правление Сафа-Гирея

29 Августа 2017

Прочитано: 740 раз

Фото: картины художника Равиля Загидуллина
Автор материала: Сергей Гаврилов
Корреспондент «Татар-информ» продолжает знакомить читателей с фрагментами своей книги о правителях Казанского ханства, которая в полном виде скоро выйдет в Таткнигоиздате.

ДЖАН-АЛИ. Варианты имени: Анеалей, Анолей, Ян-Алей, Еналей, Ен Алей, Аналей, Яналей, Яналий, Мамалай, Зелендей, Зиндовей, Янай. 

Юный Джан-Али, по «Казанской истории» ему в тот момент было 15 лет, был родным братом Шах-Али, сыном Шейх-Аулияра и также, как брат, в роли служилого хана с детства состоял на русской службе. В 1521 и 1528 гг. он упоминается в разрядных книгах в качестве городецкого, т.е касимовского. Именно этого юношу из враждебной Крыму династии и попросила казанская знать, недовольная креном Сафа-Гирея в сторону юга, к себе ханом. Все логично – молодого парня нетрудно вовлечь в свою веру. Василия III все устроило, и он дал добро. Из Касимова через Васильсурск Джан-Али отправился в Казань.

Церемония коронации Джан-Али на казанский престол состоялась 29 июля 1531 г., руководили процессом московские послы Я.Г.Морозов и дьяк А.Курицын. В Москве об этом узнали 14 июля. Новый хан сразу установил дипломатический мост с Москвой. В июле-августе 1531 г. в Москву прибыли послы Джан-Али, в ноябре 1532 из Казани вернулись А.Курицын и Я.Г.Поплевин, сообщившие о присяге Джан-Али и остальных казанцев на шертных грамотах, доставленных ими Василию III. 22 февраля 1533 г. в Москве принимали очередного посла из Казани, который от имени хана, ханши Гаухаршад – именно она реально возглавляла казанское правительство при юном хане, просил великого князя отменить свое распоряжение. Выяснилось, что в декабре 1532 г. Василий III намеревался разоружить беспокойного соседа, изъять из Казани пищали (видимо, те русские трофеи, что не вернул Сафа-Гирей). 

Аргументация посла Джан-Али была предельно проста: «занеже государеве земле Казанской другов много, а недрузи есть же». 6 марта 1533 г. казанский посол Агиш увез домой грамоту великого князя с его «жалованием» – разрешением оставить огнестрельное оружие.

6 июля 1533 г. в Москву приехала очередная многочисленная делегация из Казани, информировавшая Василия III о предмете их миссии, что дает некоторые основания провести параллель между статусом Джан-Али и Мухаммед-Амина в 1487-1496 гг., то есть вассальных отношениях. 17-летний хан просил разрешения взять в жены дочь ногайского мурзы Юсуфа Суюм-бику «того ради, чтобы земля Казанская в упокое была...». Василий III не стал возражать продолжению традиционных династийных связей казанских ханов с ногаями.

О воцарении Ивана IV Джан-Али был информирован в январе 1534 г. специальным посольством из Москвы. Весной 1534 г. казанская делегация после продолжительных переговоров заключила договор с новым московским правительством на прежних условиях. А как-то, Иван IV «пожаловал царя /Джан-Али/ с собою в единачестве учинил и братом его собе назвал» в обмен на традиционные заверения казанцев об их преданности союзу с Москвой. Посольство Джан-Али было отпущено из Москвы 14 июля 1534 г. Вместе с ними руководить присягой казанцев новому великому князю был направлен «болшей посол» князь Ф.И. Беззубцев (вариант – 14 июня). Видимо, летом 1534 г. в Казани не без волнения ожидали реакцию Москвы на сообщение с берегов Казанки о том, что в июле 1534 г. «Федора /Беззубцева, посла Москвы/ в Казани не стало, и привезоша его на Москву». Надо полагать, посол Ивана IV умер естественной смертью, иначе летописи непременно сообщили бы об убийстве московского представителя.

Осенью 1535 г. победу в Казани одержала «восточная партия». Переворот произошел, как потом выяснилось, 25 сентября 1535 г. (вариант 25 ноября). 27 сентября 1535 г. от русского посла в Крыму пришла тревожная информация: «Сафа-Кирей солтан ис Крыму вышел, а тово ведома нет, куда пошел, а говорят в Крыму, что Сафа Кирей пошел в Казань по присылке Казанских князей». «Еже и бысть тако», добавляет летописец.

Из самой Казани информация пришла в октябре 1535 г. Дворянин из посольства Беззубцева рассказал о том, что заговор возглавили ханша Гаухаршад и князь Булат. Джан-Али выслали из Казани в «Ички Казань», то есть Старую Казань, где он по приказу заговорщиков был убит 25 сентября.

«Казанская история» характеризовала Джан-Али так – «тихий, прекрасный», и что хана «убиша без вины... в полате спяща, яко юнца при яслех, яко зверя в тенете готова изымана». Летописный вариант, думается, более достоверен. Вновь Гирей воцарился в Казани. 


САФА-ГИРЕЙ (вторично) 

Вернувшись в Казань, Сафа-Гирей продолжил свой прежний курс. В ноябре 1535 г. в Казань вернулась и его жена, дочь ногайского мурзы Мамая. Набеги казанцев на Верхнее Поволжье начались в декабре 1535 и продолжались в 1536-1537 гг. В то же время правительство Елены Глинской (мать Ивана Грозного, регентша в его малолетстве) не сумело или не сочло нужным поддержать антикрымскую оппозицию в Казани, число сторонников которой достигало 500 человек и чьи посланцы еще в октябре 1535 г. предложили свои услуги Москве через касимовских татар. Свержение Сафа-Гирея они обуславливали возвращением из опалы Шах-Али, что в итоге и случилось в декабре 1535 г.

В начале 1537 г. в Москве появилась информация о подготовке Сафа-Гиреем крупного похода на Костромские и Галичские места в союзе с другими «ордами». Были контакты у Казани и с Литвой («И был королев человек в Казани, а шел на Крым», из памяти русскому послу в Литву от 23 декабря 1537г. Есть и письмо Сафа-Гирея польскому королю и литовскому великому князю Сигизмунду 1, опубликовано в «Гасырлар авазы/ Эхо веков. Казань, 1997, № 1\2, с.26-38. Дата между летом 1539 и 1544, см. И.В.Зайцев. Астраханское ханство. М. 2004, с.136). Узнав об организации обороны русскими воеводами в этих областях, Сафа-Гирей лично возглавил войско и 15 января 1537 г. «яко же змий вынырнул из хврастия», внезапно напав на Муром, захватил много пленных, хотя и «поиде царь в Казань мимо Новгорода Нижнего со срамом». Что касается Крыма, то 24 ноября 1537 г. и 28 января 1538 г. в Москве были получены грамоты крымского хана Сахиб-Гирея, бывшего некогда в Казани. Этот хан потребовал от русского правительства не воевать с Казанью и «помириться» с Сафа-Гиреем, угрожая в противном случае стать «недругом» Москве. В итоге в январе 1538 г. боярское правительство отказалось от запланированной на весну посылки рати на Казань. 10 марта 1538 г. в Москву прибыл посол Сафа-Гирея Усеин-сеит с грамотой хана, в которой содержалось предложение заключить мир.

Ответный ход Москва сделала 8 апреля 1538 г., отпустив вместе с Усеин-сеитом Ю.Г.Свиньина, подтвердившего мирные намерения великого князя. Завязался оживленный дипломатический обмен. 1 сентября 1538 г. Сахиб-Гирей в своем послании вновь потребовал заключить мирный договор с Казанью.

Сам казанский хан, продолжая вести сложный дипломатический обмен, не препятствовал набегам своих подданных на русские земли. Явно стремясь затянуть переговоры, хан в начале февраля 1538 г. потребовал от Москвы прислать в Казань «своих болших послов добрых людей лучши Игнатья Яхонтова». Оживленная дискуссия о рангах дипломатических представителей велась вплоть до сентября 1539 г., когда в Казань были посланы охранные («опасные») грамоты для «болших» казанских послов, которых Сафа-Гирей так и не прислал, ссылаясь на готовящийся, по его информации, русский поход на Казань. Именно поэтому «он того ради не послал болших своих послов». 

Срыв переговоров привел к новому обострению ситуации на московско-казанской границе. «А все прислал царь Казанской, увидев за грех за наш нестроения на Москве и воевали Казанцы в те годы по украинам государя нашего, никым возбраняеми, и много християнства погубиша, и грады пусты сотвориша» – так летописец охарактеризовал ситуацию во время боярского правления при малолетнем Иване IV.

Тем временем Сафа-Гирей лично возглавил поход на Муром в декабре 1540 г. (1.26 с.455). Следующий этап московско-казанских переговоров начался в марте 1542 г., когда с мирными предложениями к русскому правительству обратилась ханша Гаухаршад. Сам же казанский хан прислал свою грамоту 26 июня 1542 г. 14 июля 1542 г. казанский посол был отпущен назад вместе с русским гонцом, который вновь предложил Сафа-Гирею прислать в Москву «болших послов». Переговоры шли до ноября 1542г., после чего, видимо, прекратились. В 1545 г. состоялся крупный русский поход на Казань, в итоге нападавшие ограничились тем, что «пожьгли кабакы царевы», а сама экспедиция была признана успешной. «И оттоле начаша рознь быти в Казани: царь почал на князей неверку дрежати... вы де приводили воевод великого князя... и учал их убивати. И они поехали многие ис Казани к великому князю, а иные по иным землям».

В июле 1545г. недовольные Сафа-Гиреем феодалы напрямую предложили Ивану IV послать новую рать на Казань, а они в лице их послов князей Кадыша и Чюры Нарыкова, приехавших в Москву 29 июля 1545 г., брали на себя нейтрализацию крымцев в Казани, предлагая даже выдать Сафа-Гирея в Москву. Правительство Ивана IV, разумеется, одобрило этот план и послало в Казань грамоту со своим «жалованием», полностью приняв условия заговорщиков. Переворот в Казани произошел в конце декабря 1545 или в начале января 1546 г. Сафа-Гирей во второй раз был свергнут с казанского престола, но на этот раз ненадолго.

В следующем очерке речь пойдет о втором появлении на казанском троне хана Шах-Али.

Комментарии








© 2017 «События»
Сетевое издание «События» зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 18 апреля 2014 г. Свидетельство
о регистрации Эл № ФС77-57762 Создано при поддержке Республиканского агентства по печати и массовым
коммуникациям РТ. Настоящий ресурс может содержать материалы 16+