Ханы Мухаммед-Амин и Мамук: история правителей Казани

25 Июля 2017

Прочитано: 1292 раза

Фото: Халиков Ф. Г. «Солнечным мартовским днем в Казани. IV» (1996). Холст, масло. (Из собрания галереи «Хазинэ» ГМИИ РТ, фотогалерея ART16.ru).
Автор материала: Сергей Гаврилов
Корреспондент «Татар-информ» продолжает знакомить читателей с фрагментами своей книги о правителях Казанского ханства, которая скоро выйдет в Таткнигоиздате. Напомним, что в предыдущей части цикла речь шла о ханах Халиле, Ибрагиме и Ильгаме.
МУХАММЕД-АМИН, первое правление (русские варианты имени – Магмед, Меагамед, Маагемет, Магамед, Магмедеминь, Ахмет Аминь, Махмедимин, Махтяминь, Махмет Амин, Магмедилим, Мегдеминь, Махмет Яминь, Магомет-Аминь, Магмет-Аминь, Магмед-Емин, Магмед-Иминь, Ахмет-Аминь, Амаагмед-Аминь, Агмед-Аминь, Магметелей, Магметемин, Маагмед Аминь, Махтямин, Махмед Емен, Махмед Емин)

Мухаммед-Амин, сын Ибрагима и Нур-Султан, старший брат Абдул-Латифа, стал ханом 9 июля 1487 года, если не считать возможного кратковременного пребывания на отцовском престоле в 1485–1486 года. Факт получения прав на ханство из рук и по «наказу» великого князя, которого юный хан был вынужден назвать «отцем», то есть признать свое подчиненное положение, бесспорен. Налицо оформление вассальной зависимости Мухаммед-Амина от Ивана III.

Новый хан стал посредником в русско-ногайских отношениях. Иван III всячески поддерживал дружественные контакты ногаев с Казанью и во многом способствовал установлению брачных связей Мухаммед-Амина с ногайскими мурзами. В конце 1490 года Мухамед-Амин женился на Фатиме, дочери ногайского мурзы Мусы, а чуть позже, примерно в конце 1491-го – начале 1492 года сестра казанского хана вышла замуж за ногайского мурзу Бикича. Причем в случае с сестрой Мухаммед-Амина Иван III прямо диктовал свою волю казанскому хану: «...а без моего бы еси ведома своей сестры не давал». Мухаммед-Амин исправно выполнял поручения великого князя по дипломатической разведке среди ногаев, обеспечивал безопасность их послов, едущих в Москву через земли ханства. Также ему приходилось иметь в виду московскую таможенную политику: «И ты бы в Казани и во всей своей земле заповедал всем своим людем, чтобы из Казани через Мордву и через Черемису (марийцев) на Муром и на Мещеру не ездил никто, а ездили бы ис Казани все Волгою на Нижний на Новгород».



Не оставался в стороне новый казанский хан и от военных планов Ивана III. Уже осенью 1487-го великий князь сообщал в Крым о намерении «воевать» Орду, добавив: «Да казанскому царю Махмет-Аминю пошлю; чтобы свою рать послал». Ногаи помешали в этот раз Мухаммед-Амину послать свои отряды по требованию Москвы. В 1489-м отряд казанцев в составе 700 человек с князем Ураком во главе действовал вместе с русскими войсками против Вятки. Казанская рать под командованием Абаш-Улана и Бураш-Сеита весной 1491 года приняла участие в походе русских на Большую Орду. Иван III «велел послати» Мухаммед-Амину своих людей, и хан выполнил требование великого князя. Добавим, что переписка хана с Крымом велась через Москву – Иван III контролировал и эти связи Казани, начало которым положил брак Нур-Султан с крымским ханом Менгли-Гиреем, состоявшийся, очевидно, не позднее зимы 1487–1488 годов, так как в марте 1488-го Иван III поздравил ее c новым браком.

Прекрасно понимая значение своего младшего брата Абдул-Латифа в качестве реального претендента на казанский престол, осенью 1493 года Мухаммед-Амин наотрез отказался принять брата в Казани, когда тот уже находился на русской службе. Но угроза ждала Мухаммед-Амина с другой стороны. Тюменский («Шибанский») хан Ивак умер в начале 90-х годов ХV века, его место занял Мамук, его брат. Если принять во внимание заявления Ивака о том, что казанский хан Ильгам был его братом, получается, что Мамук имел вполне законные права на казанский престол. Казанская оппозиция Мухаммед-Амину не могла быть удовлетворена вассалитетом ханства, и ее взоры не мог не привлечь сибирский правитель, на которого она и сделала ставку.

В мае 1496 года в Москве узнали о том, что на Казань идет Мамук Шибанский «со многими силами» и что в Казани заговорщики против Мухаммед-Амина во главе с князем Кель-Ахмедом («Калиметом») «чинят измену». Из Москвы поспешили прислать на помощь казанскому хану войско. Мамук, узнав об этом от казанских союзников, «возвратись во свояси». Русская рать простояла под Казанью все лето, вплоть до 1 сентября 1496-го, когда «уж бо не чаа прихода Мамукова». Успокоенный Мухаммед-Амин отпустил московских воевод, но торонники Мамука только этого и ждали. 10 сентября 1496 года «по слову с казанскими князи» сибирский претендент «согнал с Казани» Мухаммед-Амина, которому пришлось бежать к Ивану III с женой и верными людьми, «блюдяся измены от своих князей». В Москве Мухаммед-Амин появился в ноябре 1496-го (варианты – зимой или летом). В Казани же засел Мамук. 

МАМУК (русские варианты имени – Мамак, Манук)

Тюменский хан Мамук происходил из рода потомков Шейбана, четвертого сына Джучи и младшего брата Батыя. Сам он приходился братом Иваку. С учетом утверждений Ивака, что казанский хан Ильгам был его братом, выходит, что Мамук мог претендовать на казанский престол. Казанская знать, недовольная русским протекторатом, пригласила Мамука в Казань, которой он овладел 10 сентября 1496 года  при содействии казанских князей практически без боя, «понеже не бысть ему сопротивника». Как вскоре выяснилось, местные вельможи сделали неудачный выбор. Почувствовали они это довольно быстро.



Сразу после взятия Казани Мамук упрятал в тюрьму – «изымал» – главарей казанской оппозиции Мухаммед-Амину: князей Кель-Ахмеда, Урака, Садыря и Агиша. После этого сибирский хан ограбил казанских купцов и горожан. И лишь здесь Мамук понял, что дал маху. «Не во мнозе времени» он освободил арестованных князей, чтобы отправиться с ними на город Арск, чьи жители не признали нового хана. У стен Арска Мамук получил жестокий отпор, следствием которого стал отъезд в столицу ханства казанских князей, которые укрепили город и не пустили туда Мамука.

По достоинству оценив кандидатуру шибанского хана, казанская знать была вынуждена обратиться в Москву. Иван III удовлетворил просьбу казанских послов и пообещал направить в Казань Абдул-Латифа, младшего брата Мухаммед-Амина. Узнав о решении великого князя, Мамук «поиде от Казани во свояси» и умер по дороге домой. 

Думается, все эти события происходили в конце 1496 года, так как в ноябре 1496-го Иван III, приняв в Москве Мухаммед-Амина, приказал готовить поход на Казань весной 1497-го к ледоходу («к крою»), причем для этого великий князь «из свейского (шведского) походу воевод убавил». Этот поход на Казань, видимо, не состоялся, так как ни один известный нам летописный свод не упоминает о нем, говоря лишь о русском посольстве, сопровождавшем Абдул-Латифа весной 1497 года в Казань, – если принимать во внимание только разряд снаряжавшейся рати по официальной редакции разрядной книги. По другой редакции, поход состоялся, но его состав почти целиком совпадает с упомянутым разрядом. Скорее всего, здесь имеется ошибка. Если Иван III не послал войско вместе с Адбул-Латифом, значит, воевать было уже не с кем. Попытка сибирского хана утвердиться на казанском престоле потерпела неудачу.

В следующем очерке речь пойдет о хане Абдул-Латифе. 

Комментарии








© 2017 «События»
Сетевое издание «События» зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 18 апреля 2014 г. Свидетельство
о регистрации Эл № ФС77-57762 Создано при поддержке Республиканского агентства по печати и массовым
коммуникациям РТ. Настоящий ресурс может содержать материалы 16+