Ханы Халил, Ибрагим и Ильгам: история правителей Казани

18 Июля 2017

Прочитано: 972 раза

Фото: Халиков Ф. Г. «Кремль во время Казанского ханства» (2002). Металл, холст, масло. (Из собрания галереи «Хазинэ» ГМИИ РТ, фотогалерея ART16.ru).
Автор материала: Сергей Гаврилов
Корреспондент «Татар-информ» продолжает знакомить читателей с фрагментами своей книги о правителях Казанского ханства, которая скоро выйдет в Таткнигоиздате.
Напомним, в первой части цикла речь шла о ханах Улуг-Мухаммеде и Махмуде.

ХАЛИЛ

О преемнике Махмуда на казанском троне – его сыне Халиле известно практически лишь одно имя и факт его наследования отцу. «У Момотяка Царя дети: Халиль царь, Ибрагим царь», – отмечает «Бархатная книга». Имя царя «Хелеалека» упоминается у немецкого дипломата ХVI века Сигизмунда Герберштейна в «Записках о Московии», который называет его отцом Ильгама («Алехама»). Есть имя Халила и в летописном отрывке «О родословии Чингиз-хана». Вот и все, что достоверно известно исследователям о Халиле. Впрочем, в работах князя Михаила Щербатова и Михаила Бережкова цитируется европейский историк середины ХVI века Александр Гваньини. Он утверждал, что Нур-Султан, жена ханов Халила и Ибрагима, выходила за них замуж с ведома и по приказу великого князя Московского Ивана III в 1462 и 1467 годах. Щербатов и Бережков без оговорок соглашаются с сообщением Гваньини. Нам такой ход событий представляется маловероятным ввиду полного отсутствия информации в русских источниках о связях молодого Ивана III с Большой Ордой, откуда была родом Нур-Султан. Известно лишь об агрессивных устремлениях ханов этой орды, направленных на русские земли. Трудно предположить какую-либо выгоду великого князя от этих брачных союзов Нур-Султан.


ИБРАГИМ (русские варианты имени – Ибреим, Абраим, Абреим, Обреим, Обряим, Абраагим, Обрягим, Обрегим, Аляхим)

Ибрагим, младший брат Халила и сын Махмуда, получил престол после смерти брата. Когда это произошло, в точности не известно. Скорее всего, не позднее лета 1467 годом, когда оппозиционно настроенные к Ибрагиму казанские феодалы связались с Касимом, московским служилым царевичем. Осенью 1467-го Ибрагим сумел отбить поход претендента на казанский трон Касима, поддержанного Иваном III. К слову, Касим, брат Махмуда, приходился Ибрагиму родным дядей. Так началась кровопролитная война ханства с Русским государством 1467–1469 годов, в ходе которой борьба велась с большим ожесточением и с переменным успехом. В конечном итоге в сентябре 1469-го Ибрагим был вынужден заключить мир с московскими воеводами «на всю своем воли и как надобе брату его великому князю» и обязался освободить все русских пленных за 40 лет. По некоторым данным, в 1478 году Ибрагим лично возглавил поход на Вятку, надеясь на занятость Ивана III новгородскими делами. Но никаких лавров эта операция хану не принесла. После ответного похода русских в июне 1478-го Ибрагим запросил мира. Договор был подписан, как и в 1469 году, «якож угодно великому князю». Видимо, вскоре после этого Ибрагим умер, так как его имя исчезает со страниц летописей.


ИЛЬГАМ (русские варианты имени – Легам, Алегам, Алехам, Олехам)

Новым казанским ханом стал сын Ибрагима от первой жены Фатимы-Султан (Батмассы-Султан по Гербершейну). Ильгам впервые упоминается в казанской посольской книге за 1482 год, отрывок которой сохранился в разрядных книгах (разрядные книги – это документальная роспись назначений воевод по полкам). При перечислении русских воевод, стоявших в Нижнем Новгороде, разряд поясняет, что их цель «беречь от Алегама царя». Именно 1482 год стал временем усиленного дипломатического обмена Москвы с Казанью, в результате которого летом был заключен мир. Не зная условий этого договора, нелишне будет вспомнить упоминание Ильгама в числе первых казанских ханов, которых Иван III якобы сажал на казанский трон «из своих рук» (об этом говорится в протоколах русско-польских переговоров в первой четверти XVI века). Однако этому противоречит отсутствие подобной информации в русских летописях вплоть до 1487 года.

Свидетельства разрядной книги древнейшей редакции за 1484–1487 годы вносят невероятную путаницу в вопрос о порядке и деталях смены ханов в Казани в эти годы. Итак, по разрядной книге официальной редакции в 1485 (6993 от сотворения мира) году Иван III послал на Казань «на Алегама цря цревича Магмедеминя» с войском, в результате чего «Алегам збежал, а на Казани сел Магмедемин». В 1486 (6994) году великий князь Московский вновь послал рать в Казань уже по просьбе Мухаммед-Амина, который хотел выдать Ивану Ш своего брата (Ильгама), на что «князи казанские воли ему не дали, хотели Магмедемина самого убить, и Магмедемин ушел к великого князя воеводам...» После этого казанским феодалам пришлось «бить челом» Мухаммед-Амину, тут же вернувшемуся на царство.

И, наконец, разряд похода на Казань 1487 (6995) года. Эта экспедиция была вызвана тем, что Мухаммед-Амин оказался изгнан из Казани Ильгамом, который «пришед из Нагаи по слову с казанцы». А теперь возьмем разряды за те же годы из другой редакции разрядной книги. Под 1484 (6992) годом там приведен разряд похода на Казань, который почти полностью совпадает с разрядом похода 1487 года, закончившегося так же, как и этот. «И воеводы тогды Козань взяли и царя Олехама изымали, а Магмед-Аминя царя в Козань на царство посадили по великого князя наказу». Следующий разряд 1485 (6993) года практически совпадает с вышеупомянутым из разрядной книги древнейшей редакции. Различие одно: на Казань с русской ратью двинулся Ильгам («Алегам»), после чего из Казани сбежал Мухаммед-Аминь. То есть, все наоборот. На наш взгляд, это простая описка. События 1486 (6994) года, согласно этой редакции, тоже мало чем отличаются от первого варианта. В Казань «для бережения» Мухаммед-Амина Иван III шлет своих воевод. Мухаммед-Амин хочет выдать своего брата в Москву, казанцы ему препятствуют и грозятся его убить. Он бежит к русским воеводам, далее следуют челобитная казанцев в Москву и возвращение Мухаммед-Амина в Казань. 

Разряд похода 1487 (6995) года также ничем существенным не отличается от вышеупомянутых. В целом, по нашему мнению, получается, что в 1485-м Мухаммед-Амин занимает казанский престол вместо Ильгама, а в 1487-м на престоле вновь Ильгам, которого на этот раз окончательно свергают воеводы Ивана III. Ханом по «наказу» великого князя становится вновь Мухаммед-Амин. Огорчительно, что русские летописи ничего не говорят о походах на Казань в 1485–1486 ггодах (датировка Софийской II летописью взятия Казани 1485 годом, Новгородской II – 1486-м, Псковской II – 1485-м явно ошибочна), что может служить подтверждением нашего вывода о путанице в разрядных книгах. К такому же мнению пришел и авторитетный специалист по военной истории России ХV века Юрий Алексеев: «Полное совпадение списков воевод в известии за 1484 и 1487 гг. свидетельствует, что составитель Разрядной книги известие о походе воевод на Казань поместил дважды: под 1484 и 1487 гг.» (Ю. Г. Алексеев. Походы русских войск при Иване Ш – СПб: 2007, с. 283).

С другой стороны, в Львовской летописи под 1486 годом, Софийской II и Ермолинской летописях под 1485-м есть очень важная запись, дающая любопытную информацию об этих бурных для Казани годах. В Москву приезжает «царевичь, Казаньского царя сын, а Темирев внук еще бе мал к великому князю». «И князь же великий прият его», – добавляют источники. Темирев внук – это сын Нур-Султан и Ибрагима, внук ордынского бека Тимура по матери, то есть Мухаммед-Амин. И сразу после этого в летописях следует информация о посольстве из Казани в Москву за этим «царевичем». Казанские послы объяснили, что в Казани их царевич, «меншицын сын», – то есть, сын хана от младшей жены (очевидно, это Ильгам), узнав об отъезде в Москву Мухаммед-Амина, решил «перетеряти» (наказать) инициаторов этой затеи, вынудив их бежать из города. И далее идет рассказ о походе на Казань летом 1487 года.


По нашему мнению, приезд Мухаммед-Амина из Казани в Москву и делегации к Ивану III за ним нужно датировать именно 1487 годом, поскольку взятие Казани, состоявшееся в июле 1487-го, эти летописи относят к тому году, под которым они описывают появление в Москве Мухаммед-Амина. Подтверждает сведения Львовской и Софийской II летописей сообщение Устюжского и Архангелогородского летописцев под 1486 годом: «Того же лета ис Казани прибегл к великому князю царь Махмет от брата своего от царя Алехама, добил челом великому князю, назвал его отцем, а просил у него силы на брата своего. И князь великий силу порек дати».

Плененный 9 июля 1487 года Ильгам с женой Каракуш, дочерью ногайского мурзы Ямгурчи (В. Трепавлов. История Ногайской орды – М: 2002, с. 136), матерью и братьями был отправлен в заточение (см. версию Герберштейна). Хан с супругой угодил в Вологду, мать Фатима и братья (Мелик-Тагир и Худай-Кул, по мнению Владимира Вельяминова-Зернова) были отправлены зимой 1487–1488 годов на Белоозеро. На Руси и окончили свой век Ильгам, его мать и брат Мелик-Тагир. Но когда это случилось, нам неизвестно. Мы знаем лишь, что летом 1490-го Ильгам еще был жив. Сразу после пленения Ильгама русскими тюменский хан Ивак настоятельно стал требовать от Ивана III освободить Ильгама, заявляя, что они с Ильгамом «оба одного отца дети». О том же просили великого князя и ногайские мурзы. И осенью 1490-го Иван III решил пойти навстречу соседям: «И мы царя деля (то есть ради Ивака) и мырз деля Алегама царя жалуем, дрежем его не в неволе».

В следующем нашем очерке речь пойдет о ханах Мухаммед-Амине и Мамуке.

Комментарии








© 2017 «События»
Сетевое издание «События» зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 18 апреля 2014 г. Свидетельство
о регистрации Эл № ФС77-57762 Создано при поддержке Республиканского агентства по печати и массовым
коммуникациям РТ. Настоящий ресурс может содержать материалы 16+