Хан Абдул-Латиф: история правителей Казани

3 Августа 2017

Прочитано: 821 раз

Автор материала: Сергей Гаврилов
Корреспондент «Татар-информ» продолжает знакомить читателей с фрагментами своей книги о правителях Казанского ханства, которая в полном виде скоро выйдет в Таткнигоиздате.

Напомним, что в предыдущей части цикла речь шла о первом правлении хана Мухаммед-Амине и Мамуке

АБДУЛ-ЛАТИФ. Русские варианты имени: Абдеилтиф, Абдыл-Летиф, Аблетиф, Абделетиф, Абдых Летивф, Обдыл-Летиф, Обдыл-Лефит, Абдел-Летиф, Абды Летиф, Абды Литиф, Абы-Летиф, Абдеил-Летиф, Абдеилл-Летиф, Абдыл Лептий. 

Преемником Мухаммед-Амина стал его младший брат Абдул-Латиф, сын Ибрагима и Нур-Султан, родившийся в Казани около 1475 г. и вместе с матерью уехавший в Крым в 1485 г., когда крымский хан Менгли-Гирей женился на Нур-Султан. Дальнейшие события дают нам повод предположить, что уже с этого момента Иван III не терял из поля зрения младшего сына Нур-Султан. В марте 1492 г. великий князь в письме к Нур-Султан как бы между прочим интересуется, не хочет ли Абдул-Латиф приехать в Казань или в другой город, обещая свое содействие. Мухаммед-Аминь первоначально был готов принять у себя в Казани брата. Наконец 1 января 1493 г. Абдул-Латиф прибыл в Москву по просьбе матери (вариант –11 января), где, обласканный Иваном III, получил в удел Звенигород. Сообразив, чем ему грозит появление родного брата в Казани, Мухаммед-Амин осенью 1493 г. наотрез отказался принять Абдул-Латифа в Казани «чтоб от лихих людей межи их с братом лихое дело не учинилося и чтоб наше бы братство не попорушилось». «Лихие» казанские люди все же лишили Мухаммед-Амина ханского престола, и он был вынужден бежать в Москву. Ставленник оппозиции Мамук в Казани не задержался и вскоре ретировался. Вот пришел черед Абдул-Латифа. В апреле 1497 г. воеводы С.Д.Холмский и Ф.И.Палецкий возвели Абдул-Латифа на трон.


Мухаммед-Амин. Реконструкция Т.С.Балуевой, создана в 1995 году.

Ногаи не оставили в покое и Абдул-Латифа. В марте 1499 г. и в 1500 г. казанскому хану была оказана военная помощь из Москвы для отражения набегов беспокойных соседей. Видимо, направление политики Абдул-Латифа в Казани не устраивало Ивана Ш, и участь хана была решена, вновь не без участия казанской знати. «Тое же зимы /1502г./ генваря, послал князь великий в Казань князя Василья Ноздроватого да диака своего Ивана Теляшова и советом князей Казанских велел поимати царя Казанского Абдыл Летифа за его измену».

По Устюжскому и Архангелогородскому летописцам, Абдул-Латифа по приказу Ивана III «поимал» не московский воевода, а один из самых влиятельных казанских князей Кель-Ахмед – «Калимет». Максимум информации по делу Абдул-Латифа дал сам великий князь в письме к Нур-Султан. 

И он /Абдул-Латиф/ на чем нам шерть (присягу) дал, в том нам во всем солгал, все почал делати не потому, а людем, как Руси, так бесерменом учял велику силу чинити а всей земле Казанской учял лих быти; ино уж не мочно было от него лиха терпети».

Другими словами, хан обвинялся в неисполнении договора и насилии по отношению к московским и своим подданным. После свержения Абдул-Латиф был заточен в темницу на Белоозере. Из-за печальной судьбы пасынка крымского хана Менгли-Гирея в русско-крымских отношениях наступили трудные времена. Муж Нур-Султан пригрозил разорвать союз с Москвой, если Абдул-Латиф не будет освобожден.

Иван III решил уступить в малом и 24 ноября 1504 г. на приеме крымских послов пообещал облегчить участь пленника. В феврале 1505 г. Иван уведомил Менгли-Гирея о том, что Абдул-Латифа «привели и держим его у себя и твои люди его видели». Каменный мешок Белоозерского острога Абдул-Латиф сменил на каменную же палату в Кремле. На этом вопрос об Абдул-Латифе из русско-крымской переписки не исчез, и в конце 1508 г. брат Мухаммед-Амина получает наконец свободу из рук Василия III, после того как Менгли-Гирей, Нур-Султан и Мухаммед-Амин устами своих послов в Москве поручились за Абдул-Латифа.

29 декабря 1508 г. Абдул-Латифу была дарована шертная грамота, по которой он получил в удел Юрьев и обязался верно служить великому князю. В Юрьев бывший хан прибыл в январе 1509 г. Вскоре в придачу к Юрьеву Абдул-Латиф получил и Каширу, так как в мае 1512 г. этот городок у него отобрали по приказу великого князя «за его неправду», Василий III «велел у него приставом быти». В 1515 г. Василий Ш не отпустил Абдул-Латифа в Мекку с Нур-Султан, о чем та его просила, а в январе того же года – в Крым. 

Судя по фразе Василия Ш из послания в Крым Нур-Султан 15 ноября 1515 г.: «...Абдыллетифу царевичу к себе велели ходити и на потеху есмя ему с собою велели ездити», великий князь вновь приблизил к себе бывшего казанского хана.

В июне 1516 г. послы Мухаммед-Амина от его имени попросили великого князя направить в Казань Абдул-Латифа, поскольку Мухаммед-Амин был тяжело болен, обещая в этом случае преданность Москве. Просьба Мухаммед-Амина было поддержана новым крымским ханом Магмед-Гиреем в том же 1516 г. «Казанские люди нам приказывали казанские деи предние цари вам были братья, а ныне Магмед-Аминева царева болезнь силна ся учинила, а сына у него, ни брата нет».


О том же просила Василия III и Нур-Султан, уповая на то, что Мухаммед-Амин «познатью одиначства своего для его просит, чтоб ему товарищем был». В 1517 г. крымский хан настойчиво продолжал ходатайствовать за Абдул-Латифа. 30 мая 1517 г. в Москве получили его послание, в котором хан информировал великого князя о том, что отправил Абдул-Латифу грамоту, чтоб он «твой приказ и наш наказ берег накрепко и твоего бы дела делал так, как тебе надобет, и лихим бы людем не потакал». 8 июня 1517 г. из новой депеши Магмед-Гирея Василий Ш узнал, что крымский хан согласен принять участие в походе русских войск на Астрахань лишь в случае воцарения в Казани Абдул-Латифа.

Роль Абдул-Латифа в русско-крымских отношениях никак не могла устраивать великого князя, тем более что игнорировать просьбы Магмед-Гирея Василий III дальше уже не мог. В ответном послании в Крым от 21 июня 1517 г. великий князь информировал крымского хана о своем «жаловании» Абдул-Латифа Каширой до полной договоренности с Мухаммед-Амином и «всей землей Казанской», с которой в тот момент Василий III вел переговоры.

Это был ловкий тактический ход московского правителя, который не собирался отпускать в Казань Абдул-Латифа и осложнять отношения с Крымом. Великий князь так и не дал письменного согласия на кандидатуру Абдул-Латифа в Казань. А вскоре, 19 ноября 1517 г. «Абды-Летифа царя в животе не стало».

Трудно сказать, приложил ли свою руку к этой смерти Василий III, как считает И.Смирнов, или нет. Хорошо известно лишь, что великий князь по понятным соображениям поспешил известить Крым о кончине Абдул-Латифа в результате того, что к нему «болезнь пришла», и что этому свидетель слуга покойного Бетей, присланный в свое время Абдул-Латифу из Крыма. Вместе с грамотой Василия III Магмед-Гирею и Нур-Султан от 30 ноября 1517 г. этот самый Бетей был послан в Крым с грустной вестью. Учитывая горе знатной матери, великий князь не преминул добавить, что с Мухаммед-Амином он и впредь будет поддерживать дружеские связи.

На этом можно закончить рассказ об Абдул-Латифе, так мало правившего в Казани, но доставившего столько хлопот великим князьям в их сложных отношениях с Крымом (о роли Абдул-Латифа в русско-крымских отношениях см. исследование А.Л.Хорошкевич. Русь и Крым: От союза к противостоянию. Конец ХУ – начало ХУ1вв. М., 2001.

В следующем очерке речь пойдет о втором правлении хана Мухаммед-Амина.

Комментарии








© 2017 «События»
Сетевое издание «События» зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 18 апреля 2014 г. Свидетельство
о регистрации Эл № ФС77-57762 Создано при поддержке Республиканского агентства по печати и массовым
коммуникациям РТ. Настоящий ресурс может содержать материалы 16+