Алексей Махоткин: Мусоросжигательный завод нужен, но это должно быть культурнейшее предприятие

28 Июля 2017

Прочитано: 1012 раз

Фото: Николай Александров
Автор материала: Динара Сиразеева
Профессор кафедры «Оборудования химических заводов» КНИТУ уверен, что Казани нужен мусоросжигательный завод, но расходы на него можно серьезно сократить при участии российских инженеров.
Какое отношение вы имеете к газовой очистке? 

— Я этому посвятил всю свою жизнь, то есть я занимаюсь очисткой отходящих газов. В связи с тем, что все-таки я из режимного объекта, это же инженерный институт, мы предназначены для решения экологических проблем оборонных отраслей. Прежде всего производство порохов, взрывчатых веществ, твердых ракетных топлив. Эти производства вас скорее всего не интересуют, потому что это режимный объект. А экологическая сторона открытая, и она может применяться везде. 

Знаю, что вы — лауреат государственной премии СССР в области науки и техники. Расскажите об этом подробнее.

— В 91-м году мы получили последнюю государственную премию Советского Союза. Работа называлась «Комплексное решение проблемы очистки кислотных газовых выбросов». Ну вроде бы нуль в нуль по теме нашего разговора. Горбачев подписал государственную премию, и через 2-3 часа подписал заявление в отставку, а Советский Союз кончился. 

К тому времени мы уже от оборонных отраслей перешли еще на несколько отраслей, даже трудно сказать сколько — 5,6,7,8 или 9 отраслей, где появились тоже хорошие результаты. Так можно ли всю эту совокупность результатов теперь использовать и применить? Можно, и для решения задач по мусоросжигательному заводу, конечно, тоже можно. Вся совокупность проблем, которая там возникает, мы через эти проблемы прошли давно. 

Насколько хороши отечественные достижения в этой области?

— Технические достижения по очистке газовых выбросов практически по всем позициям значительно обогнали зарубежные. Нас, если и обошли, то прежде всего по культуре производства, а не по идеям. Мы показывали наши аппараты на международных выставках в Австрии, в Италии, в Германии, в Финляндии, в Китае, и я убедился, что мы значительно впереди. 

Если бы вы участвовали в проектировании мусоросждагющего завода, чтобы могли предложить?

— Полностью всю технологию, все аппараты без исключения, и у нас ведь есть проектный институт, который официально может выполнить на базе наших разработок всю техническую, технологическую документацию. Это будет отечественный проект. 

Как вы считаете нужен ли вообще такой завод Казани и Татарстану?

— Нужен ли вообще мусоросжигательный завод и заводы? Нужны туалеты в квартирах? Нужны. Так ведь? Нужны автомобили? Ведь автомобиль — это мусоросжигательный завод. Раньше сжигали этилированный бензин с троетил свинцом — токсичное вещество. То есть мы ездили на мусоросжигательном заводике, который назывался автомобиль. Вот сейчас очищают топливо, все хорошо, он культурный, но сколько институтов к этому шло? Не у нас, за рубежом. А тут нет. Значит ответ — так же, как нам нужен автомобиль, мусоросжигательный завод, конечно, нужен.



На мусоросжигательном заводе мы сможем утилизировать весь мусор?

— Объясню на простом примере. Например, в саду я все тщательно сжигаю в костре, но, когда я начинаю сжигать там пленку полиэтиленовую, жена подходит и кричит на меня по-всякому. Теперь я уже обученный, складываю это в кулек и везу в Казань, в мусор бросаю. А куда Казань повезет? Значит, она повезет на мусоросжигательный завод? Значит в костре даже нельзя, а там что, можно? А нас миллионы человек в Казани! Но культуры пока нет. Поэтому мусоросжигательный завод нужен, но это должно быть культурнейшее предприятие. Прежде чем его создавать, должна быть продумана и выполнена вся система подготовки культуры населения, чтобы мы перебирали весь этот мусор, что-то перерабатывали, что-то сжигали, что-то в пользу пускали. Ну этого же до сих пор нет.



То есть нужно, чтобы отходы сортировались?

— Естественно, весь мир их сортирует. Но обратите внимание, кто там работает? Вы пойдете работать, перебирать мусор? Ваш коллега. Он пойдет? Нет. И я не пойду. Туда идут люди, у которых жизнь тяжелая, верно? Значит и естественно качественно эта работа такая же. Но все равно все эти полиэтиленовые мешки на сжигание так и проскочат. Надо уже запретить их производство. Удобно всем нам — в магазине пакет оторвал, яблоки насыпал, а мешок куда? Все, что экологически опасно в серьезной перспективе, в производстве должно отсутствовать. А бутылки пластиковые? В них же и фтор, и хлор, они особо токсичные. Но смотрите, ведь как эти бутылки прижились. Раньше кефир продавали только в стеклянных бутылках, а сейчас в чем? 

Поэтому видно, насколько много проблем затронет мусоросжигательный завод, и этим, конечно, надо заниматься. У нас сдвинется эта культура в лучшую сторону. Если в Великобритании построили 200 заводов — 200 штук на маленькой территории! — почему мы до сих пор беремся за голову, якобы зачем нам завод? Нужен. Но и культура нужна. 



Вы сказали, что в Великобритании 200 мусоросжигательных заводов. Почему такое большое количество?

— Посмотрите на любую деревню. В любом доме сжигают мусор, никто же не делает одну большую печку на всю деревню. Почему один завод тогда? То есть надо делать много заводов, как делали в Великобритании 200 заводов. 200 труб, все рассеется и ничего опасного не будет. 

По-вашему, сколько потребуется таких установок? 

— Я думаю, штук 10 в Казани. А для Татарстана... Там разница небольшая. В маленьких городах вообще не нужны мусоросжигательные заводы. Они нужны, где города с заповедниками близко находятся. Вот, например, Зеленодольск, в том районе, конечно надо. Набережные Челны, Нижнекамск, Казань — конечно надо. Надо строить прежде всего там, где есть риск, где будут сжигать дрянь, вот там надо делать. 

С необходимостью мусоросжигательных заводов разобрались, но тогда встает вопрос: сможем ли мы обеспечить экологическую безопасность?

— Конечно, можем. Эта задача не трудная. Опыта у нас предостаточно. Просто надо понимать, что за компоненты там при сжигании образуются. Первый подход — если все сжигать будут нормально, культурно, с подготовкой — ничего страшного нет. Там из токсичных веществ будет пыль в двух видах, известь, и оксид углеводорода. Можно ли их очистить до нуля? Вне всякого сомнения, можно. 

При нормальной работе мусоросжигательного завода проблема очистки отходящих газов — вообще не проблема. Населению не надо пугаться. А все безобразия, которые возможны, в них виновато само население, и винить какого-то дядю в принципе не правильно. Это все наш с вами низкий уровень культуры. 

А теперь второй подход — если будем сжигать бяку, а мы же все равно будем сжигать, так уж мы устроены, понимаете? Невозможно перепрыгнуть через самих себя. Тогда возникает вопрос, ведь появляются другие компоненты, действительно токсичные. Появляется фтор, появляется хлор, их комплексные соединения. Тогда возникает вопрос — куда деньги надо тратить? В налаживание культуры или в создание дорогой установки, которая рассчитана на все случаи жизни. Как думаете?



А вы к какому склоняетесь?

— Я, конечно, вынужден думать сейчас о втором варианте, о том, какая должна быть газоочистка в случае сжигания безкультурного, когда появляется букет токсичных веществ. На этот случай ответ есть, только это не означает, что надо продолжать безобразничать. 

Как вы видите процесс создания завода?

— Нужно опытное производство создать, сжечь в наших условиях и наши отходы и посмотреть, что это такое. 

Но ведь опытное производство — это новые затраты?

— Можно создать такое производство при минимуме затрат на тех производствах, где подобные вещи сегодня существует, но сжигать что-то другое. Например, наш родной кирпичный завод, производство силикатного кирпича. Куда город без кирпича? Завод вечно существует. Что он обжигает? Он обжигает известняк. Что такое известняк? Это СаСО3, что выделяется при обжиге? CO3 и пыль. Значит, пыль такая же, как при сжигании мусора? Такая же. Получается, если я в печь сжигания природного газа, где идет обжиг известняка, суну мусор, я использую все действующее, то при минимуме затрат проверю работоспособность этого завода. А теперь какие масштабы этого производства могут быть? Одна десятая часть совершенно спокойно, одна пятая часть, ну шутка ли это? То есть можно таких заводиков сделать несколько штук, и тогда не надо миллиарды эти тратить. 

По вашему при строительстве мусоросжигательного завода можно сделать так, чтобы люди рядом жили безо всяких проблем?

— Не только можно, а нужно. Вот прижились же бензоколонки в городе, чуть ли не в доме жилом сейчас есть. Прижились же? А раньше, попробуй кому-нибудь скажи лет 50 назад, что будет бензоколонка около жилого дома. Он скажет — да ты что, дурак что ли? А сейчас их много внутри города, потому что технически сделано так, что бензоколонка не такая уж и вонючая. 

Как организован процесс очистики?

— В Казани на кирпичном заводе два производства обжига известняка, перевели на наши аппараты и пыль поймали до современных санитарных норм. Раньше там по щиколотку пыль была вокруг, а сейчас хоть цветы сажай. Получается, первая задача легко решается. 
Второй вопрос — мусор может прийти сырой, его же на улице берут, сырые дрова хорошо горят? Конечно, нет. Печь-то как коптит, когда сырые дрова кидаешь в топку. В итоге и печь не согреется, и дыма много. Поэтому нужно устройство, которое обеспечит ликвидацию дымообразования, ликвидацию процесса недогорания, ликвидацию процесса образования оксида углерода, ликвидацию процесса образования углеводородов. Получается, это же отдельные аппараты. Их вообще нет. 

Если, например, дали мне право, я бы сначала сделал установку при нормальном сжигании, но в ней поставил бы реактор с катализатором, который бы даже дожег все до современных санитарных норм



Можете буквально на пальцах объяснить, что такое катализатор для установки на мусоросжигательном заводе?

Вот смотрите, бабушка или дедушка в деревне топит печку. Бабушка разве положит одни березовые дрова в печку? Никакая бабушка, никакой дедушка. Вот часть березовых дров, часть сосновых, обязательно осиночку положит. И вот несет охапку из набора дров. Понимают в деревне, что осина как катализатор при сжигании, и сажа вся догорает и печка не дымит. В деревне это знают, в промышленности это забыли. Катализатор — это вещество, которое ускоряет какую то химическую реакцию, но без затрат. Вот в частности, на примере этих дров, катализатором являются продукты сгорания осины. 

Вот был «Оргсинтез», дымил же сильно? Десятки лет дымил. Сейчас дымит? Не дымит. Что сделали мужики? Они просто ввели пар, обыкновенный водяной пар в этот факел при температуре 950 градусов. Пары воды разлагаются с образованием водорода и кислорода. Водород сам горит, и плюс начинается каталитический процесс, и дыма нет. 

Катализаторами являются все переходные элементы таблицы Менделеева. Например, железо, ванадий, кобальт, но самое дешевое — это железо. Нас долго дурили, что платина самый лучший катализатор, но платины всего 100 тонн на весь мир добывается, а нам надо миллионы тонн. Оказалось, что оксиды железа — обыкновенная ржавчина — по эффективности и надежности лучше платины. Вот прятали же это от нас.

Мы взяли и засыпали железную стружку в Москве на теплоэлектростанции номер 11, пол метра стружки. Как над нами хихикали специалисты! Ну дурь же несусветная! А когда включили и окислов азота не стало, они говорят — ничего не понимаем. На оборонном заводе засыпали — год работает завод, был раньше красный выброс окислов, а засыпали — нейтрально все, чисто. Простая стружка — прекрасный катализатор. А теперь этих железооксидных отходов полно на заводах, нет проблем. 

Значит, мы начинали пыль поймаем, СО дожмем, углеводород дожмем, дым исчезнет, если топливо, то есть мусор сжигается нормально, и проблем-то никаких нет, а аппаратура компактная и дешевая. 



Как думаете, завод во сколько в итоге обойдется? 

— Но главный вопрос все-таки сводится к тому, строить завод или не строить. Однозначно строить. Даже сомнений быть не может. И я даже согласен за эту большую цену, все равно надо строить.

Комментарии








© 2017 «События»
Сетевое издание «События» зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 18 апреля 2014 г. Свидетельство
о регистрации Эл № ФС77-57762 Создано при поддержке Республиканского агентства по печати и массовым
коммуникациям РТ. Настоящий ресурс может содержать материалы 16+