Заведующая ГСИ РТ: То, что у нас нет здания, не значит, что мы не существуем

16 Мая 2018

Прочитано: 595 раз

Фото: Расих Фасхутдинов
Автор материала: Динара Прокопьева
Наталия Панкина — об успехах совместного лектория с Московским музеем современного искусства, разговорах об искусстве в местных кофейнях и отказе от смотрителей в музеях.

«Сейчас модно быть умным, и этот момент сыграл нам на руку»

Хотя сейчас здание ГСИ не может принимать посетителей из-за масштабной реконструкции, его руководство постоянно напоминает горожанам о существовании галереи.

«Мне было понятно, что нам нужно сделать образовательный проект, ведь невозможно ничего не делать. То, что у нас нет здания, не значит, что мы не существуем», — заверяет Панкина.

Совместно с Московским музеем современного искусства был запущен лекторий Moscow museum of modern art. Это цикл встреч об искусстве c конца XIX до начала XXI века. Панкина уверена, что этот лекторий поможет будущим зрителям ГСИ комфортнее ощущать себя, когда запустятся выставки.


Фото: vk.com

На вопрос, почему в качестве партнера выбран конкретный музей, Наталия ответила, что у Московского музея современного искусства есть хорошая сверстанная программа, которую адаптировали под временные и финансовые возможности ГСИ.

«Я поняла, что это должно быть что-то вроде франшизы, потому что объективно бренд музея, например московского или петербургского, привлекает слушателей и добавляет лекции некий вес. Мы могли бы сами позвать тех же лекторов, на цене бы это никак не сказалось, ведь между музеями нет финансовых потоков в этом вопросе», — пояснила руководительница.

По ее словам, этот цикл в первую очередь рассчитан на то, чтобы создать у слушателя в голове своего рода скелет истории искусства XX—XXI веков, на который впоследствии можно будет нанизывать дополнительные научные знания.

«Возможно, академически подготовленному человеку курс покажется коротким, но мы рассчитаем на широкого зрителя. И мне кажется, правильней сначала сделать этот скелет, чтобы потом уже иметь возможность углубляться в какие-то определенные темы», — сказала Панкина.

В общей сложности прошло семь лекций по зарубежному искусству и будет шесть лекций по отечественному. Панкина рассказала, что проект завершится в июне.

«Я надеюсь, что мы будем продолжать сотрудничать. Сейчас я очень стараюсь найти какие-то дополнительные средства. Потому что зрители приходят, им интересно. А мы очень рады этому, нам кажется, что образование в музее — это очень здорово. Сейчас модно быть умным, и этот момент сыграл нам на руку», — сказала Наталия.

Чем актуальнее искусство, о котором идет речь, тем моложе слушатель

При этом лекторий Moscow museum of modern art нельзя назвать прибыльным проектом, но по казанским меркам у проекта довольно высокий показатель по посещаемости.

«Я могу дать конкретную статистику: на лекцию Сергея Хачатурова о модерне продали 97 билетов. На лекцию Нины Лаврищевой об импрессионизме продали 120 билетов. Эти билеты, даже по 50 рублей, отбивают перелет гостя. Но в целом это проект нашего музея, и я очень благодарна руководству нашего музея за то, что проект поддержали: образование — одна из важнейших задач музея. Что не отбивается — оплачивает его бюджет. Конечно, там очень небольшие деньги — очень скромная гостиница и более чем скромные гонорары. Некорректно приглашать людей совсем без гонораров, на мой взгляд”», — подчеркнула Панкина.


Фото: vk.com

Она отметила некую закономерность между показателем посещаемости и темой лекции: «чем актуальнее искусство, о котором идет речь, тем моложе слушатель».

Наталия считает огромной удачей то, что в Казань удалось привезти лекторов, которые являюся лучшими в своей области.

«Например, мы пригласили читать лекцию, которая касается зарубежного искусства после Второй мировой войны, Данилу Булатова. Это научный сотрудник и куратор ГМИИ им. А.С. Пушкина. Хотя он молод, он совершенно уникальный в России специалист. Он специалист по искусству Германии второй половины XX века, о котором в России практически не говорят. Искусство побежденной во Второй мировой войне страны очень сильно отличается от искусства победившей», — рассказала заведующая.

Неформальные встречи формируют лояльную аудиторию, которая придет в ГСИ

Она и сама пробовала себя в качестве лектора, когда приехала на работу в ГСИ из Москвы. Первым делом она отправилась в Казанское художественное училище, чтобы поговорить с директором Ольгой Гильмутдиновой. В разговоре под сводами векового здания КХУ родилась идея сделать спецкурс по современному искусству со свободным входом. Спецкурс читали Наталия Панкина и старший научный сотрудник Галереи современного искусства ГМИИ РТ Луиза Низамова.

«Там была потрясающая публика, она была моложе, чем на лектории Moscow museum of modern art, потому что наполовину состояла из студентов КХУ. Я обожаю, когда и после лекции есть обратная связь. Информация уложилась, что-то осталось непонятно, иногда люди задавали какие-то вопросы, я с удовольствием всегда на них отвечала», — вспоминает Наталия.

А этой зимой вместе с основателями местной кофейни Аленой и Дмитрией Лефлер Панкина придумала цикл культурных встреч «Поешь дома». Такой формат понравился Наталии камерным форматом — в кофейне могут одновременно разместиться порядка 25 человек.

«Первая лекция была посвящена постинтернет-эстетике, пост-диджтал искусств. Она была приурочена к фестивалю "Курсив", потому что туда привозили, в частности, работу Сары Кульман, которая работает в этом дискурсе. Я подумала, что было бы классно, что те, кому это интересно, могли немного подготовиться, потому что для восприятия это довольно сложные вещи», — рассказала заведующая ГСИ.

Вторая лекция по просьбе слушателей была посвящена влиянию произведений американского художника Эдварда Хоппера, представителя «магического реализма», на кинематограф.

«Мне кажется, что это хорошая возможность чуть ближе пообщаться со зрителями. Я верю, что такие неформальные встречи тоже формируют лояльную аудиторию, которая потом придет на выставку в ГСИ», — уверена Наталия.

Не все обязаны интересоваться актуальным искусством

Панкина уверена, что переубеждать враждебно настроенного посетителя музеи современного искусства бессмысленно.

«У каждого свои ожидания от музея. Никогда и никуда не денутся прекрасные русские передвижники, итальянское возрождение или Андрей Рублев. Это огромный пласт истории искусства, очень сложный и тоже многослойный. Я допускаю, что не все обязаны интересоваться и включаться в то направление, в тот дискурс, который сейчас существует. Это нормально. Поэтому у нас есть три здания (Главное здание ГМИИ РТ, Национальная художественная галерея "Хазинэ" в Казанском кремле и ГСИ — прим. Т-и), в которых каждый может найти то, что ему интересно. Главное — ходить в музей», — отмечает Наталия.


По ее мнению, актуальное искусство требует ”работы” и из-за этой особенности возникает «трение». Это нормально и, конечно, есть люди, которые в музее хотят просто отдохнуть», — считает Наталия.

«Настраивать себя на работу — это очень правильное выражение. Нужно настраивать себя на то, что в первую очередь придется работать головой: попытаться понять, в чем замысел художника и куратора, почему экспозиция выглядит так, а не иначе, попытаться быть открытым. Это, кстати, касается абсолютно любой выставки», — сказала Панкина.

Российский ученый Константин Анохин недавно указал, что у современного человека просто нет когнитивных функций, чтобы воспринимать без подготовки современное искусство. Искусство второй половины XX — начала XXI века еще ”не записано на подкорку”, поэтому нормально, что человек, который никогда этим не занимался, не всегда готов к восприятию актуального искусства, считает Наталия.

Медиаторы должны сменить смотрителей

Помощь неподготовленному посетителю музея современного искусства, по мнению заведующей ГСИ, должны медиаторы.

«Медиатор — это человек, который хорошо ориентируется в пространстве выставки, готов рассказать о каком-то экспонате или идее выставки в целом. Он не ведет длинную экскурсию по каждому экспонату, но может почувствовать какое-то замешательство зрителя и прокомментировать, обсудить что-то со зрителем в формате диалога», — пояснила Наталия.

Она надеется, что со временем удастся внедрить этот формат в ГСИ, поскольку это «новый формат взаимодействия музея со зрителем, менее навязчивый, но при этом интеллектуальный».

Сейчас на Западе набирает обороты и другая тенденция — отказ от смотрителей, но, по мнению Панкиной, Россия к этому еще не готова.

«Смотритель выполняет функцию сохранения экспозиции в первозданном виде и, как правило, не может ничего рассказать о выставке, потому что это никоим образом не входит в обязанности. В идеале в музее не существует границы между ролями музейных сотрудников. Если ты можешь идентифицировать музейного сотрудника просто по бейджу или толстовке с логотипом музея, то ты можешь подойти к нему и обратиться с вопросом», — сказала Наталия. По ее мнению, такую систему несложно реализовать, но существует вопрос мотивации, связанный в том числе с финансированием. Эту проблему испытывают практически все государственные региональные музеи в стране. Панкина отметила, что очень бы хотела со временем сделать школу арт-медиации на базе ГСИ.

Комментарии








© 2018 «События»
Сетевое издание «События» зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 18 апреля 2014 г. Свидетельство
о регистрации Эл № ФС77-57762 Создано при поддержке Республиканского агентства по печати и массовым
коммуникациям РТ. Настоящий ресурс может содержать материалы 16+

Адрес редакции 420066, г. Казань, ул. Декабристов, д. 2
Телефон +7 (843) 222-0-999
Электронная почта info@tatar-inform.ru
Учредитель СМИ АО "ТАТМЕДИА"
Генеральный директор Садыков Шамиль Мухаметович
Заместитель генерального директора,
главный редактор русскоязычной ленты
Олейник Василина Владимировна