Раздвоение личности: один Шаляпин – два музея?

10 Марта 2018

Прочитано: 1716 раз

Фото: Ильнар Тухбатов
Автор материала: Оксана Романова
В понедельник, 12 марта Рустам Минниханов посетит переименованный пару недель назад музей Горького в Казани. Обладающее теперь двойным названием Горького и Шаляпина хранилище-мемориал глава региона поздравит с 78-летием, а также познакомится с коллективом музея и подлинными вещами оперного гения в экспозиции.
«События» выяснили, почему коллекция не получила «прописки» в отдельном здании и что за мифологическое собрание шаляпинских экспонатов уже около 20 лет сокрыто в фондах НКЦ «Казань».

Когда один плюс один равно один

Вопрос создания отдельного музея Шаляпина в Казани, рассказал в интервью агентству начальник отдела развития музейного дела Минкульта РТ Дамир Натфуллин, периодически поднимается уже второй десяток лет. Не раз о таком намерении официально заявлял и мэр Казани Ильсур Метшин. На фоне анонсированных, но, по всей видимости, безуспешных поисков подходящего помещения в центре города для многих показалось чуть ли не возмутительным решение просто добавить к названию существующего музея Горького имя Шаляпина.
 
«Я работаю уже 12 лет, а этот вопрос еще раньше возник. Но ведь никто не говорит о том, что после переименования еще лет через 5 – 10 не будет выбрана площадка для отдельного музея Шаляпина. В нашей ситуации сейчас мы имеем хорошо оснащенный отреставрированный музей, при этом знаем про дружеские отношения Шаляпина и Горького, у нас есть обращения Шаляпинского центра из Москвы за отдельный музей, но, к слову, объединить его с музеем Горького – это отчасти тоже их была инициатива», – напомнил Дамир Натфуллин.



Как подчеркнула заведующая музеем А. М. Горького и Ф. И. Шаляпина Марианна Гаврилова, по своему содержанию, наполненности экспонатами, площадям и заложенной идее его коллекция тождественна отдельно взятой экспозиции Шаляпинского музея. Так что произошедшее переименование – это просто попытка привести формат музея Горького в соответствие с его названием. 

«Ничего принципиально нового с момента открытия нашего музея в поле реконструкции в 2016 году не произошло. У нас давно есть коллекция, посвященная Шаляпину, есть идеи, и сейчас мы наконец просто справедливо назвали так свой музей. Это переименование почему-то воспринимают как какое-то эпохальное событие, которое должно в корне перевернуть нашу работу, наш формат и вообще судьбу нашего музея. Но этот вопрос возник еще в 90-е годы, когда сотрудники поднимали его между собой. Еще тогда хотели на базе нашего музея организовать музей Шаляпина тоже. Почему же мы это сделали именно сейчас? Тоже очевидно: потому что юбилей (13 февраля отмечалось 145 лет со дня рождения Шаляпину – Ред.). И обычно такие крупные шаги делаются именно в связи с какими-то крупными датами. И, кстати, нам очень повезло, что у наших героев дни рождения с разницей в пять лет – у обоих юбилеи приходятся на один и тот же год. Так, в этом году 150 лет Горькому, 145 Шаляпину –  по-моему, прекрасный повод для того,чтобы переименоваться», – сказала собеседница.



Марианна Гаврилова напомнила, что первоначально шаляпинская экспозиция в музее Горького представляла очень небольшой раздел, посвященный дружбе Федора Ивановича Шаляпина и Алексея Максимовича Горького. Пополняясь, она потребовала увеличения площадей и после первой реконструкции в 80-х годах ХХ века окончательно отделилась от горьковской темы. Реконструкция музея 2012 – 2015 годов позволила представить шаляпинскую экспозицию как совершенно самостоятельный локальный раздел на втором этаже музея.

После недавней реконструкции площадь экспозиции, посвященной Шаляпину, у нас увеличилась примерно в 1,5 раза, горьковская осталась такой же. Всего вместе с выставочными залами у музея 800 кв. метров. Горьковская экспозиция – это 370 кв. метров, шаляпинская – почти 250 кв. Мы знаем немало примеров, когда экспозиции занимают гораздо меньше пространства, а нам вполне еще возможно поставить даже дополнительное оборудование, чтобы представить фонды. А это наша огромная коллекция из 60 тысяч единиц хранения», – пояснила руководитель музея.

Из обихода лично Шаляпина

В горьковской коллекции музея 40 тысяч предметов, еще 2237 предметов из дома Пешковых. В шаляпинской коллекции – 4 тысячи предметов, причем около сотни личных, принадлежавших Шаляпину и переданных его наследниками.



Так, в экспозиции находятся концертный костюм, халат, кофейный сервиз, пепельница из копыта, граммофон и т.д. Но даже личные вещи оперного гения в экспозиции сейчас представлены не все. Например, в фондах хранится еще рубашка а-ля рус, галстук, жилет, лапти, ночной горшок в технике майолика. Последний, к слову, музейщики несколько стыдятся представлять в экспозиции, хотя этот уникальный предмет Федор Шаляпин сделал своими руками.

Увлечение Шаляпина скульптурой в витринах музея представлено сейчас фотографией «Ф. И. Шаляпин за работой над автопортретом» и небольшим барельефом его любимого композитора Римского-Корсакова.



Валенки певца, в которых он исполнял партию мельника в опере «Русалка» А. С. Даргомыжского, еще ни разу не выставляли и согласились продемонстрировать впервые специально для «Событий».

«Мы поддерживаем связь с потомками Шаляпина. В конце 1996 года к нам приезжала дочка Бориса Федоровича Шаляпина (один из сыновей певца) Ирина Борисовна Шаляпина и правнучка, которая живет в Америке. Тогда Ирина Борисовна и привезла нам последнее шаляпинское поступление – валенки для образа мельника. Они еще не приняты окончательно, но их обязательно надо показывать. Возможно, они будут выставлены на будущий год», – рассказала старший научный сотрудник, главный хранитель музея Горького и Шаляпина Флора Мирзина.



По словам директора музея Марианны Гавриловой, благодаря таким уникальным предметам (так называемые мемориальные предметы) в среде специалистов музей считается стратегическим объектом как для исследователей-горьковедов, так и для шаляпиноведов, которые весьма часто проводят новые изыскания в местных фондах. При этом часть шаляпинского собрания не имеет прямого отношения к Шаляпину и представлена либо предметами эпохи (так называемые типологические предметы), либо тематическими документальными источниками – фотографиями, афишами, книгами. Этот раздел фондов в частности составляет и часть коллекции известного питерскогого шаляпинофила Юрия Котлярова.



«Для нас коллекция Котлярова не является определяющей в ценности и уникальности нашего музея, потому что ее основу составляет не она, а предметы, переданные непосредственно Ириной Федоровной Шаляпиной, дочерью артиста от первого брака. Поэтому вопросов касательно их атрибуции не возникает, но, как и полагается, и они подробно научно исследованы за столькие годы. Причем Ирина Федоровна в свое время, передавая их, говорила, что делает это только с условием,  что шаляпинская тема будет представлена именно в нашем музее. Спустя многие годы было обнародовано завещание, по которому также были переданы несколько предметов в фонд нашего музея. Но в нашей экспозиции выставлена сейчас и часть котляровской коллекции», – пояснила Марианна Гаврилова. 

Коллекция раздора

Тем не менее именно коллекция Котлярова по сути стала яблоком раздора и причиной негласной обиды и соперничества хранителей музея Горького и НКЦ «Казань», а также посеяла недоумение в умы общественности, годами ожидающей  открытия персонального музея Шаляпина в Казани.
Как пояснила Флора Мирзина, питерский коллекционер собирал буквально все, что так или иначе касалось Шаляпина. При таком подходе, естественно, огромную часть его собрания составили документальные источники и предметы эпохи или из окружения, а не личные вещи всемирно прославившегося баса. Котляров десятилетиями водил дружбу с музеем Горького и изначально по одному предмету нет-нет да пополнял его собрание, а потом еще при жизни вдруг продал первую часть своей коллекции музею НКЦ «Казань».



Здесь сразу подчеркнем, что звучавшие когда-либо заявления мэра столицы РТ Ильсура Метшина о необходимости создания музея Шаляпина относились исключительно к коллекции в НКЦ «Казань». Юридически этот музей является муниципальным, то есть в распоряжении, управлении и на финансировании города, музей Горького же – филиал Национального музея РТ с подчинением региональному Министерству культуры. Законодательно гипотетическое объединение частей коллекции, кажущееся самым простым и очевидным решением, на деле крайне тяжелый и едва осуществимый процесс.

«Котляров был энтузиаст. Распродать коллекцию по частям его заставила...Знаете, есть такое слово "нужа". А собирал он все подряд: и гвозди, и даже чайник без крышки... Он был человеком, который влюблен в Шаляпина, поэтому собирал каждую бумажку. Мы загорелись желанием для музея получить предметы эпохи, чтобы украсить экспозицию. Поехали с директором к нему, посмотрели: он, понятное дело, нам выдавал эти предметы как шаляпинские, но мы-то знаем, что такого количества шаляпинских предметов быть не может. Он просто собирал типологию без научной атрибуции, хотя человек он довольно грамотный, работал в театральном музее. Вдвоем с исследователем Виктором Ивановичем Гармашом в 80-х они издали двухтомник «Летопись жизни и творчества Шаляпина». Но у них была мечта – получить очень большие деньги. Сам Котляров приезжал часто в Казань на конференции, потом где-то в конце 90-х они наконец созрели продать коллекцию», – поделилась воспоминаниями старший научный сотрудник музея Горького Флора Мирзина.

И вот однажды свою коллекцию Котляров втайне от сотрудников горьковского музея выставил в голубом зале театра оперы и балета в Казани. Как они узнали позже, «она была куплена товарищем Исхаковым для Национального культурного центра НКЦ».



«Я эту коллекцию, эти вещи не видела – не была ни в театре, ни в НКЦ. И не ходила туда. Мне было просто обидно и больно как сотруднику музея, что этот человек согласился на то, чтобы коллекция оказалась не в музее Горького, как он мечтал, а в НКЦ “Казань”. И у многих сотрудников было такое чувство к нему, но как мы могли что-то говорить – ему были нужны деньги. А там шла речь о сумме, по-моему, около миллиона, точно не знаю. Когда вопрос уже был решен и мы уже знали об этом, вдруг эта группа людей приходит к нам обедать… Мы его спросили: "Юрий Федорович, как же так?". На что он нам ответил: "Девочки, не переживайте – у меня еще есть. Все остальное будет вам"», – по-прежнему с сожалением и обидой рассказала Флора Мирзина.

Вторая часть коллекции Котлярова через пять лет была закуплена Национальным музеем РТ для своего филиала – музея Горького, где к тому моменту было уже приличное собственное шаляпинское собрание экспонатов. Как пояснила хранитель, коллекция состоит в основном из фотографий, открыток, афиш и т.д., при этом музейщики не могут утверждать, что они именно шаляпинские, так как это растиражированные экземпляры, которые теоретически, конечно, могли храниться и у Шаляпина дома, но могли и быть лишь собраны Котляровым.



Логично возникает вопрос: «А зачем тогда покупали?». Как пояснила Марианна Гаврилова, музеи пополняются не только мемориями, то есть предметами непосредственно относящимися к личности, но и так называемым научно-справочным аппаратом, поскольку расширение коллекции входит в задачу любого музея. Через год после того, как вторая часть коллекции оказалась в музее Горького, Котляров умер.

«Он был очень скромным человеком, непритязательным. Я думаю, ему очень нужны были деньги, потому что у него семья была, дочка – содержать их надо было в те годы», – констатировала Флора Мирзина.

НКЦ над фондом чахнет

Как сообщила пресс-служба мэрии в официальном ответе на редакционный запрос, «в НКЦ “Казань” имеется своя коллекция Ф. И. Шаляпина, включающая 1200 единиц хранения, в том числе прижизненные подлинные фотографии певца, его письма, тексты из ролей, фонографические материалы и многое другое».

Посмотреть хотя бы ее часть в самом НКЦ «Казань» не разрешили, сославшись на колоссальную занятость. Свою версию ситуации также озвучивать местные хранители не стали.

«Это не государственная тайна, но это огромнейший объем работы – сейчас мы заняты другим. У нас будет большая пресс-конференция в апреле месяце, к ней НКЦ “Казань” открывает в своих залах юбилейную выставку “Казанский мир Шаляпина”. Коллекция (1000 единиц хранения) разложена по разным местам ее хранения, отвечающим тематике разделов, кроме того около 100 экспонатов находятся в работе предстоящей шаляпинской выставки», – благовидно мотивировала отказ ученый секретарь НКЦ «Казань», заслуженный работник культуры РТ Инесса Эделева, являющаяся единственным сотрудником выставочного центра, который занимается городской шаляпинской коллекцией.



Заметим, количество шаляпинских экспонатов НКЦ «Казань» в разных, в том числе официальных источниках, всегда существенно отличается: раз за разом указывается от 600 до 1200 экземпляров. Только в двух ответах по запросу «Событий» сообщается о наличии 1000 и 1200 единиц хранения. Впрочем, первая часть коллекции Котлярова, из скольки бы экземпляров она ни состояла, несмотря на огромное здание Национального культурного центра, не имеет и никогда не имела собственной постоянной экспозиции. Пожалуй, лучшим распоряжением ею была выставка части предметов в Богоявленской колокольне на Баумана с 1998 по 2007 годы. Здесь же проводились тематические камерные концерты. Потом колокольню вернули Русской Православной Церкви, экспонаты – в фонды.

Как призналась сама Инесса Эделева в недавнем интервью одному из сетевых изданий, именно коллекция Котлярова составляет ядро шаляпинского собрания ценностей в НКЦ «Казань» – около 400 предметов. В том же интервью указывается, что все собрание состоит из 800 экспонатов – к вопросу о неразберихе с количеством музейных предметов. Из личных вещей Федора Шаляпина называются чернильница и нож для разрезания бумаги из его петербургской квартиры; золотой медальон с фотографией отца и кабинетный рояль марки «Шредеръ», последним хозяином которого был петербургский друг Салиха Сайдашева. Последний – из коллекции Котлярова, который, как мы помним, собирал много вещей эпохи Шаляпина, что не гарантирует их принадлежность непосредственно именитому басу.

Миллион 90-х или ломаный грош?

«Если говорить о фондах, в которых хранятся коллекции, то в целом все музейные коллекции являются частью музейного фонда Российской Федерации, только пользователи у них разные – федеральные (федеральные учреждения), региональные (так называемые государственные музеи) и муниципальные (музеи городов). За Министерством культуры РТ как органом субъекта, который контролирует культуру, закреплена функция обеспечения сохранности – мы можем организовывать проверки и следить, все ли условия обеспечивают муниципальные музеи. На этом наше влияние на муниципальные музеи заканчивается. Можно говорить, что коллекция Котлярова, которую он продал в разные места, в том числе в НКЦ “Казань”, является собственностью, музейным фондом Российской Федерации, хранящейся на территории республики. Позиция города такова, что они не готовы делиться своей частью коллекции. К тому же то, что сейчас выставлено в музее Горького (республиканский музей – Ред.), – это ведь не только часть коллекции Котлярова, ее основные мемориальные предметы подарены именно родственниками», – разъяснил начальник отдела развития музейного дела Минкульта РТ Натфуллин Дамир.



То, что экспонируется сейчас в музее Горького и Шаляпина, подчеркнул сотрудник регионального Министерства культуры, достаточно отражает творчество и жизнь Федора Ивановича. В то время как у коллекции в НКЦ «Казань» глобальной ценности, «какого-то решающего значения, как есть такое понятие “особо значимые объекты культурного наследия в фондах музеев”, нет».

В списке предметов в НКЦ “Казань” большое количество документальных вещей – афиши, письма и т.д. Они пополняют коллекцию, но не несут основную цель, основную концепцию, основную мысль. Но муниципалитет как пользователь коллекции неплохо ее хранит. Мы проводили проверку этого музея года три или четыре назад последний раз: юридических оснований ее отбирать или объединять нет. Не исключено, что мы сделаем какую-то совместную выставку, таким образом на время объединив эту коллекцию», – резюмировал Дамир Натфуллин.

Комментируя ситуацию, пресс-служба мэрии Казани тем не менее в очередной раз подтвердила намерение создать персональный музей Шаляпина.

«В настоящее время осуществляется подбор помещений в исторической части города», – говорится в ответе в адрес редакции.

При этом, по словам заместителя директора по музейному комплексу НКЦ «Казань» Луизы Космылиной, готовящиеся к апрелю в выставочном центре конференция и выставка в честь Шаляпина вряд ли станут часом Х, когда будет озвучено решение о выделении для коллекции отдельного здания.

В ожидании новой вывески

12 марта, в день визита в новонареченный музей Горького и Шаляпина Рустама Минниханова, для главы региона проведут экскурсию – реставрацию, завершенную в 2016 году, Президент РТ еще не успел оценить. Кроме того, в этот день в музее стартует Всероссийская научная конференция «Горьковские чтения», а также совместно с нижегородским музеем будет открыта выставка «Родом из Нижнего». Кворум составят участники из Москвы, Нижнего Новгорода, Самары, Елабуги, Чебоксар, Великого Новгорода, Ижевска и т.д. – словом, увлеченные исследованиями жизни и творчества и Горького и Шаляпина энтузиасты.



Среди них будет и ученый секретарь НКЦ «Казань», хранитель первой распроданной части шаляпинской коллекции Котлярова Инесса Эделева. Подготовка именно к этому мероприятию не позволила ей продемонстрировать шаляпинские экспонаты из фондов городского музея. В отличие от сотрудников музея Горького и теперь еще и Шаляпина, которые не раз в беседе с корреспондентом «Событий»» подчеркивали, что из оскорбленных чувств намеренно избегали знакомства с частью коллекции, проданной питерским коллекционером в НКЦ «Казань», Эделева много лет вхожа в выставочные залы филиала республиканского музея и даже регулярно проводит здесь тематические мероприятия.

«Но вот как-то по поводу коллекции (Котлярова – Ред.) нам не удалось повзаимодействовать», – заметила заведующая музеем Горького и Шаляпина Марианна Гаврилова.

Сам музей на протяжении многих лет, не дожидаясь «пополнения» в названии, проводит множество мероприятий, посвященных как Горькому, так и Шаляпину. На его базе разработаны пешеходная и автобусная экскурсии по горьковским и шаляпинским местам, литературная программа. Минувшей осенью стартовал новый большой проект, созданный совместно с Москвой и Нижним Новгородом, – «По Руси с Максимом Горьким». В четырехдневном автобусном туре освещается и тема дружбы Горького и Шаляпина.

«Все что у нас делается — шаляпинские мероприятия, горьковские мероприятия, проводится уже много-много лет. Это возникло не вчера, поэтому как мы были одними из основных организаторов шаляпинских дней, так и остаемся. Самое крупное мероприятие, понятное дело, – это оперный Шаляпинский фестиваль, это значительное даже мировое событие. А на уровне просветительства и популяризации этим занимается именно наш музей, причем занимается круглый год. Те же экскурсии – это элемент просветительства», – напомнила Марианна Гаврилова.



По инициативе музея Горького в 2000-х была возрождена и Шаляпинская стипендия, которую певец учредил в свой последний приезд в Казань среди учеников 6-го начального училища. В начале своего творческого пути ее были удостоены российский оперный певец, солист Большого театр Михаил Казаков, прославленная Аида Гарифуллина, также уроженец Казани и ныне солист московского театра «Геликон-опера» Алексей Тихомиров и другие.

«Это произошло ещё в 1968 году – объединение под одной крышей двух музеев. Музей Горького и Шаляпина обрел свое истинное названое только сейчас, и хорошо: этот год как раз юбилейный у обоих гениев ХХ века.  Однако я убеждена: и коллекцию в НКЦ можно использовать в отдельном культурном проекте. У одного имени может быть несколько музеев – дом-квартира, музей, галерея. Так, у художника Константина Васильева на Баумана в Казани музей-галерея, а в поселке Васильево – дом-музей. Поэтому стоит поискать подходящее здание. Только вот настоящих шаляпинских адресов  сохранилось немного», – прокомментировала  помощник Президента РТ Олеся Балтусова.

По ее мнению, ситуацию с выделением здания для шаляпинской коллекции НКЦ «Казань» мог бы разрешить кстати объявившийся меценат. После передачи православной церкви Богоявленской колокольни, где коллекция частично выставлялась прежде и проводились музыкальные вечера,  «в Казани не хватает такого музыкального зала». 



«Никто не мешает какому-нибудь меценату, например, выкупить шаляпинский адрес из частной собственности или взять там площади в аренду и сделать заново подобный проект, а в экспозиции использовать коллекцию из НКЦ. Сейчас, например, реставрируют Пушкина, 10 – дом, во флигеле которого Шаляпин родился. Это дом купца Лисицина, он в частной собственности», – предположила одно из возможных решений Балтусова.

К слову, многолетние суды собственника здания на Пушкина, 10 и Министерства культуры РТ наконец привели к договоренности, памятник полностью отреставрирован и приспособлен к современному использованию.

Новое же название на вывеске переименованного музея появится к визиту Президента Татарстана 12 марта. В настоящее время оформляются документы для надписи «Музей А. М. Горького и Ф. И. Шаляпина».

Комментарии








© 2018 «События»
Сетевое издание «События» зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 18 апреля 2014 г. Свидетельство
о регистрации Эл № ФС77-57762 Создано при поддержке Республиканского агентства по печати и массовым
коммуникациям РТ. Настоящий ресурс может содержать материалы 16+

Адрес редакции 420066, г. Казань, ул. Декабристов, д. 2
Телефон +7 (843) 222-0-999
Электронная почта info@tatar-inform.ru
Учредитель СМИ АО "ТАТМЕДИА"
Генеральный директор Садыков Шамиль Мухаметович
Заместитель генерального директора,
главный редактор русскоязычной ленты
Олейник Василина Владимировна