Нияз Игламов: «Мы вышли на самую короткую дистанцию по подготовке фестиваля "Науруз"»

20 Мая 2017

Прочитано: 514 раз

Фото: Фото: Рамиль Гали
Автор материала: Айсылу Хафизова
XIII Международный театральный фестиваль тюркских народов «Науруз» пройдет в Казани с 5 по 9 июня 2017 года. В нем примут участие 18 театров из России, Казахстана и Эстонии. Нынешний форум будет посвящен театральному искусству Якутии. О том, по каким причинам хорошие спектакли не попадают на фестиваль, а также о нововведениях нынешнего «Науруза» в эксклюзивном интервью «Событиям недели» рассказал отборщик фестиваля Нияз Игламов.
– На какой стадии сейчас находится подготовка к фестивалю «Науруз»?

– Сейчас – самая горячая пора. Дирекция, оргкомитет фестиваля сейчас вышли на самую короткую дистанцию по подготовке. Есть какие-то нюансы, нужно еще раз все сверить, со всеми созвониться, все подтвердить, чтобы сам фестиваль по традиции прошел без сучка, без задоринки. Еще мы планируем выпускать ежедневную газету, посвященную фестивалю, и этот вопрос пока стоит на повестке дня достаточно остро, потому что мы хотим сделать качественно и уложиться в наш скромный бюджет. Все остальное вроде бы готово. Гости, которые к нам приезжают, критики, журналисты из федеральных изданий подъедут уже скоро. Уже забронированы билеты, гостиницы. Желающих приехать на фестиваль очень много, нам приходится достаточно жестко отбирать, к сожалению. Очень много заявок поступает из зарубежных стран: Италии, Франции, Испании, Португалии, Германии. Я пока не скажу, что это театры вроде «Шаубюне» или «Комеди Франсез», но это достаточно интересные, непохожие друг на друга коллективы – и танцевальные, и драматические.

Пока у нас все достаточно традиционно. На предыдущие «Наурузы» мы приглашали совершенно разные спектакли ведущих театров мира: и Meno Fortas, и Малого драматического театра – Театра Европы под руководством Льва Додина, и театра Васильева. В этом году у нас – эстонский театр R.A.A.M. Он привезет спектакль, который поставил якутский режиссер. Это неслучайно, потому что Якутии посвящен наш нынешний «Науруз». Году в 2015-м мы впервые ввели эту практику – посвящать фестиваль театральному искусству одного из регионов-участников, тогда это был Казахстан. И получили очень много положительных откликов. Поняли, что это важный  путь для развития – какой-то один национальный театр особо выделить и показать его с разных сторон. В этом году мы немножечко расширились, пригласили семь якутских спектаклей, пять коллективов. 

– Какие еще нововведения ожидаются в организации фестиваля «Науруз» в 2017 году?
 
– В связи с тем, что мы посвящаем наш фестиваль  национальному театру Якутии, текст буклета будет на трех языках. Если раньше это были русский, татарский и английский, то сейчас мы английский оставили в стороне. Есть англоязычная версия сайта, там все можно взять – неслучайно к нам поступают заявки от европейских театров. А на бумаге будет так: татарский, русский и якутский. Приветствия, которые нам Президент РТ Рустам Минниханов, министр культуры РФ Владимир Мединский, руководитель СТД РФ Александр Калягин отправили, мы сейчас переслали  в Якутию, там их переводят на якутский язык и присылают нам обратно на верстку. И каждый раздел о театре содержит аннотацию спектакля, информацию о коллективе. По этим материалам можно сразу понять уровень театра. Большинство театров присылает такие аннотации, что их приходится переписывать. Я понимаю – страны СНГ, но наши российские национальные театры… Хороший театр сразу видно, по текстам. 

– Газета, которую вы планируете выпускать, она будет в бумажном виде?

– Да. Мы ищем сейчас типографию, которая бы незадорого согласилась ежедневно ее выпускать. 

– А кто будет писать для «дневника фестиваля»?

– Думаю, что мы сможем найти команду волонтеров, которых все равно придется контролировать. Мало кто пишет хорошо у нас. На самом деле, я жалею журналистов. Моя деятельность близка к журналистской, я выступаю как публицист и как автор очерков и рецензий, постоянно сотрудничаю практически со всеми более-менее стоящими изданиями Татарстана. Тем не менее я понимаю, что не смог бы работать журналистом, писать каждый день по несколько текстов. И ты просто видишь, что наши бедные трудяги пера и клавиатуры штампуют и штампуют какие-то обороты, «замыливая» свой язык. Поэтому придется давать пинки и затрещины этим чудесным волонтерам, которые, я уверен, прекрасны сами по себе, но качество текста для нас важнее всего. Конечно, хочется студентов журфака привлечь. Для них это будет классная школа. Ведь на самом деле арт-журналистика необыкновенно востребована уже сейчас, и спрос на нее будет только расти.

Скоро о политике писать будет небезопасно, об экономике бессмысленно, а о патриотизме скучно. Все ринутся в культурные издания.  

– Что будет в фестивальной газете? Новости или рецензии?

– Поскольку мы делаем один разворот и первая страница – это обложка, то будут фотографии какие-то, будут две полосы цветные, а внутри – черно-белый разворот. Там будет хроника дня предыдущего. Такой «дневник фестиваля», комментарии критиков, которые приедут писать о «Наурузе», интервью с актерами, режиссерами, директорами театров, которые приехали, отклики простых зрителей, казанских или приезжих. С организаторами фестиваля какие-то забавные ситуации. Мини-рецензии на 1000–1500 знаков. Мы готовим сейчас рубрикатор. Не хочется загонять ребят, которые с нами будут работать, в строгую форму. Захочет эссе написать, пусть напишет эссе за ночь, если хочет. Конечно, основное – комментарии специалистов, отклики изнутри театра и от гостей. Естественно, хотелось бы иметь большой блок, посвященный якутским деятелям театра, потому что приезжает буквально вся театральная Якутия, а это очень мощная республика.

Я не считаю, что кого-то обижаю, но в России среди национальных театров пока лидирует тройка: татарский театр, башкирский и якутский. Очень близко сейчас к лидерству подходит марийский театр. 

Приходит лидер, какая-то интересная, правильная команда, и в театре начинается жизнь. Просто когда я говорю «лидерство», я имею в виду не отдельный хороший театр, а группу театров одного народа. У нас, у якутов, у башкир это есть. «Науруз» в том числе для сохранения этого богатства и существует. Лидерство очень легко утратить – начал некогда великий театр топтаться на месте, и все. 

– Кто и почему в этом году не попадет в программу фестиваля? 

– В этом году у нас строгие правила. Нужно прилагать к заявке диск или ссылку на запись спектакля. Иначе как мы сможем на основе фотографий и аннотаций понять уровень спектакля и составить афишу? Многие наши местные театры обижаются, что берем очень ограниченный круг, в основном – театры Казани. Может показаться, что это потому, что казанским актерам не нужна гостиница, не нужно нести траты, но, как правило, действует критерий художественности. Во всяком случае, очень интересен спектакль Тинчуринского театра по пьесе Мрожека «Кароль», любопытный спектакль у театра «Экият» на татарском языке – «Волчья ягода». Кариевцы ничего не подали в этом году, и правильно. Потому что у них сейчас сложный процесс переезда, не было серьезных работ в последнее время, текучка в основном. Нам не хочется снижать планку качества и не хочется подставлять под удар наши собственные театры. 

У кого-то просто трагическая ситуация. Мы бы взяли спектакль мензелинского театра «Каракуз», но там две ведущие актрисы погибли в автокатастрофе, их некому так быстро заменить. Увы, через два года этот спектакль вряд ли будет жив. Сейчас  преобразования начались в «Нуре», татарском театре в Уфе. Я очень хочу, чтобы там опять жизнь закипела. Оренбургский театр очень тяжелые времена переживает. Из того, что они раньше привозили, был неплохой спектакль по Мольеру, остальное в той или иной степени плохо – точнее, плохо для международного фестиваля.  Поэтому из всех неказанских татарских театров опять и опять будет Альметьевский. Ну, что делать, если они на голову выше. Очень скоро взойдет звезда Буинского театра. Вы не смейтесь, я вам это гарантирую. А так… Киргизы отказались по финансовым причинам, туркмены не смогут по каким-то своим соображениям, азербайджанцам пришлось отказать – подали они слабый спектакль. Скорее всего, по финансовым причинам не смогут приехать алтайцы. А так очень красиво складывался тематический рисунок фестиваля. И в Алтае, и в Хакасии, и в Казахстане поставил спектакли якутский режиссер Сергей Потапов, он же автор спектакля из Эстонии. 

– Вы просто в восторге от Сергея Потапова?

– Мы планировали показать пять спектаклей, поставленных этим режиссером. Действительно, он человек  колоссальной энергетики, колоссального творческого потенциала. Я видел десяток его спектаклей, они все обладают общим стилевым началом, режиссерским почерком, но при этом не похожи друг на друга. Более того, сейчас он стал широко известен среди национальных театров СНГ и ставит очень много – то тут, то там, в том числе и в русских театрах. В любом крупном городе есть русский театр. Вот, он поставил в казахском театре, его зовут и в русский, «чтобы два раза не вставать». Он сразу по два спектакля выпускает в каждом городе. Это прекрасно, поскольку пока он  еще не исчерпал себя и работает достаточно интересно, ново, свежо. Хотя мне этот путь кажется опасным. 

– Какие театры покажут спектакли в его постановке на нынешнем «Наурузе»?

– Якуты, эстонцы, казахи – «Вишневый сад» его. И хакасы. То есть, должны были быть еще алтайцы, но у нас под вопросом очень большим их приезд. Скорее всего, они не смогут. Все-таки очень дорогая дорога. 

– Вы как отборщик смотрите все спектакли. Вы смотрите по ссылкам или что-то видели вживую?

– Кто-то диск высылает, кто-то ссылки, по-разному. И вживую я смотрю очень много. Например, «Вишневый сад» Потапова в Казахстане я видел. «Ричард III» – театр «Дариға-ай» из Казахстана. Хакасский спектакль «Сумасшедший Муклай», потом, естественно, башкирская «Антигона». Меня часто зовут на премьеры, на просмотры. Много работаю на фестивалях, поэтому удается увидеть. В год несколько раз бываю в Казахстане. Был в Азербайджане однажды. По России езжу постоянно. Что-то все равно появляется. В Казахстан киргизские театры свои работы привозят. В этом году у нас не будет киргизского театра. Опять-таки по финансовым причинам. Очень жаль, там несколько очень интересных, по-настоящему современных театров. Но по положению фестиваля дорогу участники берут на себя, а фестиваль обеспечивает их проживанием, питанием, культурной программой.  

– А где декорации все будут размещаться? 

– Все театры приезжают не одновременно, и у нас четыре театра, пять площадок. Часть декораций будет в ТЮЗе, часть – в театре «Экият», часть – в Тинчуринском. Это как раз наименьшая из проблем. Другая проблема меня беспокоит – невозможно собрать по-настоящему то, что хотелось бы собрать. Не могут приехать постоянно туркмены. Все утыкается либо в деньги, либо в политику, либо еще куда-нибудь. На участии турок мы в этом году решили специально не настаивать. Они заявку не подали на общих условиях, хотя письмо с приглашением к ним ушло. Во-первых, их театральное искусство не настолько прекрасно, как, например, наше местное. Авторитетно заявляю – национальные театры России в целом интереснее. Во-вторых, средний турок – человек имперских амбиций, все равно в них сидит это османское начало. Они приезжают так, как будто привезли главный  шедевр на свете. И создают кучу проблем организационных, никогда не слушают кураторов, все время пытаются жить своей жизнью. А у нас все-таки все отлажено, все устроено так, что время очень дорого. Если экскурсия, значит, автобус стоит во столько-то, нельзя опоздать на полчаса. Это не ты один опоздал, ты задержал другие делегации. Но если бы в Турции действительно появился стоящий спектакль,  я об этом узнал бы из массы источников, и мы постарались бы именно его пригласить. Хотя все сложно и тут. Потому что у них есть такая структура, автономная от Министерства культуры и туризма, – Дирекция государственных театров. И вот эта структура решает, кого послать. Нас так не устраивает. А у них как бы разнарядка – в прошлом году ездил театр из Анкары, значит, в этом пошлем другой. А нас, повторюсь, интересует качество, а не их разнарядки. «Науруз» – площадка театральных достижений, а не пункт событийного туризма. 

– Спектакли, которые все-таки доедут до нас. Какова палитра жанров?

– Я считаю, что жанр как таковой умер, если только не брать всякие такие искрометные зубодробительные комедии, которыми очень часто пытаются выполнить план по всей нашей галактике театральной. Это общая проблема, что для маленького театра из Урюпинска, что для какого-нибудь бродвейского – только там, скажем, не госзадание, а бизнес-план.

Жанр как таковой в современном театре умер. Играть жанр невозможно и бессмысленно. 

Ставят трагедию, но в нее включают элемент гротеска или комедии, мелодрамы или чего-то еще – если говорить о жанре драматургическом, о драматическом театре. Чисто жанровые вещи мы к «Наурузу» не особо привлекаем. Просто потому что, как правило, «хорошо сделанные спектакли» бессмысленно показывать на фестивалях. Мы тут не продукт выставляем, а методом проб и ошибок выясняем, в какую сторону двигаться. 

– Надо, чтобы поразмышляли?

– Зачем вообще фестиваль «Науруз» нужен? Если говорить о миссии этого фестиваля, то она очень важная – знакомство национальных культур. Культура любого народа ярче всего, выпуклее всего выглядит в театральном искусстве, потому что это междисциплинарный вид искусства. Театр же вбирает в себя все: музыку, живопись, литературу, танец, но главное – менталитет своего народа. Фестиваль «Науруз» существует для того, чтобы люди на неделю перестали интересоваться только кругом своих ежедневных проблем. Знаете, нас ругали в соцсетях местные мусульмане, что мы привозим шаманов. Но это же – наши братья тюрки, когда-то мы были одним народом. У нас не религиозный, а этнический фестиваль. 

– Означает ли это, что фестиваль делает акцент на этнической теме?

– На ней невозможно не делать акцент. Язык – это очень мощное средство коммуникации. В нем зашифровано очень многое, помимо значения слов. Мелодика языка, его интонационный  лад, его музыкальность – язык кодирует в себе очень многие начала нации, народа. То, что невыразимо, что невозможно объяснить путем анализа. Как можно сформулировать тремя словами, а тем более – одним словом, то, чему человек посвящает  всю свою жизнь? Поэтому мне кажется, не может быть вненационального искусства вообще. 

– Уточню вопрос. Театр определенного региона, народа может выражать дух этого народа и через современность?

– Современные постановки все равно все будут этнические. Вот приедет сейчас, еще раз говорю, «Вишневый сад» Сережи Потапова, Казахский музыкально-драматический театр из Астаны его поставил. И вы увидите, что будет там и Чехов, и якутские, абсолютно хулиганские в хорошем смысле, прекрасные мозги Сережи Потапова, и ментальность казахского народа. В этом смысле удивительный спектакль. Или, например, тот же якут Сергей Потапов поставил в Хакасии, в театре «Читiген»,  спектакль «Сумасшедший Муклай» по пьесе классика якутской драматургии Платона Ойунского. Эта вещь написана в послереволюционные годы, странная очень. Когда ее слушаешь, понимаешь, что уже тогда литература народов Крайнего Севера, литература якутов в частности, очень сильно отличалась от того, к чему мы привыкли. Я постоянно удивляюсь, если какая-то этническая тема, почему мы должны обязательно бить в бубны? Меня это все раздражает, особенно в татарском театре, когда пытаются идеализированную картину представить татарской жизни. Действительно, мы живем в эпоху великих перемен. Кто-то считает, что это плохо, я считаю, что это, по крайней мере, интересно. Не так бессмысленно жить, не так прискорбно умирать. Язык театрального искусства все время видоизменяется, все время обогащается чем-то. Но остается при этом всегда национальным. Я не верю в космополитичность искусства. 

– То есть, «Науруз» эти явления аккумулирует и передает зрителю?

– «Науруз» для того и существует, чтобы знакомить всех со всеми. С многообразием языков, культур, форм, методов, подходов к театральному искусству. Узнавать друг друга через искусство и переставать друг друга бояться. Потому что в основе любой отрицательной эмоции, ксенофобии, мизантропии всегда лежит страх. 

Это не совсем интеграция. Здесь просто идет процесс ознакомления. Человек сам принимает решение, интегрироваться или нет. Я занимаюсь этим в первую очередь потому, что мне это интересно. Мне кажется, что это своего рода барьер для ксенофобии, преграда на пути национальной розни. Мы родственные народы, мы же играем для всех, в Казани живут представители других народов. Очень многие семьи русскоязычные, русские, у них смешанные браки, они приходят, им это интересно. А есть какая-то часть людей, которых никогда просто не интересовало, как живут соседи. Это очень опасно. Чем больше таких людей, тем вероятнее какие-то столкновения, кровопролития. Потому что все люди были, есть и будут разными. Как можно жить, не понимая, кто у тебя сосед по лестничной площадке. Ведь это очень интересно – культура другого народа! 

Такая встряска, как наш фестиваль, Казани необходима. Любой театр, который проводит фестиваль, очень сильно обогащается в культурном смысле. Во-первых, он обогащается творческими связями, партнерскими. Обогащается новыми идеями, друзьями, единомышленниками. Это все  очень благотворно сказывается на деятельности театра. Можно бесконечно проводить эти параллели, но суть одна – театр, который проводит серьезный международный фестиваль, просто не может не быть лидером процесса. 

Комментарии








© 2017 «События»
Сетевое издание «События» зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 18 апреля 2014 г. Свидетельство
о регистрации Эл № ФС77-57762 Создано при поддержке Республиканского агентства по печати и массовым
коммуникациям РТ. Настоящий ресурс может содержать материалы 16+