Казань «вгоняют в краску»: уличный художник Sly Dog о «месседже» стрит-арта и грани между вандализмом и искусством

3 Декабря 2017

Прочитано: 1174 раза

Фото: Салават Камалетдинов
Автор материала: Лилия Чанышева
Азат Алеев, он же Sly Dog, – граффити-художник из Казани. Его «Джоконду» с «айфоном» можно увидеть на улице Баумана, а стену «Тасмы» украшает тридцатиметровая девочка Мира в татарском платье. Недавно в Московском районе появилось новое граффити с надписями «ярдэм» и «ихтирам», символизирующее, по словам Азата, добро, мир и любовь.

«Я разрисовал отцовский гараж: получилось ужасно, я думал, что больше никогда не возьмусь за баллончик» 

«Впервые я увидел граффити в 2000 году в Москве и подумал, что это то, чем я хочу заниматься. Тогда я учился в художественной детской школе, рисовал акварелью и маслом, но меня это не цепляло. Первую работу я сделал спустя много лет, и слава богу»,  – вспоминает Азат. 

Как рассказывает художник, впервые баллончик попал к нему в руки уже в студенческие годы. 

«В 2010 году я разрисовал отцовский гараж, чтобы не испортить что-то другое. Получилось на самом деле ужасно, я думал, что больше никогда не возьмусь за баллончик. Мне казалось, что это очень легко и делается само собой. Но ничего подобного, оказалось все гораздо сложнее, чем я себе представлял. Я пообещал себе не трогать больше баллончик, но желание рисовать было сильнее»,  – делится он. 


Многие уличные художники начинали с того, что рисовали свой псевдоним на стенах. Чтобы успешно воплощать свои творческие задумки на фасадах, необязательно быть профессиональным художником, напротив, в «художке» убивают желание рисовать, считает Азат, который не только рисует, но и обучает этому других в школе современного искусства. 

«Во мне хотя бы осталось желание творить,  – отмечает он.  –  Может быть, я чего-то и не умею, но как минимум благодаря моему желанию я могу всему научиться». 

Sly Dog: «Я хотел, чтобы это граффити вызывало у людей добрые эмоции» 

Летом на здании «Тасмы» в Московском районе «выросла» тридцатиметровая девочка с лейкой. В социальных сетях казанцы  голосовали за то, какое имя получит граффити-девочка, так, например, ее хотели назвать Тасмабикэ или Тасмия, связав имя с названием производственного здания, однако победу все-таки одержало имя Мира, которое по версии славянского происхождения означает «мир». По словам художника, граффити-девочка Мира – пример настоящего стрит-арта, когда рисунок взаимодействует с окружающим пространством.

 

«При рисовании девочки с лейкой мы использовали такой метод: там растет дерево перед зданием, где нарисована эта девочка. С определенного ракурса просматривается, будто девочка поливает это дерево, – это и было главной задумкой», – объясняет он.

В работе была заимствована идея польской художницы. Азат адаптировал рисунок под национальные реалии: татарский орнамент на платье девочки дорисовывался  прямо на фасаде. По словам художника, проект согласовывался с администрацией района и даже с главными архитекторами города. 

«Работа над граффити затянулась на неделю. Нам пришлось делать перерывы из-за погодных условий — мешал дождь. В первый день выяснилось, что вышка не дотягивается до верха здания, и нам пригнали более высокую вышку. Еще мешал ветер — автовышка раскачивается и на ней опасно работать»,  – рассказывает он. 

Всего на работу ушло около 200 баллонов краски. Такие масштабные рисунки автор перекладывает на стену с помощью проектора — в сумерки картинка проецируется на полотно и наносятся контуры будущего граффити. 


В середине ноября глава Кировского и Московского районов Сергей Миронов написал в своем Инстаграме: 

«Вместе со @sly_dog47 снова воплощаем на фасаде одного из зданий в Московском районе очередное крутое граффити. Этот стрит-арт станет напоминанием о самых главных качествах каждого человека – это добро и забота. Уверен, никто из жителей не останется равнодушным к этому творчеству. С нетерпением ждем момента, когда еще одно серое и неприметное здание перевоплотится и заиграет яркими красками».


Действительно, яркое граффити нельзя не заметить – оно похоже на иллюстрацию из детской книги: жизнерадостные дети и счастливая семья с надписями «добро», «уважение», «ярдэм» и «ихтирам». С момента  зарождения идеи до ее воплощения прошло около четырех месяцев. На само рисование граффити ушло около трех недель, много времени занял выбор лучшего эскиза и его согласование, вспоминает художник. 

«Целью последней работы было украсить стену, превратить ее в нечто яркое и доброе. Люди даже в процессе создания этой работы, проходя мимо, подходили ко мне и говорили: «Очень здорово, нам очень нравится». Я хотел, чтобы это граффити вызывало у людей добрые эмоции», – делится Азат.

«Цель – вызвать у людей когнитивный диссонанс: «Что? Мона Лиза с айфоном в руках?» 

«По поводу своих работ я получаю разные отзывы и комментарии. Например, общественный резонанс вызвала Мона Лиза с айфоном в руках на улице Баумана. Кто-то говорит, что это прикольно и интересно, кому-то непонятно, почему Мона Лиза с айфоном. Друзья-художники из Европы, когда приезжают в Казань или видят эту работу в Инстаграме, говорят, что это просто невероятно круто, что это правильный пример стрит-арта, это то, что нужно для города. Одна из задач этого граффити — вызвать эмоции у людей, некий когнитивный диссонанс: Что? Мона Лиза с айфоном в руках? Равнодушных к этому граффити не остается». 


 Азат утверждает, что трендов в граффити не существует, впрочем, как и стилей.

«Есть художники, которые рисуют Трампа, Путина и Ким Чен Ына. Кто-то рисует пончики и мороженое, кто-то автомобили, кто-то социальные темы. Тренды стихийны, для каждого художника они свои. В 80–90-х годах были четкие разграничения в стилях. Например, в шрифтах был bubble-letter — это такие выпуклые буковки, был стиль wild-style, а также character style, когда рисуют только персонажей. Сейчас все эти рамки размыты, нет конкретных стилей», – констатирует он. 

На вопрос, когда тренд граффити сойдет на нет, художник с уверенностью отвечает, что никогда. 


«Стрит-арт – это  способ самовыражения и воспроизведение различных тем действительности. Стрит-арт моментально реагирует на происходящее с нами каждый день, пространство для его воплощения неограниченно. Говорят, чтобы узнать будущее, достаточно посмотреть в прошлое. Первое граффити появилось 30 тысяч лет до нашей эры в виде наскальной живописи. Если мы пройдемся по всей истории, то увидим, что граффити присутствовало на всем ее протяжении»,  –  утверждает Азат.

Sly Dog занимается цифровым искусством – рисует иллюстрации с помощью компьютерных программ. Среди персонажей  – герои из комиксов и популярных фильмов.

«В Казани три-четыре художника, способных рисовать тридцатиметровых девочек» 

Азат часто дает мастер-классы по граффити в Москве и других городах. Там со стрит-артом дела обстоят лучше, чем в Казани, считает художник. 

«Казань находится далеко не в первых рядах в плане стрит-арта и занимает отстающие позиции. Только в последние годы картина начала меняться в положительную сторону — муниципальные власти идут навстречу, позволяя художникам реализовать свои творческие задумки, и нам выделяют целые фасады для рисования. Если взять, например, Пермь или Екатеринбург — это города, которые борются за звание столицы стрит-арта. Там стрит-арта выше крыши — как только заезжаешь в город, видишь невероятное количество граффити», – говорит иллюстратор.

В 2012 году в Казани прошел стрит-арт-фестиваль «Like it. Art». Тогда в городе произошел прорыв в граффити: приехали ребята со всей планеты, и фасады украсили новые масштабные работы. 

«Приезжают люди и удивляются, что у нас такое есть. Но при этом их удивляет маленькое количество граффити в городе в целом, есть какие-то объекты, реализованные на фестивале или коммерческой основе, но живого стрит-арта в Казани практически нет»,  – считает Азат.

«Народ остро реагирует на смелые проявления творческой фантазии художника» 

Как объясняет стрит-артер, надо разграничивать понятия легального и нелегального граффити. Люди, которые занимаются исключительно нелегальным граффити, или так называемые бомберы, не преследуют высоких целей. Их задача — нанести максимальное количество рисунков и заявить о себе как о художнике. 

«Я ярый противник нелегального граффити, я не занимаюсь этим, –говорит художник, – я за создание больших, качественных и красивых работ, несущих социальный смысл. Граффити, где кто-то просто нарисовал свой ник, написал шрифт и ничего более, естественно, не вызывает у людей добрых эмоций, а только «что ты тут нарисовал-то? что это вообще?» У казанских жителей немного обывательский взгляд, они остро реагируют на смелые проявления творческой фантазии художника. Народ остро реагирует на те вещи, которые он не понимает. Цветы, природа, изображение видов Казани — это всем нравится». 


Во время фестиваля «Like it. Art» на фасадах казанских многоэтажек появились граффити художников с мировыми именами, например работа польского художника Etam Cru "Парящий дом» или граффити итальянских художников Caktus e Maria, где изображена девушка с головой барана. 

«Граффити, где изображена девушка с головой барана, вызвало общественный резонанс. Многие возмущались по этому поводу, хотя работа с точки зрения искусства выполнена профессионально»,  – говорит Азат. 


Комментарии








© 2017 «События»
Сетевое издание «События» зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 18 апреля 2014 г. Свидетельство
о регистрации Эл № ФС77-57762 Создано при поддержке Республиканского агентства по печати и массовым
коммуникациям РТ. Настоящий ресурс может содержать материалы 16+