Джон Сибрук: «Современным детям больше интересны диджеи с наушниками, чем гитаристы рок-групп»

18 Июня 2017

Прочитано: 1005 раз

Фото: Фото с сайта http://www.johnseabrook.com
Автор материала: Айнур Мингазова
Джон Сибрук, журналист и автор книг по массовой культуре, рассказал ИА «Татар-информ» о впечатлениях во время приезда в Казань, почему мы до сих пор не встретили новых Битлз и побывал в роли футуролога, рассуждая о будущем поп-музыки.
Американский культуролог, сотрудник журнала New Yorker, Джон Сибрук посетил Казань с лекцией «Машина lowbrow. Поп-культура в наши дни» перед началом выступления Джон поделился своими мыслями о животрепещущих трендах музыкальной индустрии с журналистом  ИА «Татар-информ». 

В 2017 году на открытии ежегодной конференции компании Яндекс о цифровых технологиях (YAC — «Yet Another Conference») прозвучала музыка, написанная искусственным интеллектом. Как Вы считаете, способны ли в будущем роботы составить конкуренцию авторам песен и изменить индустрию в целом? 

— Я думаю, это можно сравнить с автоматизированной кнопкой, которая генерирует определенного рода статьи, например, для сферы спортивных новостей. Существуют также разные виды музыки, коммерческая или фоновая. И в данном случае, мне кажется, что роботы отлично подойдут для создания фоновой музыки, которая используется на веб-сайтах или в рекламе. Возможно, в будущем некоторая работа, выполняемая в процессе создания музыкальной композиции, также будет передана в руки роботов. Однако нам все-таки предстоит пройти долгий путь, чтобы искусственный интеллект был способен писать хиты. По крайней мере, исходя из собственного опыта, я могу сказать, что настоящие хиты появляются случайно. 
Композиторы никогда не подозревают, что при следующей студийной записи обязательно будет создан хит. И в этом заключается слабое место искусственного интеллекта — в его неспособности осознать креативность внутри случайностей. 
Наверное, речь идет еще и о немаловажном значении вдохновения, посещающем сонграйтеров? 

— Именно. Также стоит помнить о сотрудничестве, потому что чаще всего над написанием одной песни трудятся минимум два человека и даже больше. 
В случае с искусственным интеллектом у него нет возможности использовать преимущества совместной работы, влияющей на генерацию креативных идей. 
Конечно, можно попробовать «усадить» вместе шесть типов искусственного интеллекта и посмотреть, что получится в результате их сотрудничества, однако, я думаю, что ничего хорошего из этого не выйдет. Потому что есть одна существенная причина, по которой написанием песни не занимается лишь один человек — чем большее количество персон вовлечено в команду, тем лучше становится итоговый продукт. 

Во время создания своей книги «Машина песен. Внутри фабрики хитов» Вам пришлось тщательно анализировать индустрию поп-музыки. По Вашему мнению, какие музыкальные стили будут доминировать через 20-30 лет? 

— Трудно сделать прогноз на 20-30 лет вперед, мне кажется, никто не способен предугадать, что может произойти за такой срок. Давайте возьмем промежуток в 5-10 лет, для популярной музыки — это целая жизнь. 
Я думаю, что в будущем произойдет соединение электронной танцевальной музыки (EDM) и хип-хопа. 
Электронная музыка обеспечивает техническое звучание, в то время как песни в стиле хип-хопа выделяются содержанием, т.е. в них поднимаются темы о реальных общественных проблемах, а не только о любви и вечеринках. 

Мне кажется, эти два направления в комбинации создадут новый жанр, с которым мы пока не знакомы. Кроме того, я бы задумался над двумя вопросами о будущем индустрии. 
Во-первых, будут ли современные молодые девушки-исполнительницы поп-музыки, число которых растет с каждым годом, частью всей индустрии и в дальнейшем? 
Второй вопрос относится к следующему явлению. Обычно большинство мужчин являются продюсерами, в то время как большинство исполнителей — женщины. Во многих случаях между ними складываются неравные творческие отношения, поскольку продюсеры обладают большей властью и ставят собственные условия для раскрутки женщин-исполнителей, пока последние не добиваются известности. 
Возможно, одна из причин их нехватки женщин-продюсеров заключается в том, что они рассматривают эту профессию традиционно мужской, требующей технических, инженерных навыков для производственного процесса. В будущем я бы хотел увидеть позитивные изменения в этом направлении, и увеличение количества женщин-продюсеров. 
Довольно интересные прогнозы, спасибо. Расскажите, какие впечатления у Вас появились после знакомства с Казанью? 

— Это мой первый визит в столицу Татарстана, и меня поразила прекрасная погода в городе. Теперь я буду говорить всем знакомым, что в Казани превосходная погода (смеется). Также я впечатлен чистотой улиц и красивой архитектурой. Окна моего отеля выходят в сторону Кремля, и оттуда открывается очень живописный вид. Я также успел побывать в «Смене», которая запомнилась внутренним дизайном помещений.
Честно говоря, я представления не имел, какой могла бы быть Казань, и безо всяких предубеждений могу сказать, что сильно впечатлен городом. 
Особенно мне понравилось цветовое оформление символики Казани — сочетание красного и зеленого цветов выглядят очень привлекательно. 

Джон, как Вы думаете, почему мы до сих пор не видим новых The Beatles в мировой музыкальной индустрии? 

— Ага, это отличный вопрос! Они, как и The Rolling Stones, до сих пор остаются моей любимой группой! Несмотря на то, что я изучаю и пишу о поп-музыке, все песни, которые я сам исполняю на гитаре, относятся к композициям The Beatles и The Rolling Stones. Я думаю, ответ на этот вопрос кроется в том, что рок музыка потеряла былое лидерство в отрасли. 
Современные дети предпочитают видеть рок-звезд в диджеях с наушниками, которые более интересны для них, чем гитаристы рок-групп. Вторая возможная причина заключается в том, живая музыка, исполняемая на инструментах перед аудиторией, как обычно и делали The Beatles, стала менее интересной для подростков в сравнении со студийной музыкой. 
В-третьих, стоит обратить внимание на манеру написания песен The Beatles. Они использовали живые инструменты при сочинении музыки, в то время как большинство современных песен создаются на компьютерах.

 Еще одна причина — это сами музыкальные группы, даже из четырех человек. Дело в том, что за последние двадцать лет музыкальный бизнес часто сталкивался с финансовыми препятствиями.
Многие лейблы не хотят платить деньги за четырех исполнителей в группе, выгоднее платить за сольного певца.
Поэтому за последнее время начинающим музыкальным группам становится все труднее заключить контракты с лейблами. Возможно, где-то за пределами отрасли и существуют группы, которые могли бы стать следующими The Beatles, однако, не имея возможности подписать контракт с лейблами, они остаются без поддержки и продвижения. 

 Получается, основная причина кроется в изменениях внутри самой индустрии, а не только в предпочтениях слушателей? 

— Да, большее значение имеет финансовое положение отрасли, нежели музыкальные вкусы и контент. Однако не следует утверждать, что все останется без изменений и в дальнейшем. Один из уроков, которые я вынес из музыкального бизнеса — ничто не остается постоянным на долгое время. Да, сейчас мы находимся в музыкальной эре, когда рок и музыкальные бэнды не столь популярны, но, вероятно, они снова станут известными. С другой стороны, The Beatles были гениями, а гении не приходят в одиночку. 

В продолжение предыдущего вопроса о музыкальной отрасли. Колумнисты журнала The Pudding, специализирующегося на создании визуальных эссе, провели исследование повторяемости слов в песнях поп-исполнителей. Анализ основывался на измерении текстов 15000 песен, оказавшихся в рейтинге Billboard Hot 100 с 1958 по 2017 гг. Оказалось, что с каждым годом показатель повторяемости слов увеличивался. По мнению исследователей, это свидетельствует о потере уникальности песен, сжатии языка. Что вы думаете об этом? Почему так происходит? 

— Я думаю, такой результат обусловлен тем, что музыкальный бизнес становится все более глобальным. И это затрагивает не только исполнителей в США, относящихся к англоговорящему бизнесу, но и весь мир. 
К примеру, в моей книге «Машина песен. Внутри фабрики хитов» основная история сосредотачивается вокруг шведов, которые, несмотря на то, что не говорят на английском как на родном языке, смогли стать мастерами поп-индустрии. Очевидно, им пришлось написать простые тексты песен на английском языке, которые любой человек на планете смог бы понять без затруднений. В то время как англоговорящие сонграйтеры скорее всего сочинили бы тексты, более сложные для понимания китайцем, россиянином или европейцем. 

Вторая причина повторяемости слов, как мне кажется, заключается в следующем: песни постепенно совершили переход от литературных композиций (песня-поэма) к звуковым композициям. Такой переход обусловлен технологией производства музыки — любой человек, владеющий ноутбуком, способен создавать собственные неповторимые мелодии, что расширяет возможности для индустрии. Однако до сих пор не предусмотрена аналогичная технология для словесной части музыкальной композиции: 
Не существует модного процессора, который позволял бы создать новые интересные сочетания слов. Мне кажется, музыка теперь становится все важнее, чем словесное содержание. 

Биографическая справка:

Джон Сибрук — американский журналист, автор книг «Машина песен. Внутри фабрики хитов», «Невидимый дизайнер», «Nobrow. Культура маркетинга. Маркетинг культуры». Окончил Принстонский университет в 1981 г., а также получил степень магистра по английской литературы в Оксфорде. Начал свою карьеру, как бизнес-журналист и публиковался в таких изданиях, как Harper’s, Vanity Fair, GQ, The Nation, The Village Voice и the Christian Science Monitor. Является штатным сотрудником журнала The New Yorker.

Комментарии








© 2017 «События»
Сетевое издание «События» зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 18 апреля 2014 г. Свидетельство
о регистрации Эл № ФС77-57762 Создано при поддержке Республиканского агентства по печати и массовым
коммуникациям РТ. Настоящий ресурс может содержать материалы 16+