Альбина Нурисламова: Единственный способ написать роман - это сесть и написать

22 марта 2017 // Прочитано 723 раз

О том, как мама двоих детей совмещает работу, семью с созданием мистических триллеров казанская писательница рассказала в эксклюзивном интервью порталу «События».

В марте 2017 года в издательстве «ЭКСМО» выходит в свет книга казанской писательницы Альбины Нурисламовой. Книга «Пропавшие в раю» выпускается под псевдонимом «Альбина Нури» в серии «За гранью. Мистические триллеры Альбины Нури». Московское издательство печатает уже второй роман автора. Первый вышел месяцем раньше в той же серии и называется «Вычеркнутая из жизни».

Альбина Нурисламова - мама двоих детей. Она родилась, живет и работает в Казани. По образованию - филолог и юрист. Работала журналистом и редактором в различных печатных изданиях Республики Татарстан. С 2012 года публикуется в республиканских литературных журналах под собственным именем и под псевдонимами «Алла Глебова» и «Гоша Таланов». Автор трех сборников прозаических произведений: «Наследница», «Другой взгляд» и «Цена вопроса». Член Союза журналистов Республики Татарстан и России. Член Союза писателей Республики Татарстан.

- Что вас подвигло на литературное творчество?

- Тяга к сочинительству у меня была с детства: с пятилетнего возраста пробовала писать стихи, рассказы. Закончила филологический факультет, стала работать журналистом в печатных изданиях. С 2011 года начала писать прозу. К тому моменту у меня было около 10 лет журналистского стажа, потом пошел стаж писательский. Какое-то время это шло параллельно, но сейчас как журналист пишу мало, могу иногда интервью какое-то сделать. И, конечно, пишу рецензии, интервью, очерки для «Казанского альманаха» – я член редколлегии этого издания, веду рубрику «Книжная полка Альбины Нурисламовой». А в 11-м году сначала написала один роман, потом как-то сразу второй, около десятка рассказов. Они лежали они у меня в столе. Никому свои тексты долгое время не показывала. А потом дала почитать своему коллеге Рустаму Шакирову, мы с ним вместе работали в журнале «Татарстан», чтобы он дал свою оценку, а он их показал Ахату Мушинскому, главному редактору «Казанского альманаха». И Ахату Хаевичу очень понравилось, на мое счастье, и он после этого стал меня печатать. Сначала отрывок из романа, рассказы, так постепенно все и пошло... 2015 году меня приняли в Союз писателей РТ. Здесь, в Татарстане, у меня вышло три сборника прозы. Но мне очень хотелось публиковаться и в Москве. Выйти на московский уровень очень не просто. Как бы ты здесь ни был признан, там тебя не ждут с распростертыми объятьями. Мне повезло, на меня вышла литературный агент Ирина Горюнова. До этого я попробовала сама разослать свои произведения, но в издательствах, похоже, никто ничего не читал. Наверное, просто очень большой поток. А Ирина Горюнова решила со мной работать.

- Как она вас нашла?

- Я видела ее в Интернете, понимала, что она – высокопрофессиональный литературный агент, но не решилась к ней обратиться. Было еще одно литературное агентство «Гумен и Смирнова», они занимаются классикой в основном. На их сайте можно было оставить заявку, и если им понравится, они с автором связываются. Я оставила заявку. Они со мной связались. Поскольку моя проза – это не их профиль, они ее показали Ирине Горюновой. Она заинтересовалась и предложила мои рукописи в «ЭКСМО», у меня к тому времени было уже написано 4 романа. Там быстро одобрили тексты, но выходят романы только сейчас, спустя почти три года. Когда я была в Москве, то увидела, что очень тщательно продумывается все – цвет обложки, какие книги, когда им выходить, сколько их должно быть. Все нацелено на то, чтобы они не лежали, а продавались.

aisylu2017

- Откуда у вас берутся сюжеты для страшных мистических романов?

- Это точно не из моей жизни, Слава Богу. То, что происходит в рассказах и романах, со мной не приключалось. Как-то я брала интервью у писателя Рафаэля Мустафина, и он процитировал Булата Окуджаву: «Каждый пишет, как он дышит. Я пишу, как я дышу». Это близко мне по духу, мне это интересно - именно мистическая тема для романов. Бывает, с кем-то поговоришь, что-то интересное возникает. Даже не в самой истории, а в какой-то реакции человека, может, в его внешности что-то зацепит. У меня есть рассказ «Мымра». Я видела женщину похожей внешности, и мне стало интересно, какая может быть у нее жизнь, какая история. И я ее потом превратила в рассказ. Но искать в моем творчестве автобиографию не стоит.

- Роман - это бег на длинную дистанцию. Как вы на такой объем и формат решились?

- Конечно, к этому готовишься. У меня двое детей, семья, большая занятость. Может быть, это странно прозвучит, но я сначала все, о чем хочу написать, обдумываю, при этом выполняя бытовую работу. Какая-то общая канва у меня выстраивается, хотя я никогда не знаю, чем все закончится. Загоняю героя в наиболее сложную ситуацию, и потом из своей внутренней логики он выкручивается из нее. Мои герои это делают как-то сами, а я как будто бы за ними наблюдаю и записываю. У меня есть такая особенность, я пишу очень быстро. И как журналист тоже. В «ЭКСМО» говорят, для того чтобы поддерживать читательский интерес к серии, автор должен как можно больше писать. В идеале – романа три – четыре в год должен автор выдавать. Для меня это не сложно, все свои романы я столько времени и писала. И не факт что если человек будет писать роман в течение 10 лет, из-под его пера выйдет шедевр. Вот, было время, я год вообще не писала, а потом быстро за короткое время написала детские пьесы. Суть не в сроках работы. Думаю, многие писатели со мной согласятся. Что легко пишется, то легко читается.

- Как вы подошли к первому роману?

- Первый роман я написала в 2011 году. Надеюсь, что он выйдет в «ЭКСМО», в плане он там уже есть. Перед этим у меня была цепь трагичных обстоятельств. Умер мой папа, до этого ушла из жизни мама. У меня всегда были с ними очень близкие отношения, я к ним очень привязана. Так получилось, что мама ушла, не увидев ни одной моей журналистской публикации, хотя очень хотела, чтобы я была журналистом. Папа как журналиста меня знал и всегда говорил, что мне надо стать писателем, а я как-то не могла никак взяться. Так получилось, папа ушел, и начала писать. Я тогда была в декретном отпуске со вторым ребенком. Когда ему исполнилось полтора года, появилось немного времени, и я стала писать. Не могу сказать, что было какое-то озарение.

nuri20171

- Какой в первом романе был сюжет?

- Он еще не вышел, я не имею права пока о нем говорить. Скажу только, что это роман ужасов. Я его издавала у себя здесь, в Татарстане, ограниченным тиражом, нигде он не продавался, по знакомым разошелся, у меня дома лежат пара экземпляров. Сейчас для «ЭКСМО» он очень сильно переписан.

- Расскажите о ваших романах.

- Рассказы у меня сугубо реалистические, пьесы сказочные, это для детей я пишу, а в романах мне интересно другое. Вот, к примеру, живет человек обычной жизнью, как у нас с вами. Люди же ходят на работу, учатся, у них мужья-жены, друзья-подруги, какие-то личные взаимоотношения... И вдруг что-то происходит такое, на что человек никак не рассчитывал, о чем он только в фильмах ужасов смотрел или в книжках читал. И вот это страшное, необъяснимое начинает твориться в его жизни. Ели кому-то рассказать, тебя на смех поднимут, мы же люди 21 века, мы считаем, что ничего потустороннего быть не может. И человеку надо как-то с этим бороться. Он начинает разматывать этот клубок, а события все громоздятся и громоздятся. Ужасы все происходят и происходят. В итоге он понимает, почему так произошло, почему именно с ним. И через преодоление, через боль, страх, потери он эту ситуацию решает. Мне кажется, монстры не под кроватью, не в шкафу, они в нашей голове. Мне интересно, как человек себя ведет в запутанных, сложных ситуациях. Остается ли он человеком, готов ли он помочь другим, предает ли он ближних ради того, чтобы свою жизнь спасти или он готов свою жизнь отдать, чтобы спасти другого. То есть вечные вопросы, которые все писатели задают. Просто я на них отвечаю другим способом, таким вот, мистическим, страшным. Об этом мои книги, но они разные: где ведьмовство, где демонизм, где потусторонний мир.

- Откуда у вас тяга к такой мистике?

- Не знаю. Может, это и странно, но это мой жанр. Я люблю триллеры, фильмы ужасов, все новинки отслеживаю. Не кровавые, а леденящие душу. Чтобы была тайна, загадка бытия, что-то потусторонее. Я люблю Стивена Кинга, Роберта Макаммона, Бентли Литтла. Стивен Кинг тоже пишет о жизни американского городка, где что-то такое нереальное происходит. И когда я вижу в Интернет-рекламе: «Читайте новый роман Стивена Кинга» и рядом – «Новый роман Альбины Нури», меня это радует и льстит.

- Вы в своих произведениях больше обращаете внимание на сюжет, нежели на авторские измышления. Вы это делаете осознанно?

- Каждый пишет, как он дышит... Наверное, я быстрый по жизни человек, и в романах у меня тоже все достаточно стремительно, сюжет развивается быстро. Может быть, это и минус. Описаний природы, скажем, у меня вообще практически не найти. Наверное, нужно углублять этот момент. Возможно, в более поздних романах это можно будет увидеть. Во внутреннем мире человека мне интересно разбираться, его мысли передавать, но природные описания пока не интересны. Я пишу не то, что выгодно и лучше продастся, а то, что меня увлекает.

- Очень часто редакторы в издательствах переделывают тексты так, что их потом просто невозможно узнать. Насколько ваши тексты изменились?

- Во-первых, я считаю, что мне очень повезло с редактором в ЭКСМО. Это Анна Евгеньевна Антонова. Я в феврале ездила в Москву, познакомилась с ней лично и была очарована ею. Она профессионально работает и очень хороший человек в жизни. Спокойный, доброжелательный, тактичный. Мы дорабатывали в основном сюжетные ошибки, когда нужно объяснить, откуда у героя вдруг возникли ключи, которыми он открывает почтовый ящик, удаляли «рояли в кустах». А насчет кардинальной переделки текста, таких ситуаций не возникало. Единственное, мой первый роман ужасов, который пока еще не вышел, заканчивался плохо, и мне сказали, что надо оставить какой-то свет в конце тоннеля. И я написала новых 6 глав. Сейчас он по-другому выглядит, и мне нравится гораздо больше. Когда писатель ни одной буквы не готов поменять, мне это кажется не правильным. Со стороны всегда виднее.

- Как вы находите время для творчества, будучи мамой двоих детей?

- Я работаю в Союзе писателей РТ. У меня есть творческий день – вторник. Есть суббота и воскресенье. Мой ноутбук стоит на кухне. Видимо, выражение «место женщины - на кухне» я поняла буквально. Я пишу, потом прерываюсь, стою у плиты, готовлю, в этот момент докручиваю в голове сюжет, а потом снова сажусь. Может ребенок со мной рядом сидеть уроки делать. Я параллельно с ним математикой занимаюсь. Конечно, наиболее комфортно, когда тебя никто не трогает, ты сидишь и погружаешься в материал. Но дома я уже привыкла - меня из атмосферы не выбить ничем. А на работе уже бывает сложно сосредоточиться, очень много других дел. Я могу просидеть за текстом и 8 часов, и больше. Это меня не напрягает, я люблю писать. И с такими небольшими перерывами я могу написать за день довольно большой объем текста.

- Что вы посоветуете сделать, чтобы написать роман?

- Если ты хочешь есть, ты не можешь себе сказать: «Вот я не поем пока. А уж завтра сяду и...». Это должна быть естественная потребность. Или ты хочешь это сделать, и тогда ты садишься и делаешь, или ты этого не хочешь, и нечего себя к этому принуждать. Единственный способ написать роман - это сесть и его написать. У меня даже в ежедневнике эта фраза есть.


Читайте также: Сергей Смирнов: Всю свою сознательную жизнь я бежал от классического танца  


Автор: Айсылу Хафизова. Фото: Султан Исхаков. Видео: Шамиль Халилуллов.

Поделитесь с друзьями

Оставить комментарий