Сергей Смирнов: Всю свою сознательную жизнь я бежал от классического танца

20 марта 2017 // Прочитано 525 раз

«Эксцентрик-балет» из Екатеринбурга завершил абонементную программу «Балет: от классики до современности» в Татгосфилармонии. Его руководитель Сергей Смирнов в интервью sntat.ru рассказал об источниках вдохновения, интуиции и принципах современного танца.

Коллектив представил казанской публике два своих лучших одноактных балета «Маленькие истории, рассказанные другу» и «Песни последней травы». Это - постановки знаменитого хореографа Сергея Смирнова - лауреата международных фестивалей современного танца, трижды лауреата премии «Золотая маска» и участника культурной программы олимпийских игр в Сочи. Смирнов утверждает, что «эксцентрик» переводится как «смещенный центр», и под этим названием он подразумевал неклассический балет.

- Что для вас значит танец?

- Танец для меня - это среда обитания, стиль жизни, смысл жизни. Мое детство прошло в Казани. Я учился в театре оперы и балета имени Мусы Джалиля, в первом наборе казанского хореографического училища. Мои родители также хореографы. Я не знал, что есть филармония имени Г. Тукая, но когда автобус с ж/д вокзала подвозил нас к этому месту, первое, что выкрикнул, увидев это здание: «ДК Кирова!». Мой первый выход в Казани был на сцене во дворце культуры имени Кирова! (именно в здании ДК Кирова и находится ныне Татгосфилармония, - Ред.). Я стоял за оперным певцом, как и все дети из хореографического училища, и махал белыми ветками с цветами. И теперь я возвращаюсь сюда со своим «балетом».

- Каким должен быть танцовщик, чтобы попасть в ваш коллектив?

- Наша труппа камерная и, следовательно, подбирается она на очень долгую жизнь. Хотя современный танец говорит другое: все должно быстротечно быть, меняться, распадаться и снова собираться. Я же - сторонник консервативных методов, и свою труппу я собираю по принципу семьи, и персонажи моей труппы - это разные герои. У меня, как и у всех людей, субъективный взгляд, свои пристрастия или антипатии, поэтому я чувствую людей, когда они приходят. Мне неважно, какого уровня этот танцовщик, я все ему дам в этой труппе, научу его. Мне важно, чтобы у него была светлая голова. Я это понимаю на уровне интуиции, это какое-то седьмое чувство, которое нам, при встрече с кем бы то ни было, сразу же дает некий код считывания - мой этот человек или не мой.

balet20171

- Как к вам попал последний танцовщик труппы?

- Это очень интересная история. Этот мальчик прилетел к нам из Астрахани. Он из любительского коллектива и просился ко мне в коллектив. Я ему говорю: «Зачем ты приехал в Екатеринбург? Тут холодно. Посмотри, какой замечательный город Астрахань. Там помидоры, арбузы, тепло, Каспий рядом. Зачем ты приехал на Урал?». Он молчит, стоит. Я почти его не взял. Спрашиваю у него, кто он по образованию, оказывается, бармен. Говорю ему, что если ты будешь работать барменом, это будет мешать моей труппе, у нас сложный график работы, низкая заработная плата, нет, ты мне не подойдёшь. Но если твоя работа не будет мешать моей труппе, то, может быть, я тебя возьму. На этом мы с ним расстались. Через день он ко мне приходит и говорит, что он очень удобно устроился барменом в то же здание, где работаю я, только, с другой стороны. Это был тот самый ответ для моего личного кастинга, и я взял его в мою труппу. Я знал его по Астрахани. Видел его в работе. Даже ставил хореографию в этом коллективе, после чего он и захотел ко мне приехать. Не могу сказать, что это идеальный танцовщик, но как краска, как некий тон в моей палитре он пришелся кстати.

- Во время выступления классических балетов зрителям дают либретто, вы не хотите так же раздавать листы с описанием содержания танца?

- Я - сторонник расставлять многоточия в своих спектаклях, и призываю зрителя вступить в диалог со мной и подумать о том, что происходит в мире в жизни, на сцене. Современный танец, это не та история, для которой нужно содержание. Современный танец нужно считывать на уровне кожи.

balet20172

- Но ведь каждый поймет по-своему?

- Да, каждый считывает по-разному и каждый прав. В этом и прелесть, и преимущество современного танца. Он дает воздух, пространство и дает возможность разных мнений. Это, наверное, свойственно в общем танцу 21 века: уходить от конкретных ответов и размышлять на эту тему дальше.

- Откуда вы черпаете вдохновение?

- Я ищу вдохновение в своих танцовщиках, которые очень разные, не похожие друг на друга, из разных школ, из разных течений, пришедших ко мне. В этой разности для меня и есть вдохновение. Иногда спектакль может рождаться как снежный ком, из малюсенького движения или маленького этюда, и, как снежный ком, он будет катиться и придет к спектаклю. Я часто не знаю, что ставлю изначально, и не думаю о содержании. Это все делается в живом режиме. Для меня в этом есть какой-то драйв: значит, я живу, значит, я существую. Как только я перейду к написанию содержания того, что у меня должно произойти, с этого момента могу сказать, что меня нет, я умер. Я любитель импровизации, любитель спонтанных решений и жизни по наитию.

- Часто от вас уходят танцовщики?

- Мой коллектив единственный в театре современного танца, в котором люди танцуют по двадцать лет. Мои солисты - Ашот Назаретян и Татьяна Брызгалова со мной уже 21 год. Есть танцовщики, которые танцуют по 15, 10, 8 лет. Если говорить о тех, кто уходил, то там был человеческий фактор. Мне недавно девочка сообщила, что она вынуждена уехать за мужем в Словакию на ПМЖ.

- Как вы доносите своей труппе идею танца, которая родилась у вас в голове?

- Те, кто находится у меня в труппе, понимают на уровне взгляда. Это моя семья в миниатюре. Я не говорю о личной жизни, это другая история, а то, что происходит в танцевальном классе, это люди, которые близки мне по духу, близки по крови, поэтому если говорить о методе моей работы, я вообще никогда не повышаю на людей голос, никогда не говорю с ними на повышенных тонах. Нужно принимать человека таким, какой он есть. Как на него можно повышать голос? Наверное, поэтому и подбирается мой коллектив очень сложно, подбирается он для того, чтобы я не повышал голос на этих людей.

balet2017

- Какой классический танцевальный жанр вам нравится?

- Базовая моя основа - это классические танцы, но всю свою сознательную жизнь я бежал от этого классического танца абсолютно в другую сторону. Классический танец заложен во мне как некий стрежень. Когда-то давно я ходил на классический танец. Как человек творческий, должен интересоваться всем и знать любое направление, если не технически, то, по крайней мере, визуально это ощущать и не отвергать его. Не могу сказать, что я - поклонник классического балета или народного танца, но могу точно сказать, что хорошо ориентируюсь как в классическом, так и народном танце. Считаю, что тот же хип-хоп вполне может уживаться с современным танцем. Я, как художник, могу использовать на сцене любую краску, и народный танец, и балет, и хип-хоп, и поп, и брейк-данс, и контемпорари-дэнс. В театре современного танца может быть любое направление, этим он и интересен, что он многолик, необъятен и как театр он может принимать любую формацию и переплавлять в себе. Эксцентрик балет - это актуальный танец, танец, который танцевать можно только сегодня и только в это время.


Справка

Сергей Смирнов родился в 1965 году, в Красноуфимске. Окончив в 1982 году хореографическую школу-студию при Казанском театре оперы и балета им. М. Джалиля в 1985 стал артистом балета ансамбля танца Дальневосточного военного округа. В 1995 году начал преподавать в Екатеринбургском училище культуры и искусства, на базе которого и был создан «Эксцентрик-балет».

Хореограф поставил 16 данс-спектаклей, десятки миниатюр и концертных номеров, среди которых «Сладкое утро», «За дверью», «Отражение», «Маленькие истории, рассказанные другу», «Тряпичный угол», «Глиняный ветер», «Грамматика одного движения» и т.д.

Лауреат премии имени Евгения Панфилова (2003), лауреат Премии Губернатора Свердловской области за выдающиеся достижения в области культуры и искусства (2003), обладатель приза «Душа танца» в номинации «Рыцарь современного танца» (2009), лауреат Национальной театральной премии «Золотая Маска» в номинации «Лучшая работа хореографа» (спектакль «Глиняный ветер» 2009).


Читайте также: Сергей Ермолаев: Мой учитель Заки Шакиров был прост, как оцинкованное ведро 


Автор: Тамила Бойназарова. Фото: Александр Эшкинин.

Поделитесь с друзьями

Оставить комментарий