Ильдар Галеев: В Казани в 1920-е была высочайшая книжная культура

11 января 2017 // Прочитано 796 раз

В центре современной культуры «Смена» прошла встреча с искусствоведом, галеристом, коллекционером Ильдаром Галеевым, где он презентовал переиздание детских книг 1920-х-1930-х, дневников отца Даниила Хармса Ивана Ювачева, а также двухтомного подробного каталога, посвященного школе выдающегося художника Кузьмы Петрова-Водкина.

Куратор, галерист и искусствовед Ильдар Галеев, получивший образование в Казанском государственном университете, в 2005 году открыл в Москве собственную художественную галерею - «Галеев-Галерея», в которой демонстрируются работы незаслуженно забытых мастеров эпохи 1920-х – 1930-х годов. В 2016 году Ильдар Галеев выступил в качестве консультанта проекта «А+А», в рамках которого вышло пять репринтных книг того периода, каждая из которых это выдающийся образец культуры русского авангарда.

Несмотря на то, что во всех анонсах мероприятия в «Смене» активно использовалось слово «репринт», сам Ильдар Галеев предпочел не называть так эти издания, подчеркивая, что, получив новое рождение и оставшись в плане иллюстраций и текста без изменений, старые детские книги были дизайнерски и стилистически переосмыслены в духе современности и стали своеобразным мостом между культурами разных эпох, которые разделяет почти столетие.

- Книги, действительно, редкие, - говорит Галеев. - На последних страничках вы увидите: тираж - 25 или 40 тысяч экземпляров, но когда вещь утилитарная, допустим, плакат конструктивистский, он может быть тиражом в 100 тысяч экземпляров, но вы не найдете ни одного, потому что когда его используют по назначению, когда его клеят на заборах, когда его потом срывают, в него заворачивают рыбу - он уже перестает быть плакатом. С книжками та же история: дети делали с ними все, что угодно. И никому не приходило в голову, что детские книги могут быть объектом коллекционирования, что такой объект массовой культуры может быть уникальным художественным явлением.

Говоря о важности жанра детской литературы в России 1920-х, Галеев отметил, что в российских реалиях детская книга воплотила самые радикальные идеи и в ее жанре работали выдающиеся мастера, чего не было на Западе.

- В основном западная детская книга никогда не была таким ярким явлением, каким она стала для русской культуры. Почему так произошло? Наверное, потому, что революция, какая бы она ни была, но она все-таки дала огромный толчок развитию, и то художественное образование, которое возникло в Москве, в Петрограде, в 1918-1919 годах, было беспрецедентно демократичным. Детский дизайн, книжный дизайн вообще был формой эскапизма, бегства.

Отметив важность периода середины 1920-х годов, когда в стране развернулся и вошел в полную силу НЭП, Ильдар Галеев назвал ту эпоху «счастливым периодом в жизни нашей страны, когда появлялись кооперативные издательства, частные предприниматели. Конечно, в основном это проходило в Москве и Петрограде/Ленинграде, но галерист уверен, что и в Казани была высочайшая книжная культура.

По словам искусствоведа, открыть и переосмыслить ценность и уникальность русского авангарда 1920-х годов помогли, как это ни странно, западные исследователи, коллекционеры. Начиная примерно с 1960-х годов, во время, совпавшее с «оттепелью» в СССР, в зарубежных странах стали появляться исследования, посвященные российским авангардистам, выходить книги, открываться выставки. В 1920-е - 1930-е годы автор текста или стихов в книге приравнивался к работе художника.

- Это были совершенно равноправные авторы и на обложке они ставились в равноправные условия. Это книга «А+Б» - поэта и художника, – сказал Галеев.

Так, в книге «Шары» художник Николай Лапшин, по словам искусствоведа, сумел «подобрать ключи к немножко выспренней, символистской поэзии Мандельштама и дать ей свой изобразительный эквивалент. И все это на грани шутки, фантазии, перевертыша». Интересно, что основой для переиздания книги послужили не сканы старого издания, а оригинальные иллюстрации выдающего мастера Лапшина, обнаруженные самим Ильдаром Галеевым у внучки художника во Владивостоке. На антресоли в одной из «хрущевок» города на другом конце страны хранились настоящие сокровища, пригодившиеся, в том числе при переиздании книги «Шары», считающейся поистине сокровищем русского авангарда.

Книга «Рынок» сочетает в себе гениальные творения ученицы Петрова-Водкина Евгении Эвенбах и стихи Евгения Шварца (кстати, уроженца Казани). Трогательное название «Собачки» полностью отражает содержание книги выдающейся художницы, графика и иллюстратора Веры Ермолаевой. Маленький мальчик, пришедший на выставку собак, задался целью нарисовать их всех в своем альбоме. На первой страничке он изобразил одну собаку, на второй - уже двоих, на третьей - четверых. С каждым разом на страничке книги все больше собачек.

- Помимо всего прочего, собачки просто очень красиво нарисованы. Когда вы откроете эту книжку, вы просто поразитесь, - говорит Галеев.

Другая книга - ярко-красная с желто-пятнистым жирафом на обложке работы Татьяны Правосудович. Издание – в том числе повод для актуализации имени самой художницы, мало известной даже на родине. «Как живете, караси? Ничего себе, мерси!» Эта фраза, которую приписывали в разные годы то Галичу, то Высоцкому, то Маяковскому в действительности впервые появилась на страницах «Радио-Жираффа» и принадлежит перу Катаева. «Парк культуры и отдыха» Валерия Алфеевского и Татьяны Лебедевой (Мавриной) предлагает юным читателям окунуться в атмосферу настоящего парка. Книга, в оформлении которой основной акцент был сделан на придание ей черт изобразительного гида, стала поистине новаторской, первой в своем роде.

Помимо книг проекта «А+А» коллекционер презентовал два собственных издания. В 2016 году в «Галеев-Галерее» проходила выставка «Школа Кузьмы Петрова-Водкина (1920-е – 1930-е)», являвшаяся результатом многолетних исследований самого Ильдара Галеева. К ее открытию был издан двухтомный каталог, в котором рассказ о творческом методе художника и принципах его педагогики соседствует со сведениями о творческой деятельности полусотни его учеников. Вторая книга или, вернее, многотомник, издающийся «Галеев-Галереей» с 2016 года - собрание дневников Ивана Ювачева (1860-1940) - отца Даниила Хармса, военного моряка, народовольца, заключенного одиночных камер Петропавловской и Шлиссельбургской крепостей, сахалинского каторжанина, мемуариста, православного писателя и эссеиста.

- Я ищу каждую возможность, чтобы какие-то важные вещи про Казань везде сказать, - говорит Галеев. - Ну вот, например, сейчас сняли фильм про Бенькова (П.П. Беньков, 1879-1949 – известный советский узбекский живописец, уроженец Казани). Снял его известнейший режиссер Али Хамраев, он получал в Сан-Себастьяне, в Локарно, в Лугано призы на самых разных фестивалях. Они интервьюировали меня, и я сказал, что вообще Павлу Петровичу Бенькову мы обязаны тем, что он научил рисовать Хлебникова. Он был первым домашним учителем рисования у Хлебниковых - и у Велимира, и у его сестры Веры. И что вы думаете? Мне показали финальную версию этого фильма, и эти слова там вырезаны.

Проект «А+А» - совместная издательская инициатива издательства Ad Marginem со студией ABCdesign при участии «Галеев-Галереи».


Читайте также: Улицы Казани: самая туристическая названа в честь революционера Шейнкмана


Автор: Ренат Темиргалеев

Поделитесь с друзьями

Оставить комментарий