Олег Лоевский: Радостно, что есть творческие и неординарные личности в Казани

27 ноября 2016 // Прочитано 2085 раз

В интервью sntat.ru театральный критик объясняет, почему известные театральные деятели приехали в Казань за небольшое вознаграждение, а также рассуждает о современной классике.

VIII Всероссийский фестиваль молодой режиссуры «Ремесло» проходил в Казани с 19 по 25 ноября. Он объединил режиссеров из Москвы, Санкт-Петербурга, Красноярска, Уфы, Набережных Челнов и Казани. В афише было представлено более чем 20 спектаклей на татарском, русском и башкирском языках, они были показаны на 6 театральных площадках Казани. Участники фестиваля получили возможность встречаться с корифеями современного театра, среди которых был многократный лауреат премии «Золотая маска», редкий в России гость Дмитрий Черняков, всемирно известный латвийский и российский режиссер Адольф Шапиро. А куратором фестиваля выступил Олег Лоевский. Директор всероссийского фестиваля «Реальный театр», заместитель директора Екатеринбургского театра юного зрителя. Человек неординарный и творческий. К примеру, интервью журналист sntat.ru Анна Залялетдинову записала с Олегом Лоевским в автобусе, по пусти в театр.

- Как удалось собрать такую экспертную команду при небольшом бюджете? Удовольствие это не из дешевых.

- Авторитет Казани. Все знают Фарида Бикчантаева (режиссер театра им.Г.Камала, - Ред.), а в театре это важно, когда ты едешь к кому-то. Все художники по натуре индивидуалисты и их легче разъединить, чем соединить. А фигура Фарида в театральном мире, человека к которому можно поехать. Для нас это дело жизни. Мне понравилось выступление Александра Маноцкова, он сказал: «В пении важно само пение, а не цель». Если цель понравиться, заработать денег или освоить новый материал, то как бы само пение пропадает, а вот пение ради пения это и есть подлинность. Я думаю, люди, которые приехали в Казань ради искусства и процесса самопознания, не преследуют материальных и других целей. Поэтому эти люди в этом отношении нам близки.

- В одном из ваших интервью по итогам прошлого фестиваля «Ремесло», вы выделили режиссера Регину Саттарову и драматурга Павла Полякова, а в этом году кого-то можете отметить?

- В этом году Саттарова и Поляков, как мне кажется, что они притормозились и им стоит искать что-то новое. Как говорится, чтобы не стоять на месте, нужно быстро бежать. В принципе я видел все спектакли, только мне пришлось отлучиться в Москву и не удалось посмотреть спектакль «Земля Эльзы» и спектакль курса Фарида Бикчантаева. Спектакли вызывают разные чувства. Интересен режиссер Ильгиз Зайниев, как он работает и думает, но мне кажется он кое-где заблудился, а мы говорим о процессе. Процесс - это забег на длинную дистанцию. «Ремесло» фиксирует какие-то временные удачи, достижения или временные заблуждения. Мы это фиксируем в тот момент, который видим, говоря на перспективу. Мне показалось, что спектакль Ильгиза по собственной пьесе немного упрощает его сознание. Он сложнее и интереснее как художник, чем-то что он показал («Родильный дом»). С другой стороны, молодые спектакли чрезвычайно интересны, ребята из Уфы (THE театр) они пытаются, пока еще косноязычны, у них нет большого мастерства, но у них есть жажда выговориться и это важно. А профессиональный артист иногда теряет жажду высказываться. Пришел на работу, сыграл спектакль и ушел. Некоторые ребята пока не могут сыграть спектакль, они могут только отдать энергию. Они не обладают мастерством, но обладают жаждой жизни и огромным общественным темпераментом. С ними интересно.

DSC 4047

- Из увиденного вами на фестивале, можете подчеркнуть самые распространенные ошибки режиссеров?

- (Смеется) Вы журналисты, смешные люди. Театр - это не прописи и не диктант, это процесс и целая сценическая жизнь. Если говорить об ошибках, то это торопливость и недодуманность. Иногда режиссер продумывает начало спектакля, а дальше ему кажется, что само пойдет. Мы занимаемся процессом, и он говорит о том, что все-таки молодые люди интересуются театром и он не умирает. Радостно, что есть творческие и неординарные личности в Казани.

- Какие времена сегодня переживает театр?

- По большому счету все одно и тоже. Мы занимаемся вечностью. А когда вечностью занимаешься, то ускользают мелкие вещи. Сегодняшнее состояние я могу оценить так: мне интересно и не скучно, есть художники, за которыми я слежу.

- На прошлой неделе в театре Качалова состоялась премьера Шекспира «Укрощение строптивой», у меня как у зрителя спектакль вызвал неоднозначные ощущения. Скажите, почему стало модно пересматривать классику?

- Шекспир писал для простых людей, у него очень много вульгарных шуток. Нужно понимать, что сама пьеса «Укрощение строптивой» не «Лебединое озеро». Я к примеру современный человек, но при чтении «Укрощение строптивой» и половину написанного не понимаю. Это нужно расшифровывать, смотреть и делать выводы. Конечно ставить классику ради классики - это отказ, музейщина и копирование. Эти тексты живые и каждый режиссер читает их по-своему. Единственное чем занимается режиссер - это время, а все остальное это средство, которым он пытается понять существование того или иного произведения. Артист, драматургия, музыка - все средство для познания времени в котором мы живем. Мы должны понимать, зачем это время, что мы в нем видим, какие ценности ложные, какие подлинные. С этим и вступает во взаимоотношения художник, а не взять и просто осовременить классику, тоже мне задание.

- Какая функция у театра сегодня? Вы как никто другой знаете ответ на этот вопрос.

- Одна и та же. Противостоять смерти.


Читайте также: Нияз Игламов: Театр пытаются цензурировать маргиналы  



 

Автор: Анна Залялетдинова

Поделитесь с друзьями

Оставить комментарий