Нияз Игламов: Театр пытаются цензурировать маргиналы

15 ноября 2016 // Прочитано 846 раз

В интервью sntat.ru театральный критик и заведующий театрально-драматургической частью театра им. Г.Камала, рассказал о Всероссийском фестивале молодой режиссуры «Ремесло», в котором Игламов является программным директором, а также о современных постановках и почему у театра оперы и балеты особое финансирование.

- Нияз, поговорим о фестивале, что должны приобрести молодые режиссеры в процессе мастер-классов и обсуждений с критиками?

- Любому знанию в сфере искусства невозможно научить, можно лишь научиться, и мы предоставляем такую возможность. Чему каждый научится в процессе встреч с мастерами - это дело самих режиссеров. Задача педагогов общаться и делиться своими знаниями с участниками. Мы собрали интересную афишу, хотелось показать прорывы, наиболее интересные работы в разных жанрах и формах. Лично мне интересны все спектакли из представленных в афише. Касательно мастер-классов, мы пригласили самых компетентных в своей области людей, ведущих деятелей театрального искусства. Имена говорят сами за себя: Адольф Шапиро, Дмитрий Черняков, Ксения Перетрухина, Александр Маноцков. Руководить образовательной лабораторией будет Олег Лоевский. Кроме ежедневных занятий, режиссеры услышат критику на свои спектакли и мнение коллег по цеху. У каждого режиссера своя художественная вера и свой путь в искусстве, повторюсь, каждый возьмет от педагогов то, что близко лично ему. Многие приедут из других городов за свой счет, значит, им это важно и нужно. Если посмотреть программу мастер-классов, ни один из «селебрити» не может приехать на весь срок, все страшно заняты. Это большое счастье, что все они любезно согласились поработать на фестивале «Ремесло».

- А почему ТЮЗ отказался представить спектакль «Из глубины» Винсента Ван Гога?

- Честно говоря, я не знаю, сказали им неудобно. На момент составления афиши шел буквально второй или третий спектакль, было продано мало билетов. Спектакль «горел» и в СМИ про него много гадостей писали... им было сложно, судьба постановки висела на волоске. Хорошо, что ребятам хватило мужества и стойкости продлить жизнь спектаклю, за долгие годы ТЮЗ вновь номинирован на «Маску». Словом, они предложили «Маленького принца», а я хотел, чтобы спектакль Туфана Имамутдинова (главный режиссер ТЮЗ, - Ред.) обязательно присутствовал в афише, хотя «Из глубины», конечно, было бы интереснее показать. Но «Маленький принц» тоже весьма любопытная работа.

- Как вы относитесь к современному искусству? Например, спектакль «Карина и Дрон» Дмитрия Волкострелова представленный в афише фестиваля довольно таки необычная постановка, о чем она может рассказать зрителю?

- Все люди не похожи друг на друга. Точно так же и спектакли должны отличаться. Должно быть и академическое, и современное искусство. В спектакле «Карина и Дрон» крайне важен аудиовизуальный фон. То как намеренно тихо, «неправильно» актеры произносят текст, что его порой не слышно. Актеры показывают зрителю жизнь современных подростков. И их разговоры ни о чем. Они употребляют слова, которые люди моего поколения уже не произносят. Спектакль показывает, как меняется время, язык, пространство...

- Вот уже несколько недель в СМИ обсуждают цензуру в театральной среде, поделитесь своим мнением.

- Поскольку большинство театров в России государственные и их учредителями являются местные учреждения культуры, теоретически они имеют право контролировать театр. Но с другой стороны, это никогда ни к чему хорошему не приводило. В принципе художественная культура сама избирает для себя способы контроля. У каждого художника есть представление о хорошем и плохом, о добре и зле. Это мощный фильтр на пути к зрителю. Проблема-то в чем. Сегодня театр пытаются цензурировать маргиналы, байкеры, странные общественные деятели с зыбкой репутацией.

По идее каждый человек может высказать свое мнение о том или ином спектакле, ведь театр - общественный институт, но с какой стати я должен обращать внимание на слова человека, который ни разу не был в театре «Сатирикон» (московский театр под руководством Константина Райкина, - Ред.)? Какому-то там Хирургу? Идет запрет с чужих слов.

Как в том анекдоте про Карузо, помните? Рабинович напел. Экс-прокурор, а ныне депутат, малообразованная няша, пытается запретить фильм, который еще никто не видел! Эй, люди, очнитесь! Что с вами? На всех санитаров не хватит…

- А татарстанский минкульт когда-нибудь отказывал давление на ваш театр?

- Ни разу. Нас, правда, несколько раз просили убрать некоторые фразы из спектаклей. Что-то мы убирали, что-то - нет. Чтобы ни говорилось со сцены, это же персонаж говорит, а не театр от своего имени. А персонаж может быть отрицательным. Если в пьесе действует некий фашист, например, вполне же для этого персонажа закономерно называть русских «свиньями». Это же не значит, что кто-то с ним солидарен, да? Или тогда нужно все фильмы про войну запретить…

- В последнее время участились случаи правоприменения статьи об оскорблении чувств верующих (ст. 148 УК РФ, - Ред.). Взять, к примеру, рок-оперу «Иисус Христос - суперзвезда»…

- Я думаю, Россия несется в пропасть. Тренд такой: отвлечь население от истинных проблем, найти врага, козла отпущения. Отвлечь от того, что ежемесячно растет квартплата или задерживают зарплату и люди выходят на забастовки, а потом их переводят в бессрочный отпуск. Во время поездки в Санкт-Петербург я заметил, что повально стали закрываться кафе и рестораны, а буквально недавно в них кипела жизнь. Налицо спад экономики. Вместо того, чтобы решать реальные проблемы, натравливают народ на мифических врагов. СМИ, телевидение просто взбеленились, несут ахинею какую-то про «гейропу», проблемы Запада. Нам бы их проблемы. С нашей-то смертностью, преступностью, коррупцией в высших эшелонах власти, эпидемией ВИЧ… Мы просто живем в благополучной республике, но я-то много езжу по стране, вижу, что на самом деле с ней происходит.

- Можно говорить о том, что это такой госзаказ?

- Нет, я так не думаю. Просто в какой-то момент были спущены гайки, не были жестко пресечены попытки маргиналов влиять на процесс. Проще говоря, вовремя не указали безумцам на их место. Нет, я не думаю, что это специально. Мне кажется, высшая власть в стране растеряна, пригрела у груди и не знает теперь, что делать с этими кургинянами, соловьевыми, прохановыми, киселевыми, хирургами и терапевтами на мотоциклах.

- Вернемся к театрам. Вы могли бы назвать самую бездарную казанскую постановку в городе?

- Это неэтично, безапелляционно оценивать работы коллег как бездарные или гениальные. Но всякое случается, конечно. Опираясь на свой опыт, я стараюсь не ходить на заведомо плохие вещи. Есть казанские театры, в которые я хожу строго по служебной необходимости. Далеко не все спектакли, которые появляются в Казани, мне нравятся. Более того, не от всех спектаклей театра Камала я в восторге. Я могу лишь сказать, что мой искренний интерес вызывают те театры, которые, опять-таки, на мой взгляд, являются чем-то большим, чем местные радости. Не хочу ничего конкретизировать, главным образом потому, что в каждом из наших театров случаются потрясающие постановки. Все театры хорошие, но лично мне интереснее всего следить за тем, что происходит в русском ТЮЗе, театре кукол «Экият», театральном пространстве «Угол». В последние годы мне нравятся те сдвиги, которые происходят в театре Качалова. Но, честное слово, Казань постепенно становится одной из театральных столиц России. Поэтому и критерии становятся жестче.

- В одном из интервью Владимир Яковлев (художественный руководитель балета ТАГТОиБ им.М.Джалиля, - Ред.) сказал мне, что критики это те люди, которые не смогли реализовать себя в театре...

- Вероятно, он говорил о балетных критиках. Балетные рано выходят на пенсию, танцевать не могут в силу разных причин, а сил еще много, вот некоторые из них идут в критики. Или травмированные молодые танцовщики. С нами на курсе училась бывшая солистка балета Эйфмана. Разумеется, не всем дано стать этуалью Гранд-Опера, но ведь и Яковлев не Бежар. Если же говорить о критиках вообще, то это вздор. Я, признаться, не знаю ни одного успешного коллеги, который хотел быть актером, режиссером, танцовщиком, но не случилось, решил он отомстить человечеству и пошел в критики. Да и вряд ли я как критик добился меньшего, чем Яковлев как хореограф. Вполне я себя реализовал и продолжаю этим заниматься. Поживу немного и тоже обрасту званиями, регалиями. А ведь полно коллег, которые добились в жизни куда большего, чем я. Поэтому если человек допускает такую довольно уничижительную по отношению к моей профессии сентенцию, значит, скорее всего, критики его не особо жалуют и это у них взаимно. А кто тут прав… Пока что я не слышал, чтобы Казань почитали как центр балетного искусства. Впрочем, я лично не вторгаюсь на эту территорию, я не критик музыкального театра, для этого нужно иметь профессиональную компетенцию, которой у меня нет.

- А Нуриевский фестиваль для Казани целое событие.

- Я искренне рад за Казань. Про контент говорить не буду. Допустим, там все гениально. Очень хочу в это верить. А вот про аншлаги в оперном стоит поговорить. Это ведь искусственный ажиотаж. Понимаете, если качаловский или наш театр начнет играть по 5-6 спектаклей в месяц, у нас будет не просто переаншлаг, с висящими на люстрах зрителями и ночными очередями в кассу, а конную полицию придется вызывать для безопасности граждан.

Я читаю прессу и в курсе главных событий в мире музыкального театра, но единственный упрек, который могу позволить в адрес руководства театра Джалиля - это малое количество спектаклей, низкая посещаемость.

Не заполняемость зала, она у них близка к абсолюту, но именно посещаемость, количество зрителей посетивших театр за год. Я - за социально ориентированное искусство. И пусть меня простят жители небольших голландских городков, но под социумом я имею в виду не их. Просто сравните афишу нашего театра и Мариинки или Большого. Мне кажется, Казань имеет право на большее. Кроме того меня беспокоит ситуация, при которой предпочтение отдается заезжим звездам, а не местным талантам. Но еще раз повторюсь, возможно, я ничегошеньки не понимаю в мире музыкального театра.

- Но разве оперный театр не входит в топ-5 театров России?

- Разве? Никогда об этом не слышал. А что это за рейтинг, что за способ оценки качества? Я, признаться, мало доверяю спортивным инструментам в сфере искусств. Театры что, лошади на скачках? Кто составлял этот список? Зачем? В любом случае у меня большие сомнения. Давайте прикинем. Мариинский театр, Большой, МАЛИГОТ, музыкальный «Стасик», «Зазеркалье», «Новая опера», «Геликон», Московский театр мюзикла, Санкт-Петербург Опера. Все это, согласитесь, серьезные конкуренты. Если считать по России, то Пермь, Екатеринбург, Новосибирск, Красноярск, Уфа. Возможно, Казань войдет в топ-20, даже в топ-15, но в пятерку лучших музыкальных театров России? Ребята, меня убьет Рауфаль Сабирович, но, как говорил герой одного мультика, не смешите мои копыта.

- Театр им. Г. Камала ведущий национальный театр в республике, почему все же финансирование оперного выше?

- Это вопрос конечно не ко мне. Но это справедливо. Каким бы гениальным или бездарным не был тот или иной театр оперы и балета, у него в разы больше затрат чем, у любого драматического театра. Наверное, исходя из нашей подвижнической деятельности и массы реально реализующихся (простите за тавтологию) проектов, нам бы, мягко говоря, не помешали дополнительные средства, но в принципе мы понимаем, что такие суммы как в оперном нам не нужны. При этом мы нуждаемся в дополнительных финансах. Имей мы сопоставимый с иными фестивалями бюджет, конечно, сделали бы такой фестиваль, о котором стали бы писать все топовые европейские издания. Мы раз в два года проводим Международный фестиваль «Науруз». Бюджет доходил максимум до 8 млн. рублей. При этом мы привозили спектакли Анатолия Васильева, Льва Додина, Эймунтаса Някрошюса, Аттилы Виднянского и др. А наш фестиваль «Ремесло» мы проводим при бюджете в 800 000 рублей! Поэтому я, конечно, считаю нормально, что республика так вкладываются в оперный театр. Другое дело, что должны существовать объективные критерии оценки деятельности каждого театра и его финансирования. По среднероссийским меркам наш театр не бедно живет, да и качаловцы не бедствуют, что опять-таки справедливо.

Несправедливо, что бедно живет ТЮЗ, другие татарские театры Казани. Это серьезные фундаментальные проблемы распределения государственных средств по учреждениям культуры.

Посмотрите, в каком ужасающем состоянии театр кукол в Набережных Челнах! В полуаварийном здании, в страшных условиях, а не сдается, работает, были номинированы на «Маску». Посмотрите республиканскую периферию: Нижнекамск, Альметьевск, Мензелинск, Бугульма, Буинск... А единственный в России профессиональный театр на селе - Атнинский театр? Все наши театры достойны лучшего финансирования, но в первую очередь те, что доказали свою художественную и организационную состоятельность. А и таких немало. Словом, меньше всего мне хочется говорить о деньгах. Я все-таки больше про искусство…


Справка

VIII Всероссийский театральный фестиваль молодой режиссуры «Ремесло» пройдет в Казани с 19 по 25 ноября. К участию в фестивалю допускаются спектакли, поставленные режиссерами в возрасте до 35 лет или в течение 5 лет после дебюта в профессии.


Читайте также: Фанис Зиганшин: В театре Камала уютно себя чувствуют все, кто причастен к национальной культуре


Автор: Анна Залялетдинова

Поделитесь с друзьями

Оставить комментарий