Гузель Яхина: Мне интересен советский период - это горячее, бурное, жестокое время

23 декабря 2015 // Прочитано 1692 раз

Казанская писательница, чей роман «Зулейха открывает глаза» признан победителем престижной премии «Большая книга», рассказала sntat.ru почему в ее дебютной книге не нашлось место современности.   

- С чего началась ваша писательская карьера?

- Я писала с детства, пробовала себя в разных жанрах и формах, делала школьную газету, была главным редактором районной молодежной газеты «Резонанс» - это была газета Вахитовского района Казани, выпускали мы ее в 1992-93 годах... Потом был долгий перерыв. Недавно начала писать вновь. У меня есть два рассказа: «Мотылек» - про живущего на Свияжске мальчика-сироту, опубликован в питерском журнале «Нева»; «Винтовка» - описание нескольких часов из жизни девушки-медсестры во время Великой Отечественной войны, вышел в «Октябре». И роман. Вот и вся моя литературная карьера.

- А почему после школы вы не решили пойти учиться по этой стезе?

- Мой дедушка был учителем немецкого языка. И я пошла по его стопам - на факультет иностранных языков Казанского педагогического института, о чем не жалею. Иностранные языки - это большое богатство: погружение в другую культуру, знакомство с другим народом. Один семестр училась в университете имени Гумбольдта в Бонне - выиграла грант в Немецкой службе академических обменов. Позже часто ездила в Германию по работе. Для меня стали очень близкими и Германия, и немецкий язык. В молодости поступать во ВГИК не решилась. Потом, уже в зрелом возрасте, пошла учиться в Московскую школу кино, в сентябре этого года ее окончила.

- Почему переехали в Москву? Тесно стало в Казани?

- Захотела попробовать себя в большом городе. Переехав, я достаточно скоро начала работать - нужно было обеспечивать себя. В Москве живу уже 17 лет, здесь у меня дом, семья.

- Не было страха в довольно зрелом возрасте менять профессию? Или это была не смена рода деятельности?

- Для меня учеба в киношколе была не попыткой смены профессии, а просто исполнением юношеской мечты - для этого не требовалась какая-то особенная смелость.

- Что вам дало обучение в этой школе?

- Любая школа или ВУЗ - это, в первую очередь, люди, педагоги. У нас были замечательные и очень разные преподаватели. Если во ВГИКе существует система творческих мастерских, где один мастер ведет своих учеников все 5 лет, то в Московской школе кино система другая: у факультета есть куратор, но к студентам постоянно приходит очень много людей из индустрии на мастер-классы. Благодаря этим встречам у нас сложилось достаточно полное представление о том, что происходит на кинорынке. Также важно, что в школе мы получили творческий импульс для реализации собственных идей: два года учебы мы занимались только своими, оригинальными историями, а в индустрии сценаристы обычно разрабатывают идеи продюсеров, режиссеров. 

- Ожидали, что получите первую премию в «Большой книге»?

- Я, конечно, не ожидала этого. Была горда и счастлива, находиться в коротком списке «Большой книги» с такими большими и серьезными писателями, как Алексей Варламов, Роман Сенчин, Дина Рубина - для меня это действительно большая честь. Но звезды так сложились, что была выбрана моя книга.

- Почему не захотелось рассказать историю своей бабушки в романе? Слишком личное?

- У меня не было цели написать биографический роман. Изначально я понимала, что буду писать о раскулачивании и кулацкой ссылке. Но история маленькой девочки, которая была сослана в Сибирь, сформировалась и выросла там - это один сюжет. И совсем другой - история взрослой женщины, которая внезапно обретает второе дыхание, новую жизнь. Второй сюжет меня больше привлекал.

- А есть ли что-то автобиографичное в «Зулейхе»?

- Нет, я бы так не сказала. Понятно, что все герои рождаются из автора, и в любом персонаже, даже отрицательном или второстепенном, зашиты авторские черты. Но каких-то ярких автобиографеских моментов в судьбе «Зулейхи» нет, зато есть внешнее сходство с моей бабушкой: небольшой рост, изящное телосложение, зеленые глаза.

- Почему решили убрать современную часть из романа?

- У меня было две попытки перекинуть мостик в современность. Изначально я хотела делать роман в двух временных пластах: в сегодняшнем, 2015 году и в 30-40-ые годы прошлого века. Было задумано, что правнучка Зулейхи (которую, кстати, также зовут Зулейха, – Ред.) расследует жизнь своей прабабушки по архивным документам. Читатель продвигался бы вместе с современной героиней в ее изысканиях, а параллельно - узнавал бы о жизни ее прабабушки, татарской крестьянки. Такую вот «косу» из двух сюжетов хотелось сплести, но не очень получилось: прописав достаточно много материала о современнице, я поняла, что это плохо сочетается с исторической частью. Вторая попытка заключалась в том, чтобы завершить роман в наши дни. Я даже написала целую главу: о том, как Юзуф, сын главной героини, уже восьмидесятипятилетним стариком возвращается в Семрук - поселок уже еле различим среди поглотившей его тайги, берег выглядит так же, как и 85 лет назад, когда там высадили первых переселенцев... Но и эта глава, как мне показалось, не очень хорошо монтировалась с основным телом романа.

- Расскажите вкратце о ком и о чем этот роман?

- В начале повествования Зулейхе 30 лет, она ровесница двадцатого века. Начинается ее история в январе 1930 года, в самый разгар компании по раскулачиванию. Мужа Зулейхи случайно убивают, саму ее отправляют вместе с другими крестьянами сначала в Казань, потом в Красноярск по железной дороге, а затем на баржах доставляют на берег Ангары, оставляют там в глухой тайге. И у Зулейхи начинается совсем другая жизнь - без мужа, который ее защищал, охранял, ругал и бил, без свекрови, с которой она прожила половину своей жизни, в совершенно другом месте, за тысячи километров от родного дома, с незнакомыми людьми, которые говорят на другом языке... Зулейха рожает сына, и впервые рожденный ею ребенок остается жив. Она встречает мужчину, который ей нравится, с каждым годом все больше и больше... И Зулейха меняется - полностью. Я писала, в том числе, и о преодолении языческого сознания: в начале романа Зулейха живет в очень темном мире, где есть место и Богу, и нечисти, и всем героям татарской мифологии, но постепенно благодаря обстоятельствам и своим собственным поступкам она преодолевает это языческое сознание.

- А на какие документы вы опирались, создавая историческую часть романа?

- Изучала то, что называется «матчасть»: с одной стороны - официальную документацию ОГПУ - НКВД, указы, постановления, приказы (сейчас все это есть в открытом доступе в интернете, даже не нужно ехать в архив; кстати, некоторые из этих инструкций и указов даже приведены в тексте романа). С другой стороны, я читала воспоминания, мемуары тех, кто прошел через раскулачивание и ссылку. И становилось, очевидно, как чудовищно велик был разрыв между тем, что планировалось, - и тем, что получилось. В соответствии с инструкциями, к примеру, переселенцев в пути должны были кормить, поить, снабжать лекарствами, но ничего этого в реальности не было, люди умирали от голода и от болезней. Также штудировала научные труды по теме - диссертации, научные статьи.

- О каком еще историческом периоде хотелось бы написать?

- Мне очень интересен советский исторический период, особенно с 1917 по 1957 годы - это горячее, бурное, жестокое время. Интерес к нему есть и со стороны читателей - мы до сих пор хотим лучше понять, отрефлексировать то время.

- Вы рассказывали, что хотели бы попробовать себя в сериальной киноиндустрии. Почему?

- Хороший сериал - это тот же роман, только рассказанный киноязыком. Другое дело, что, к сожалению, достойных российских сериалов пока мало, но есть западные - с большим удовольствием делала бы такие же работы, если это будет востребовано. Пока у нас в стране нелегкая экономическая ситуация, поэтому говорить о каких-то серьезных исторических сериалах не приходится.

- Вы согласны с мнением, что сейчас идет возрождение классического русского романа?

- Давайте мы спросим об этом знаменитых писателей и литературоведов. Я - человек, написавший пока всего один роман.


Наша справка

Гузель Шамилевна Яхина - современный российский писатель, автор романа о раскулачивании 30-х годов ХХ века «Зулейха открывает глаза», лауреат премий «Большая Книга» и «Ясная Поляна».

Родилась в 1977 г. в Казани, окончила Казанский государственный педагогический институт, факультет иностранных языков; с 1999 года живёт в Москве, работала в сфере PR, рекламы, маркетинга. Окончила сценарный факультет Московской школы кино (2015). Публиковалась в журналах «Нева», «Октябрь». В журнале «Сибирские огни» вышли главы её дебютного романа «Зулейха открывает глаза». После неудачных попыток самостоятельно найти издателя для «Зулейхи» автор обратилась в литературное агентство. С его помощью книга увидела свет и оказалась успешной.


Фото с сайта virhos.ru

Автор: Анна Главатских

Поделитесь с друзьями

Оставить комментарий