Мама погибшей в страшном ДТП под Заинском: Верните мне дочь, и я сама вам выплачу 50 миллионов рублей!

30 Октября 2017

Прочитано: 2206 раз

Автор материала: Эльвира Мухаметдинова фото: автора, ГУ МЧС России по РТ, соцсети
На начавшемся судебном процессе в Заинске родственники погибших в страшном ДТП рассказали о том, как узнали о происшествии и как переживают утрату близких.

Сегодня в Заинском городском суде после длительного перерыва возобновилось судебное заседание по уголовному делу о гибели 14 пассажиров в загоревшемся автобусе на трассе под Заинском.


Потерпевшие съехались из нескольких городов Татарстана и соседних регионов 

Напомним, ранее ИА «Татар-информ» сообщало, что в ночь на 2 июля на 52-м километре трассы Набережные Челны – Альметьевск в Заинском районе автобус «Неоплан», принадлежавший АО «Евразийская корпорация автовокзалов», столкнулся с «КАМАЗом», который буксировал «МАН» на жесткой сцепке. От удара автобус загорелся, выехал на разделительную полосу и перевернулся, пламя мгновенно охватило салон. В результате аварии из 28 пассажиров 14 человек погибли, в том числе четверо детей, остальные получили различные травмы. Автобус и грузовик полностью сгорели. 


На первом заседании суда, которое состоялось 29 сентября, выяснилось, что в зале присутствуют лишь шесть потерпевших, в том числе один адвокат, представляющий интересы жителя Самары Валерия Мельникова, у которого в ДТП погибли жена и сыновья. Четверо потерпевших были оповещены о начале судебного процесса, но не явились на заседание. Трое оповещены не были. По этой причине судебное заседание было отложено до 30 октября, обвиняемого водителя автобуса Александра Ижмукова оставили под стражей до 8 декабря. 


Сегодня в суд приехали семь потерпевших. Часть, по словам судьи, не смогли присутствовать на процессе по объективным причинам – кто-то до сих пор находится на лечении, кто-то не смог отпроситься с работы. Несколько человек согласились участвовать в процессе при помощи видеоконференцсвязи – для этого в ближайшие дни их пригласят в суды Самары и Тольятти. 

Также часть свидетелей допросят посредством интернет-связи. Между тем, несмотря на неполную явку пострадавших, места в зале судебного заседания не пустовали. На суд приехали родственники пассажиров автобуса из разных городов Татарстана и ближайших регионов: из Елабуги, Менделеевска, Набережных Челнов, Заинска, Ижевска, Тольятти.  

 

Первым делом прокурор Заинска Ринат Каримов зачитал обвинительное заключение. Напомним, водителю автобуса 56-летнему Александру Ижмукову предъявлено обвинение в оказании услуг, не отвечающих требованиям безопасности жизни и здоровья потребителей, повлекших смерть двух и более лиц, а также в нарушении правил дорожного движения и эксплуатации транспортного средства, повлекших за собой по неосторожности смерть двух или более лиц. 

По версии следствия, автобус двигался со скоростью 120 километров в час, хотя на этом участке скорость не должна превышать 70 километров в час. Кроме этого, водитель пренебрег предписанием дорожных знаков, которые указывали на сужение дороги справа. 


Также гособвинитель отметил, что на момент аварии не все пассажиры были пристегнуты ремнями безопасности. Тогда как по правилам водитель может начинать движение только тогда, когда все пассажиры зафиксированы. Кроме того, Ижмуков, по словам гособвинителя, пренебрег дистанцией. Именно превышение скорости в ночное время без учета метеорологических условий и привело к трагедии, по мнению гособвинителя. 

Совокупность нарушений прокурор, зачитывая обвинительное заключение, назвал «преступным легкомыслием». 


Судя по заключениям экспертов, пассажиры погибли из-за отравления оксиуглеродом, термических ожогов верхних дыхательных путей и стопроцентных ожогов тела. 

В тот момент, когда прокурор зачитывал описание травм, которые стали причиной смерти пассажиров, родственники погибших не смогли сдержать слез. Бабушка Марии Галимовой теребила в руке носовой платок и периодически подносила его к покрасневшим глазам. Елена Мещерякова, которая в этом ДТП потеряла 13-летнюю дочь Анастасию и свою бабушку, рыдала, не имея сил совладать с эмоциями.  

В час ночи жена пыталась связаться с дочерью, но уже не смогла…

Начался допрос потерпевших.   

«Моя дочь, 15-летняя Юлия Бушмакина, ехала из Тольятти в Ижевск в гости. Жена всю поездку переписывалась с ней по телефону. Дочь писала: “Мама, у меня все хорошо. Я села в автобус”. В час ночи жена еще пыталась связаться с дочерью, но уже не смогла», – сообщил суду Алексей Бушмакин. 

По словам Бушмакина, сам он о трагедии узнал утром. 


«Мы с женой сели в машину и поехали в Заинск. На месте ДТП увидели сгоревший автобус, он лежал правым боком на средней части дороги».  

Как выяснилось, сам Алексей Бушмакин длительное время работал водителем – перегонял машины с одного региона в другой. И обратно в Тольятти несколько раз добирался на автобусе, которым управлял Александр Ижмуков. 

Это обстоятельство серьезно заинтересовало адвоката Ижмукова и самого подсудимого. Адвокат спросил Алексея Бушмакина, как он может охарактеризовать манеру вождения его подзащитного. Сам Александр Ижмуков задал вопрос: «А вы помните, что я говорил во время поездки про ремни безопасности? Просил ли я всех пристегиваться?» На что получил утвердительный ответ Бушмакина. Про манеру вождения Алексей затруднился что-либо сказать суду. «Я спал обычно в дороге», – ответил он. 

Прокурор уточнил: «Сколько раз вы ездили в автобусе под управлением Ижмукова в качестве пассажира?» Когда выяснилось, что это случилось от силы два раза, прокурор заметил: «И вы хотите, чтобы потерпевший за две поездки составил полную картину о манере управления автобусом вашим клиентом?» 

«Я только утром поучаствовала боль от ожогов крапивы…»

Следующей суд допросил Регину Галимову – мать погибшей 23-летней выпускницы Самарского медицинского университета Марии Галимовой. Женщина рассказала, что они с мужем выехали встречать дочь, которая ехала к ним, чтобы показать диплом. 


«Мы знали, что дочь должна была приехать поздно. Я все время была с ней на связи. Мария сначала сказала, что рейс задерживается, потом вроде бы все нормализовалось. Она написала, что села в автобус, и отправила фото билета своей подруге. Этот снимок сейчас у меня. Судя по нему, автобус должен был прибыть в Заинск в 23 часа 45 минут. Но немного опаздывал. Во время аварии, я думаю, она уже стояла около выхода. Мы сидели в машине и ждали ее около выезда из Заинска. Приехали туда без пятнадцати одиннадцать. Мария постоянно нас оповещала: “Проехали такой-то пункт, сейчас приближаемся к такому-то месту”», – поделилась Регина Галимова.

По словам Регины Галимовой, автобус они всегда замечали издалека. 

«Ведь не первый раз встречали. В этот раз сначала ошиблась. Приняла габариты «КАМАЗа» за автобус. А другой раз говорю мужу: “Вот этот наш наверняка”. И вдруг вижу – автобус резко повернулся и вспыхнул огонь. Произошел хлопок. Я набрала 112 и сообщила: “Кажется, горит автобус”. Мы с мужем сразу тронулись к месту, проехали два с половиной километра, преодолели их буквально за пять минут. Когда подъехали, то увидели, как горит автобус. Когда подбежали к нему, произошел еще один взрыв. После этого огонь охватил весь автобус», – вспоминала мать погибшей девушки.  

Регина рассказала, что начала спрашивать у успевших выйти из автобуса людей – не видели ли они ее дочь. Никто ничего не видел.  


«Потом увидела лежащую возле дороги женщину и спросила, что с ней. Мне сказали, что ее выбросило из автобуса. Я подумала, может, моя дочь тоже вылетела из окна. Начала везде искать. До утра бегала по полю, искала свою дочь. Ничего не видела, ничего не замечала, только звала и звала. Утром только поняла, что у меня все руки в ожогах от крапивы. Я ее, оказывается, хватала голыми руками. Но не чувствовала боли», – поделилась Регина.

Сегодня на заседании выяснилось, что Регина Галимова первой подала в суд заявление о возмещении морального ущерба, который оценила в 50 миллионов рублей.   

Адвокат Ижмукова, а затем и судья спросили: «Вы считаете эту сумму соразмерной тому ущербу, который вам нанесен?» На что Регина Галимова ответила: «Верните мне дочь, и я сама заплачу вам эту сумму. Только верните!»  

Прокурор сообщил, что полностью поддерживает иск Галимовой. Более того, просит включить в список потерпевших и ее мужа – Раушана Галимова. 


«Я бегал вокруг автобуса, но не мог к нему подойти. Ближе, чем за пять метров, находиться было невозможно. Потом произошел взрыв. Пожарные приехали  минут через десять после нас, полиция пораньше. Водителя я увидел в полицейской машине, закутанного в одеяло», – рассказал Раушан Галимов. 

Еще один потерпевший – Валерий Мельников, который потерял в этом ДТП жену и двоих сыновей, также предъявил исковые требования о возмещении морального ущерба. Правда, он запросил за каждого погибшего члена своей семьи по полтора миллиона рублей – всего 4,5 миллиона рублей. Прокурор и в этот раз полностью поддержал исковые требования Мельникова. 

«Я потеряла в этой аварии всё…»

Жительница Тольятти Елена Мещерякова, выйдя к трибуне, заявила, что потеряла в этой аварии всё – 13-летнюю дочь Анастасию и бабушку (речь о 74-летней Галине Шеховцовой. – Прим. Т-и). 

«Они ехали в гости в Ижевск к моей сестре. Последний раз мы созвонились, когда автобус остановился на отдых. Люди вышли – кто в туалет, кто в кафе, а мои остались стоять у автобуса. Потом я в два часа ночи проснулась и никак не могла заснуть уже. Меня переполняла тревога. Полчетвертого утра я начала звонить сестре, которая должна была встречать родных. Она уже стояла и ждала автобус. Когда поняли, что автобуса нет, начали везде звонить. Нам никто ничего не сообщал. Мы сами все выясняли: звонили в татарстанское, удмуртское, московское МЧС», – вспоминала Елена Мещерякова. 


Она же вспомнила, что в день, когда произошла страшная авария, в Тольятти шел сильный дождь, который не прекращался целые сутки.  

«Я не знаю, какая погода была в Татарстане, но у нас дорога была мокрой. Я сама лет семь назад пользовалась автобусом этой компании, чтобы доехать до сестры. Никаких ремней безопасности там не было. И водитель ничего не говорил о том, что надо пристегиваться. Но если ответственность за безопасность лежит на водителе, то он должен был хотя бы пройтись по салону и пристегнуть всех», – заметила Елена. 

Мещерякова добавила, что у нее в этой жизни не осталось никого из родных. 

«Это были два самых близких для меня человека», – с горечью заметила она. По поводу гражданского иска Елена отметила, что не намерена его подавать: «Зачем? Мне уже ничего не надо».

Кассирша была сонной и продала билет не на тот рейс

Жена погибшего декана факультета математики и естественных наук Ижевского государственного технического университета имени Калашникова, доктора физико-математических наук, заслуженного работника высшей школы РФ, члена-корреспондента Российской академии ракетных и артиллерийских войск Али Алиева Ольга Мищенкова рассказала, что муж поехал в Самару в командировку – на заседание учебно-методического объединения.  

«До этого, примерно за месяц, отменили авиарейсы из Ижевска в Самару. Так бы он, конечно, полетел на самолете. А поезд идет 12-16 часов – это уж слишком долго. Поэтому пришлось ехать автобусом, который, кстати, прибыл в Самару с опережением графика. Как только муж приехал в Самару, сразу пошел в кассы и купил обратный билет. Потом он мне рассказывал по телефону: “Кассирша, видимо, была сонной. Она мне продала билет не на прямой рейс, а на тот, что идет через Тольятти”, – рассказала суду Ольга Мищенкова. 

Ошибка кассира оказалась роковой.  


«Сколько весил ваш родственник?»  

Адвокат Александра Ижмукова спрашивал каждого из потерпевших, сколько весил погибший родственник и сколько у него с собой было багажа. Кто-то отвечал конкретно, кто-то, как мама Марии Галимовой, затруднился ответить.  


«Я не знаю, сколько весила на тот момент моя дочь, потому что она в Самаре посещала фитнес и обещала нас удивить своим внешним видом», – сообщила Регина Галимова.  

Журналисты, в свою очередь, поинтересовались у адвоката Романа Майданчука, почему он так скрупулезно собирает сведения о весе погибших и багажа. Майданчук заметил, что при выяснении обстоятельств ДТП использовались усредненные данные о загрузке автобуса. Он же хочет узнать, насколько они достоверны.  

Также Майданчук интересовался практически у всех опрашиваемых, насколько в тот день был мокрым газон. Потерпевшие отвечали, что пребывали в состоянии шока и им было не до исследования уровня влажности травы. И только вдова декана Ижевского технического университета сообщила, что в тот день на ней были легкие туфли, которые совершенно не промокли, несмотря на то что в них пришлось изрядно побегать. 

«Я в них уехала потом в Казань. Они были абсолютно сухими. Если бы намокли, я бы поменяла обувь», – сказала она.  

Брат подсудимого Михаил Ижмуков сообщил журналистам о том, что разочарован ходом процесса, поскольку он не увидел среди опрашиваемых водителей тех самых большегрузов, с которыми столкнулся автобус.  


Прокурор Заинска Ринат Каримов на вопрос журналистов, может ли так случиться, что подсудимых по уголовному делу станет больше, заявил, что в ходе данного судебного процесса устанавливается виновность конкретного человека – Александра Ижмукова. Если появятся факты, подтверждающие причастность к трагедии других лиц, то это будет уже другое уголовное дело и другой суд. 


Комментарии








© 2017 «События»
Сетевое издание «События» зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 18 апреля 2014 г. Свидетельство
о регистрации Эл № ФС77-57762 Создано при поддержке Республиканского агентства по печати и массовым
коммуникациям РТ. Настоящий ресурс может содержать материалы 16+