Ренат Мистахов: Нам бы хотелось увеличить долю собственного производства

25 Августа 2017

Прочитано: 601 раз

Автор материала: Рустам Кильсинбаев
Гендиректор предприятия Ренат Мистахов поделился планами по развитию завода с ИА «Татар-информ».

На международном военно-техническом форуме «Армия-2017» крупное предприятие из Татарстана – Зеленодольский завод имени А.М. Горького подписало с Министерством обороны РФ дополнительное соглашение к госконтракту на поставку кораблей проекта 22800. Генеральный директор дал интервью ИА «Татар-информ» на полях форума.

Что подразумевает подписание дополнительного соглашения с Министерством обороны в рамках международного военно-технического форума «Армия-2017»?

— Мы подписываем с Министерством обороны соглашение на авансы в части увеличения существующих проектов. Вчера и сегодня шли обсуждения тех проектов, которые уже есть. В то же время, мы постоянно совместно с Министерством обороны в поиске новых судостроительных решений. Я думаю, все эти проекты, которые мы сегодня предлагаем, они будут иметь продолжение. Возможно, появятся новые разработки. Хотя я больше заинтересован не в том, чтобы строить 1-2 корабля, а в том, чтобы строить серию из 5-10 кораблей.


Ожидаются ли новые контракты по кораблю проекта «Океан» для пограничной службы? Уже два корабля уже заложено, один передан пограничникам. Ожидается ли еще?

— Океан, да. Мы построили головной корабль, сейчас строится еще два корабля. Мы очень надеемся, что в будущем серии будут еще увеличиваться. Потому что само по себе это судно хорошо себя показало. Оно понравилось и нашим заказчикам в лице Пограничной службы ФСБ России, потому что это уже суда другого уровня, которые могут обеспечить длительное нахождение в конкретном регионе.


Как развивается ситуация с Гепардами?

— Два гепарда эксплуатируется, два передается заказчику. То есть пока идет такая работа.

На будущее не планируете контракты по Гепардам?

— На будущее нет пока, идет только период обсуждения. То есть, конкретных новых соглашений пока нет.


Есть ли интерес к гражданским А145Е, которые сейчас строятся для ОАЭ?

— Заинтересованность очень большая, мы сегодня активно работаем над странами АСЕАН. Я сейчас еду с этой выставки на выставку Пекин и в Шанхай. В Шанхае выставляем свой А145Е. Мы очень надеемся, что будет достаточно большая серия этих судов.

Какой процент заказов составляет гражданская продукция?

— Гражданское судостроение достаточно маленькое. Оно составляет всего в общем объеме где-то процентов 8. Все остальное – это военный заказ. Если так смотреть на общее наше развитие, то соотношение получается следующим – где-то 50 процентов заказов Министерства обороны, 20 процентов ФСБ России и 20 процентов у нас военно-техническое сотрудничество.

— Если смотреть всего по доле гражданского производства, в которое входят и мосты и металлоконструкции, то это примерно 10 процентов. Не очень большой показатель.

Правительство России сообщало, что к 2025 будет снижаться оборонный заказ. Как к этому готовится предприятие сейчас?

— Мы понимаем, что он будет снижаться. Почему мы так активно сейчас  проводим работу на увеличение объема? Потому что сейчас, если больше протянуть, то вакуум этот будет увеличиваться, а этот вакуум надо заполнять. Поэтому я активно езжу, реализую проект А145. Мы реализовали сейчас, вы знаете, А145 и отрабатываем на серию, чтобы еще больше было. Ну и создание не только в России, но и за рубежом совместных производств. Потому что некоторые вещи за удаленностью логистики невыгодно возить с одного конца в другой. Это длинное расстояние, что ведет к удорожанию и соответствующей конкуренции в ряде стран. Это в основном страны АСЕАН, вот здесь определенные трудности могут возникнуть.

Как сегодня развивается сотрудничество с крымским заводом «Залив»?

— «Залив», мы с ними не сотрудничаем никак.

Заказами с ними делитесь?

— Мы не делимся, у нас нет работы никакой с ними.  Мы с Заливом не работаем.

Ощущается ли на предприятии нехватка кадров?

— Нет, дело в том, что мы набрали очень хороший темп и этот темп нам сейчас конечно очень на руку. Если смотреть на историю завода, его развитие, то за последние 5-6 лет, за 3 года мы достигли роста объема производства от 40 до 50 процентов роста. Это нам позволило в максимально короткие сроки, в течение 4-5 лет набрать кадры, подготовить их и сохранить. Ну а теперь мы уже готовы на любые победы в рамках развития. И я думаю, что в 2017 и в 2018 году у нас есть вещи, которыми мы удивим не только нашу Республику Татарстан, но и Российскую Федерацию в рамках освоения новых направлений, над которыми мы сейчас работаем. Стратегия завода, она в основном выставлена сейчас на поиски увеличения объема строительства, на увеличение размерности тех кораблей, которые мы сейчас строим. Но и самое главное, стратегически мы сейчас себе поставили задачу на увеличение доли производства кораблей. То есть, чтобы от винта до системы управления полностью все было построено на заводе.

И приборостроение тоже?

— Да, потому что корабли построены так, что у них у всех есть системы управления, двигатель, редуктор, вал, подшипник и другие вещи. Мы должны увеличить долю производства, тогда нам будет всегда интересно. Если этой системы не будет внутри, то есть вот этих всех направлений, то сегодня мы будем говорить о том, что мы работаем и вырабатываемся, несем заказ. Но доля производства у нас внутри маленькая, соответственно, повлиять на себестоимость мы не можем, а это вопрос конкуренции. Ну и прибыль также увеличить не можем. Если смотреть на существующую ситуацию, сегодня у нас доля в корабле составляет всего от 10 до 15 процентов.

То есть завод несет ответственность за судно, как сборщик, хотя всего 10-15 процентов составляющих судна создано другими производителями?

— Да, мы как генеральные подрядчики несем полностью ответственность за весь корабль. Получается так, что я несу ответственность всю, а моя доля составляет всего 10-15 процентов. Соответственно занижается себестоимость. По этой причине я бы хотел сегодня выйти на увеличение объема производства, что позволит мне сегодня, во-первых, конкурировать с моими коллегами на предмет сроков, стоимости, так как я буду эти вещи делать, выпускать и я могу уже влиять на то, чтобы делать некоторые эксклюзивные вещи. Те, которые мои коллеги не могут сделать из-за отсутствия того или иного оборудования.

Завод будет в меньшей степени зависеть от других производителей.

— Конечно.

Касаемо двигателей. Ранее ведь также стоял вопрос с двигателями украинского производства.

— Нет, украинских двигателей у нас нет. Процесс перехода на турбинные двигатели прошел еще до санкций и изменения международной ситуации. По этой причине сейчас этот вопрос мы не обсуждаем. В будущем, конечно, если страны, которые захотят корабли с турбинами, мы им предлагаем продукцию Рыбинского завода.

Как решается вопрос с передачей Зеленодольского конструкторского бюро?

— С Зеленодольском бюро сейчас мы работаем, вопрос уже с бородой. С 2013 года мы работаем над тем, чтобы КБ перешло в состав Зеленодольского завода. Я хочу сказать, что этот этап в процессе обсуждения, и мы хотели бы увидеть совместную творческую работу. Потому что сегодня мы видим, как бюро переходит на элементы производства, проектирования кораблей, которые не являются их основной задачей. Они начинают проектировать танкеры небольшого размещения, еще что-то. А что касается военных кораблей, которые мы знаем и которыми мы гордимся, то от этого бюро постепенно уходит и это неправильно. Потому что уникальные специалисты, они просто разбегаются, потом мы их уже не найдем.

К слову о танкерах, как обстоят дела с производством подобных кораблей?

— По грузовым танкерам у нас есть предложение, есть задел. Мы предлагаем, но это не основное потому, что сегодня по танкерам тема должна быть многосерийной. То есть это не менее 7-8-10 кораблей в год. Тогда это будет интересно. А если это 1-2 корабля то это, конечно, вопрос. Производство занимает большую площадь и технологически нам это невыгодно.

Сейчас на заводе серия малых ракетных кораблей «Ингушетия», «Орехово-Зуево», «Вышний Волочек» и т.д. На каком они этапе?

— Они строятся, программа разбита по годам. Есть государственная программа, в рамках нее мы идем.

Есть два корабля, которые строились для мэрии Архангельска. Как сейчас решается вопрос с их реализацией?

— С мэрией работает, продолжаем рекламировать, показывать и надеемся, что они у нас приобретут. Я думаю, что это тоже не зря потраченное время. Российский рынок, он самый большой в части покупки военного и гражданского корабля. Но он не готов, потому что нужна государственная поддержка.

Субсидирование и так далее?

— Да, субсидирование, как вот рыбакам сейчас делаем. И тогда придет наше время, и мы просто в большом объеме начнем поставлять эти серийные корабли. Вообще, я за серию, как в свое время СССР мы строили в год 12 кораблей.

А сейчас?

— Ну а сейчас что, у нас получаются рваные потоки. Один построили — год прошел. Два построили — год прошел. И в итоге у меня эти специалисты уникальные по алюминию, их приходиться проталкивать, то на один заказ, то на второй, то третий. Это делается для того, чтобы они не разбежались. А по сути дела это не приводит ни к чему хорошему. У цеха нет единой системы стабильных заказов. То есть люди выходят на подработки в соседние цеха, где требуется их помощь. А это не совсем хорошо влияет на цеховых технологов, на других специалистов которые привыкли работать в едином направлении – взял один заказ и повел.

К каким кораблям отмечается интерес у заказчиков?

— Есть большой интерес к маленьким кораблям, водоизмещение до тысячи тонн с вооружением, как у фрегатов, малых ракетных кораблей. В этом году мы вышли с новинкой – это десантное судно А223.

Для морпехов?

— Да, для морпехов, для других служб. Мы надеемся, что эта тема будет востребована. Как раз для загрузки алюминиевых цехов. Уникальность завода в том, что у нас сегодня 34 сварщика работающих по алюминию, из них 18 международного класса – это штучные люди.

С кем уже есть потенциальные контракты в рамках работы форума «Армия-2017»?

— Сейчас идет презентация, обсуждение, но мы стратегически смотрим на такие задачи. Цель – не просто продать. Мы предлагаем, где корабль эксплуатировать, где он нужен с какой дальностью и с какой эффективностью. В этом случае клиенту более интересно. Потому что сейчас просто прийти и сказать, что есть хорошие модели – этого мало. Надо эту модель прорекламировать и именно привязать ее к тому региону, где она будет эксплуатироваться.

Известно, что завод сейчас начал развивать контакты со странами арабо-мусульманского Востока. Есть ли интерес со стороны этих стран к вашим кораблям?

— Я думаю, что очень интересным для них будет проект «Гепард» и патрульный корабль проекта 22160. Они так востребованы потому, что в основном как арабский, так и азиатский мир обращает, в основном, внимание на то, что корабль построен для российского флота и эксплуатируется.

Понятно, ведь он уже показал себя в работе.

— Они очень мудрые в том, что им не нужны картинки они говорят — а вы у себя эксплуатируете? Почему вы нам предлагаете то, чего у вас нет еще. Так что платформу они берут уже ту, которая испытана.

Комментарии








© 2017 «События»
Сетевое издание «События» зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 18 апреля 2014 г. Свидетельство
о регистрации Эл № ФС77-57762 Создано при поддержке Республиканского агентства по печати и массовым
коммуникациям РТ. Настоящий ресурс может содержать материалы 16+