Гендиректор АО «Ремдизель»: Мы начинали с контракта на несколько миллионов рублей и дошли до выручки в миллиарды

13 Октября 2017

Прочитано: 479 раз

Фото: Михаил Захаров
Автор материала: Рустам Кильсинбаев
Руководитель одного из крупнейших оборонных предприятий РТ рассказал ИА «Татар-информ» о перспективах развития компании.

Одно из крупнейших предприятий, работающих с государственным оборонным заказом, – АО «Ремдизель» в этом году отмечает свой 39-й день рождения. В преддверии праздничной даты генеральный директор компании Фаиз Хафизов рассказал ИА «Татар-информ» о том, как из завода по ремонту двигателей автомобилей "КАМАЗ" "Ремдизель" превратился в предприятие по производству и обслуживанию гражданской и военной техники, получив статус одного из крупнейших налогоплательщиков республики.

Более 10 контрактов на обслуживание с Минобороны РФ

Фаиз Шакирович, с чего начиналось развитие предприятия? Какой путь прошел "Ремдизель" за несколько десятков лет?

— Предприятие создано ровно 39 лет тому назад для выполнения работ по организации капитального ремонта узлов и агрегатов автомобилей "КАМАЗ" с расчётной проектной мощностью до 100 тысяч капитально отремонтированных двигателей. К 1991 году мы достигли выпуска 42 тыс. единиц капитально отремонтированных двигателей. После таких происшествий, как пожар на заводе двигателей, мы превратились в поставщика отремонтированных двигателей для главного конвейера. Эта задача была выполнена «Ремдизелем».

Постановление Совета Министров Советского Союза о создании завода ремонта двигателей звучало примерно так: «В целях обеспечения растущей потребности народного хозяйства в выполнении работ по капитальному ремонту узлов и агрегатов создать производство ремонта на территории города Набережные Челны, назвать его заводом ремонта двигателей».  Проекты были разработаны в Ярославле, участников было много. Кроме этого, по решению Правительства Советского Союза в целях обеспечения выполнения работ по гарантийным обязательствам растущей потребности в запасных частях была создана сеть из 226 сервисных автоцентров. Развиваясь  в сфере капитального ремонта узлов и агрегатов, мы не могли тащить с Уссурийска или Калининграда технику на ремонт сюда. КАМАЗ создал соисполнителей – 96 ремонтных заводов по всему Советскому Союзу. Я был начальником управления организации капитального ремонта. В каком-то году я провел 224 дня в командировках. Надо было создать сеть от имени КАМАЗа, охватить весь Советский Союз. У нас были ремонтные заводы в Ташкенте, в Ангрене, в Белоруссии, на Украине, в Калининграде, в Уссурийске.

Ориентированность предприятия осталась такой же до 2005 года, завод занимался чисто капитальным ремонтом узлов, агрегатов для народного хозяйства. С 2007 года мы приступили к обслуживанию и ремонту автомобилей "КАМАЗ" и спецтехники для Минобороны России. Топливозаправщики, связные машины, все это попало в систему обслуживания.

Если в составе Министерства обороны Российской Федерации эксплуатируются более 45 тысяч автомобилей "КАМАЗ", то они сегодня все обслуживаются и ремонтируются АО «Ремдизель». Но правильнее будет сказать, что мы осуществляем технический надзор над всей автомобильной техникой Министерства обороны. Речь идет не только о "КАМАЗах", но и об "Уралах", автобусах и другой технике. Контракты включают в себя обслуживание и ремонт вооружения специальной техники, смонтированной на шасси вышеуказанных автомобилей. В то же время мы ведем работу по бронированным гусеничным автомобилям – многоцелевой тягач легкий бронированный МТ-ЛБ  и его модификациям. Это артиллерийское орудие 2С1, это так называемый «Змей Горыныч» для разминирования, это МТ-ЛБ типа «Штурм-С», противотанковые изделия и много чего другого.

 «Наша задача сейчас - поменять имидж «Ремдизеля» для города и республики. Мы  получили высокую оценку министра обороны Шойгу:  мы работаем хорошо, к нам вопросов нет». 

Какое соотношение гражданского и военного заказа фиксируется на предприятии?

— Наша задача – добиться соотношения военной и гражданской долей в процентном соотношении 50 на 50. Сейчас мы пересмотрели свои позиции на гражданском рынке и активно работаем с крупными клиентами. Такой опыт работы с большими автопарками, как у нас, мало кто может предложить. Сейчас в валовом продукте АО «Ремдизель» доли распределяются так: 65 процентов – это военное направление, 35 процентов – гражданская тематика.

По теме гражданской продукции мы проводим капитальный ремонт всех автомобилей "КАМАЗ", которые находятся на гражданке. Кроме этого, мы приняли и выполняем эту работу по двигателям ЯМЗ (дизельные двигатели для большегрузных автомобилей. – Ред.) всех типов. Двигатели производства Барнаульского завода тоже ставим на капитальный ремонт. Мы проводим работу по автомобилям МАЗ-543 – это специальное колёсное шасси, на базе которого сегодня находится много вооружения и военной техники, система РСЗО к примеру. Так, основная задача, поставленная нам Министерством обороны охватить обслуживание и ремонт с учетом географического расположения этой техники по России. Сегодня мы работаем в 2384 точках, работа идет выездными бригадами, сегодня у нас их более 800, в составе которых от 4 до 12 человек в зависимости от поставленных задач. Мы работаем в Калининграде, Южно-Сахалинске, на Новой Земле, на острове Котельникова. Мы выполняем работу для Министерства обороны Российской Федерации в Таджикистане, Киргизии, Казахстане, в Армении.

Основная ценность для Министерства обороны в том, что мы подходим к решению вопросов комплексно. Находясь в воинской части, мы делаем все по тем нарядам, которые получаем с учетом даже какого-то текущего ремонта. При этом наши стационарные базы и сервисные центры являются и являлись базовыми точками для обеспечения номенклатуры запасных частей, которые сегодня насчитывают только по автомобилям КАМАЗ более 17 тысяч наименований, в том числе и для снятых с производства автомобилей. Производство более 4 тысяч наименований запасных частей для МТ-ЛБ освоено на заводах Российской Федерации.  Более 800 деталей мы сами изготавливаем на "Ремдизеле". Мы осуществили стопроцентное импортозамещение по тематике МТ-ЛБ и его модификаций. Для этого нужны: подготовленность персонала, технологических маршрутов и оснащенность оборудованием по всем требованиям ГОСТов, как военных, так и гражданских. Здесь мы по всем параметрам вписываемся.


На основании имеющегося опыта, наличия технологий, обученного персонала мы имеем лицензии на разработку и изготовление военной техники, также выступаем в качестве разработчика. Мы имеем лицензии на капитальный ремонт и обслуживание вооружения и военной техники. Вместе с тем у нас есть лицензии на ее утилизацию. Поэтому весь жизненный цикл любого изделия, которое нам приходит в виде заданий от министерства обороны, с учетом всех этих требований мы выполняем.

Известно, что кроме обслуживания техники АО «Ремдизель» сегодня занимается выпуском специальной военной техники – бронеавтомобилей. Как предприятие пришло к этому?

— Решением ПАО «КАМАЗ» завод специальных автомобилей был выведен из состава концерна и официально передан АО «Ремдизель». Трудовой коллектив переведен с сохранением всех социальных условий и фондом оплаты труда на "Ремдизель". Мы сегодня несем все обязательства по гособоронзаказу.

Я убежден, что Министерство обороны в ближайшие годы основной упор сделает на модернизацию вооружения и военной техники. Это автомобильная техника, системы вооружения военно-специальной техники на базе гусеничных и колесных шасси и т.д. В процессе модернизации всего того, что относится к автомобильной технике, мы участвуем, нас знают и нам доверяют. Дальнейшее развитие предусмотрено в рамках модернизации, обслуживании и ремонта всей техники, которая работает в составе Минобороны (более 400 тысяч). Часть техники сегодня списывается. Например, автомобили типа "Урал-375", различные автомобили марки "ЗИЛ", "КрАЗ", "МАЗ", они будут уходить. Здесь мы вступаем в качестве участников в обновлении парка через замену техники на автомобили, изготовленные АО «Ремдизель» на базе "КАМАЗа". Также мы будем выступать как утилизатор той техники, которую сегодня нет смысла эксплуатировать в Министерстве обороны. Потому что на них нет изготовителя, нет запасных частей и т.д. Иными словами, автомобили "КАМАЗ" имеют уверенные перспективы в оборонном секторе.


Дело в том, что, выполняя эти работы, мы несем гарантийное обязательство даже после капитального ремонта, ремонта по техническому состоянию и после обслуживания. Если мы после обслуживания несем гарантию до очередного обслуживания, если мы провели ремонт по техническому состоянию (средний ремонт), мы даем гарантию, как на новое изделие. Например, мы отремонтировали топливозаправщик на базе автомобильного шасси "КАМАЗ" и даем гарантию как на новый автомобиль. После капитального ремонта мы тоже даем такую же гарантию. Коэффициент технической готовности после нашего воздействия на парк Министерства обороны, он составляет не ниже 0,95.

Вся эта работа сегодня организована на основании распоряжением Правительства РФ при соблюдении требований ГОСТ, стандартов и лицензий. Я думаю, что по всей технике, которую мы сегодня обслуживаем, мы уже, как исполнители присутствуем до 2027 года.

«Есть ожидание работать по программе гособоронзаказа долгосрочно, наши компетенции позволяют держать высокое качество»

Как вы оцениваете обеспеченность предприятия гражданским и оборонным заказом?

— К 2020 году мы планируем значительно увеличить объем оказанных услуг и продаж. Надеемся сохранить свои позиции для программы Министерства обороны на ближайшие 10 лет. Сохраняя нормальное спокойное состояние, мы остаемся одним из ведущих предприятий по обслуживанию, эксплуатации и ремонту всех типов двигателей, включая гусеничную технику. К нам сегодня обращаются производители разной техники с предложением о нашем участии в выполнении работ по капремонту. Это заводы-изготовители техники на базе автомобильных шасси "КАМАЗ", "Урал", МТ-ЛБ и его модификаций. Они обращаются с тем, чтобы мы их включили в свою сеть по обслуживанию и ремонту. Поэтому перспектива работы «Ремдизеля», она обозначена. По гражданке мы затребованы по типажу автомобильной техники Евро-2, Евро-3 и Евро-4.


Мы сегодня являемся по гражданской продукции предприятием-изготовителем автомобильной техники. Такой статус был получен в Минпромторге РФ. Наше предприятие находится в перечне оборонно-промышленного комплекса. Есть и мобилизационные задания, мы работаем выездными бригадами силами сотрудников АО «Ремдизель» и других организаций, принятых на соисполнение. Министерство обороны в нас заинтересовано и в случае наступления часа «Ч». Наши специалисты – это бригады, готовые приступить к работе по команде. Опыт работы АО «Ремдизель» с учетом учений и ряда других событий позволяет быть уверенными, что после нашего обслуживания техника будет работать, техника будет нормально эксплуатироваться.

Любая нормальная эксплуатация – это и есть обеспечение возможностей для выполнения боевой задачи и безопасности солдат. Бронированная техника нами производится, обслуживается, ремонтируется – это гарантия того, что люди будут целы и здоровы.

Можно сказать, что предприятие имеет преимущество по отношению к другим представителям ВПК, так как ведется не только производство, но и обслуживание техники. А это, в свою очередь, вопрос обеспеченности заказами.

— Дело в том, что сегодня мы являемся единственным поставщиком Министерства обороны, который эту работу выполняет комплексно. На основании лицензионного соглашения с ПАО «КАМАЗ» АО «Ремдизель» обозначен головным ремонтным заводом. Мы делаем все, кроме изменения конструкции автомобиля. Можно сказать, что автомобильный концерн определил нас вторым звеном в этой длинной цепочке. Например, у "Урала" такой системы нет, у "ГАЗа" тоже. Поэтому здесь мы были, есть и остаемся единственным предприятием, которое оказывает комплексные услуги по тем требованиям, которые сегодня объявляет Министерство обороны.

Мы прибыльное предприятие. Для республики и для города Набережные Челны – заметные налогоплательщики.

У компании есть четкое понимание роста. Есть стратегия к 2020 году значительно увеличить прибыль? Какую долю здесь может занимать гособоронзаказ?

— Я уже отметил, что планируем идти примерно 50 на 50 по гражданской и военной тематике. Картина будущего нужна для того, чтобы предприятие, имеющее в своем составе более 1,5 тыс. человек, имело перспективу, чтобы мы знали, куда мы идем и для чего работаем. Вопрос только в том, как это распланировать, как это обеспечить. Заказы у нас как по народному хозяйству, так и по военной тематике сохраняются.

Сейчас какие цифры по выручке?

— По выручке мы сегодня идем, если с НДС это около 10 млрд.

Мы много говорили про ремонт и обслуживание техники. Как обстоят дела с производством колесной военной техники?

— Мы значительно укрепили свои позиции Заводом специальных автомобилей. Это современное и технологичное производство, самых известных семейств колесной бронированной техники «Тайфун», «Торнадо» и «Выстрел». Но уверяю, что это не окончательная линейка, потенциал завода высок.


Я был на форуме «Армия-2017» и имел возможность наблюдать, какой интерес вызывает техника АО «Ремдизель». Как вы сами оцениваете итоги международного форума для предприятия?

— Участие в таком форуме, как «Армия-2017», дает специалистам видение того, что сегодня есть и по какому пути лучше идти. По итогам форума к нам обратился Воентелеком – это крупнейшая организация, которая занимается вопросами связи. Мы сегодня идем к тому, чтобы переключить на себя часть заказов, непрофильных для Воентелекома – это крупный заказ. По итогам «Армии-2017» на нас вышла такая организация, как «Проекттехника», – это серьезная организация, изготовитель специальных полигонов с предложением о совместной работе. Таким образом, мы можем стать соисполнителями при выполнении тех или иных работ от имени изготовителя.

Сегодня мы работаем по тематике увеличения этих заказов с изготовителями и вооружения. Речь идет о планах на будущее.Я не говорю, что мы завтра будем пушки изготавливать. Есть наработки по модульным конструкциям вместе с изготовителем. В эксплуатации, обслуживании и ремонте мы однозначно будем с ними работать. Поэтому здесь перспектива АО «Ремдизель» обозначена конкретно. Эта перспектива сегодня уже заложена в контрактах. Мы работаем по гособоронзаказу с 2007 года, начали с 25 миллионов рублей и вовлеклись в эту работу.

Судя по цифрам, начиная с 2007 года компания совершила стремительный рывок.

— В 2007 году мы подписали первый контракт 25 миллионов, сейчас это уже миллиарды. Когда мы пришли в гособоронзаказ, надо было доказывать, что мы лучше.

Конкуренция есть?

— Конкуренция, она была и есть, она должна быть. Без конкуренции никак, развития не будет.


Какие модели, выпускаемые заводом специальных автомобилей, вы считаете наиболее перспективными?

Типаж автомобилей 4x4 нашел свое предложение для воздушно-десантных войск и других подразделений Минобороны. В некоторых модификациях заинтересованы РВСН, 12 ГУМО и т.д. Особый интерес вызывают наши платформы 73501 (многоосные шасси). Типаж 6x6 «Тайфун», вы видите, они у нас сегодня работают в горячих точках. Последний пример – как они спасли наших полицейских при использовании бронемашины «Тайфун», машина даже была подорвана на мине.

Речь идет о Сирии? Там ведется работа?

— Наши люди там работают, занимаются обслуживанием техники. Это подготовленные специалисты, которые имеют опыт, они нужны. Мы там не только обслуживаем, мы там и обучаем.

Кто сегодня помимо Министерства обороны является таким заинтересованным заказчиком?

— По гражданской линии мы работаем с газовиками и нефтяниками, ни от кого не отказываемся. По части силовых структур, основной потребитель и потенциальный заказчик – это Министерство обороны, хотя Росгвардия к нам тоже присматривается. Было несколько встреч с представителями МЧС. Наверное, придет время, и они к нам обратятся, потому что мы полезные. Техника, которую когда-то кто-то купил, начиная с телеги, имеет предназначение. Строитель должен строить, используя нашу технику, не его задача заниматься организацией ремонта, обслуживанием, тратить на это деньги и специалистов. Тем более сейчас же техника не простая, одним мотористом и одним слесарем не обойдешься. Нужен комплексный подход.

Есть какие-то отзывы со стороны Министерства обороны по итогам эксплуатации бронеавтомобиля «Тайфун»?

— Совсем недавно в СМИ прошла официальная информация, что бронеавтомобиль 63968 на поле боя в Сирии спас жизни 23 бойцов, это уже говорит само за себя. Безусловно, дальше мы будем проводить работу по улучшению машины, создания других типажей и направлений.

На каком этапе сегодня работа по автомобилю «Тайфун-ВДВ»?

— Идут государственные испытания, которые закончатся в 2018 году, будут оформлены документы и присвоена литера «О1». После этого, я думаю, будут заказы. Все эти направления – и «Тайфун» 6х6, и «Тайфун» 4х4 в гособоронзаказе запланированы до 2027 года. А как дальше будет идти расширение этой номенклатуры, расширение количества зависит от состояния бюджета, которое определяет Минобороны России.


Локализация по МТ-ЛБ составляет 100 процентов

Насколько сегодня можно оценить процент локализации предприятия?

— Импортозамещение по МТ-ЛБ и МТ-ЛБу произошло на сто процентов. Эта продукция была произведена когда-то на заводах Украины, Болгарии и Польши. Теперь мы стали единственными производителями обслуживания и ремонта, а также изготовителем запасных частей по всей номенклатуре. Локализация по МТ-ЛБ полностью сосредоточена на «Ремдизеле».

Тот же самый Хаммер в штатах изначально был спроектирован, как военный автомобиль, а сегодня используется в гражданской сфере. Может быть, у вас есть какие-то представления о том, что «Тайфун» или какие-то другие модели смогут стать гражданскими?

— Почему бы и нет. Если мы говорим о колесной формуле 4х4, то знаменитый российский "УАЗ" или американский "Хаммер", они ведь пользуются популярностью в гражданской сфере. Очень важна их защищенность. К примеру, для перевозки опасных грузов создан автомобиль «Выстрел», он имеет 5-й класс защиты. Смоделируем ситуацию: кто-то решил перевезти 1,5 тонны взрывчатки. Опасность в чем? Какой-то охотник взял и выстрелил из дробовика – все взлетело на воздух. Это вопрос безопасности. Тем же самым банкирам наша продукция была бы интересна для перевозки денежных средств и т.д.

Нефтяники выразили заинтересованность в нашей технике. Среди них есть запрос, мы должны ответить на спрос рынка. В первоочередных стратегических задачах – организация производства гражданской техники. В первом полугодии 2018 года мы планируем что-нибудь предложить в этом секторе.

Сейчас развивается освоение шельфа. Какая техника нужна? Мы предложили готовый вариант, и у нас его заказывают – это МТ-ЛБ и МТ-ЛБу. Его грузоподъемность составляет 4,5 тонны, давление на грунт на широкой гусенице составляет 0,26 кг на квадратный сантиметр. То есть у меня 41-й размер обуви, я стою на лишайнике одной ногой и не разрушаю этот слой. Снегоболотоход у нас уже сегодня затребован газовиками, нефтяниками. Мы сегодня на заводе специальных автомобилей пробуем освоить изготовление легкого, но небронированного, плавающего автомобиля. Для болотистых мест это находка.

Нами разработан пожарный автомобиль. В горящие леса колесная техника не заезжает, только гусеничная. Этот вариант мы предложили МЧС, они пока рассматривают. Мы даже придумали технологию самообливания. Автомобиль едет по горящему лесу, он не горит, гусеница не горит, снизу он тоже защищен, там нет шлангов, он по пенькам проедет, не застрянет и еще сам себя обливает. Машина за собой может тащить две бочки – дополнительные ресурсы. У МТ-ЛБу впереди есть отвал, а сзади плуг, таким образом, он может делать разделительную линию.

С помощью МТ-ЛБ легко решается вопрос очистки леса. Если линия электропередач проходит через лес, ее нужно очищать от веток и т.д. Что там надо делать? Однозначно, один раз в год проехать, срезать и убрать деревья. Этим сегодня занимаются простые вырубщики. Берут топор, пилу и идут пилить, вместо того, чтобы использовать МТ-ЛБ со специальным оборудованием. Одним словом, применений ему много.

Кроме ремонта и производства техники, предприятие ведет ее разработку, есть собственное КБ. Как ведется работа по этому направлению?

— Коллектив конструкторского бюро сегодня занимается как гусеничной, так и колесной техникой под заказчика. Мы способны сделать все, что захочет заказчик.

Уже было сказано, что у вас высокий процент ответа на ожидание заказчика.

За эти десять лет, что мы получали и продолжаем получать задания от Министерства обороны, мы не отказались ни от одного предложения ГАБТУ (Главное автобронетанковое управление Минобороны России. – Ред.) и других управлений. Мы освоили заказы по РХБЗ, связи, метрологии, — много того, что сегодня кажется диким. Как это так — какой-то "Ремдизель" освоил 72 типа комплексов? Иногда слышим в свой адрес – а у вас ремонт, вы как гараж. Но те, кто приезжал к нам в гости посмотреть, как мы работаем, все удивляются и возможности производственных мощностей, и тому, что это ремонт эталонный. Больше никто не смог предложить такой пакет услуг.

Какие задачи ставите для себя в ближайшей перспективе и долгосрочно?

— Хочется, что в республике нас узнали лучше. В целом по России это нам удалось. Сейчас хотим, чтобы и для республики имя «Ремдизель» ассоциировалось с современной и динамичной компанией. Для республики "Ремдизель" – это очень большой налогоплательщик. Мы конкурируем с крупнейшими предприятиями города. Миллиард рублей налогов в год — это не слабо, это тоже гордость. У нас уже полторы тысячи сотрудников. Кроме того, с нами работают более 3000 соисполнителей по всей России. В общем, мы работодатели не только для жителей своего города.

Еще одна задача, продолжить работу по аллюминевой продукции. Мы сегодня являемся изготовителями и поставщиками на главный конвейер алюминиевых деталей. Производим более 600 наименований, включая блоки, патрубки из алюминия и т.д. Вся мехобработка проводится Ремдизелем и поставляется на главный конвейер КАМАЗа.

Самая долгосрочная цель для нас – экспорт. Совместно с Рособоронэкспортом активно участвуем в международных выставках, приглашаем к себе представителей иностранных заказчиков. Заинтересованность высокая, уверен, заказы будут.


К вашему заводу сейчас много внимания, продукция засветилась в главных военных программах на ТВ. Высокие оценки звучали на выставке «Армия-2017». Есть ощущение, что успех достигнут и нужно только увеличивать прибыль?

— Когда мы говорим, гордимся ли мы тем, что освоили, мы не говорим, что это окончательно и бесповоротно. Компания только тогда развивается, когда у нее еще есть нереализованные планы и проекты. Очень перспективными сегодня является арктическое направление. Вся арктическая береговая линия должна иметь сохранность. Какая там техника стоит? На чем держится морская пехота? На БТРах. Но БТР очень тяжело выходит из десантного корабля на берег и очень плохо плавает, это мишень. Когда он идет по морю, его скорость – 12 километров в час, это очень хорошая мишень. Поэтому у нас есть перспектива создания для морской пехоты такого универсального транспортного средства, которое бы шло по морю хотя бы со скоростью 25 километров в час.  Американцы и китайцы такое придумали, но стоимость такого средства – более 200 миллионов рублей. А вот МТ-ЛБу, который мы сейчас осваиваем в более облегченном состоянии, для него пятый класс защиты не нужен. Там нужна защита от осколочных или касательно-рикошетных ударов. Главное – он должен доплыть, доставить. Здесь есть перспективы.

Интересна была позиция и отношение Владимира Владимировича Путина во время его визита к нам. Президент РФ задал тогда три вопроса: как с документацией, как с кадрами и вся ли технологическая цепочка соответствует тем требованиям, которые выставляются изделиям МТЛБ. Я, например, таких вопросов не ожидал. Я конкретно должен был ответить, что у нас вся документация полностью легитимная, работают кадры с аттестатами, а вся технологическая цепочка проведена под требования Министерства обороны Российской Федерации под названием «Постановка на производство». По крайней мере, он остался очень доволен. Такого уровня человек  ходил по нашему заводу 26 минут! Он интересовался многим, вплоть до того, что спрашивал: «А куда все это деваете?» — «Утилизируем». «А где изготавливаете?» — «На 52 предприятиях Российской Федерации». Он сказал: «Да, вот это стопроцентное импортозамещение».

В преддверии дня завода, что бы вы пожелали сотрудникам компании?

— Членам коллектива я бы хотел пожелать быть уверенными. Когда Министерство обороны делает запрос к нам, я с готовностью отвечаю – сделаем. Потому что именно люди "Ремдизеля" дают мне эту уверенность. Мы принимаем и готовы дальше принимать сыновей, дочерей наших работников, мы принимаем на работу и внуков наших работников. Мы продолжаем эту работу. Коллектив сегодня это более полутора тысячи человек. В этом коллективе сварщики, электрики, технологи, инженеры, конструкторы, десятки профессий и специальностей, по всей России выездные бригады, они -  это тоже мы.  

Я хотел бы еще отметить, что в коллективе АО «Ремдизель» большую роль играют женщины. Среди них есть представители совершенно разных профессий. У нас все сотрудники имеют по три-четыре специальности. Женскому коллективу я очень благодарен. Женщина в коллективе занимается сплочением, используя свою красоту, умения и талант. Обязательство по выполнению поставленной задачи, чувство ответственности, я считаю, у женщин очень высокое.


Мы благодарим наших партнеров. КАМАЗ за продолжающееся сотрудничество. Наш главный партнер требует нашего развития и мотивирует нас.

Конечно, большая благодарность  Министерству обороны, мы продолжаем учиться. Когда я привез первый контракт для компании на МТ-ЛБ, могу честно сказать, что люди учились расшифровывать вместе со мной, так как техника совершенно другая, и требования другие. АО «Ремдизель» отличается от других производств тем, что ничего не дается просто так, то есть все приходиться осваивать с нуля.

На правах рекламы

Комментарии








© 2017 «События»
Сетевое издание «События» зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 18 апреля 2014 г. Свидетельство
о регистрации Эл № ФС77-57762 Создано при поддержке Республиканского агентства по печати и массовым
коммуникациям РТ. Настоящий ресурс может содержать материалы 16+