Адель Бурганов: Порой руководители спортивных клубов не вкладывают в маркетинг и полпроцента бюджета

15 Мая 2017

Прочитано: 353 раза

Автор материала: Алексей Анисимов
Этой весной казанская компания Sellout Sport System стала лучшим российским агентством в области спортивного маркетинга. Помимо приза всероссийской премии Marspo Awards 2017 казанцы завоевали ряд наград в «соавторстве» со спортивными клубами.
Директор по развитию Sellout Sport System Адель Бурганов в эксклюзивном интервью порталу sntat.ru рассказал, что в чем сходство стадиона с рестораном и почему хоккейный «Ак Барс» лучше всех в Казани организует спортивные матчи.

Лаборатория спортивного маркетинга Sellout Sport System на Marspo Awards 2017 стала настоящим рекордсменом: помимо победы в номинации «Агентство года», команда этой компании выиграла еще три «золота» – за лучший дизайн рекламных материалов (концепция «Люди Z. На защите города» для волейбольного «Зенита»), лучшее клубное телевидение (YouTube-канал «Зенита» ZTV), лучшие проект по работе с болельщиками («Самый футбольный класс», ФК «Рубин). Кроме того, еще в двух номинациях Sellout Sport System вместе с «Зенитом» взял «серебро», а с «Рубином» – «бронзу» в одной номинации.

– Первый и самый главный вопрос: в чем секрет успеха компании Sellout Sport System?

– Мы любим спорт, мы все сами занимались и занимаемся спортом. Поэтому мы понимаем специфику. Мне кажется, это очень важно в любом деле – разбираться в том, что ты делаешь, знать все детали, нюансы. Мы действительно много работаем, и, я думаю, это заслуженные награды.

– Неужели в ходе конкурса никто из московско-питерских маркетинговых компаний не смог составить вам достойную конкуренцию?

– Почему? Смогли. Среди конкурентов в основном действительно были московские и петербургские клубы и спортивные организации: СКА, футбольный «Зенит», Континентальная хоккейная лига, Дирекция чемпионата мира по хоккею. Все это – реальные топы с хорошими бюджетами, идеями и кейсами. Они тоже выиграли часть наград: питерский «Зенит» взял две номинации, КХЛ взяла три. Так получилось, что мы одержали на одну победу больше.


– В чем преимущество Sellout Sport System перед конкурентами? Можно ли говорить о том, что компания сегодня является монополистом в области спортивного маркетинга в Казани?

– В первую очередь, хочется сказать про «безрыбье» – спортивный маркетинг на профессиональном уровне начал развиваться в России не так давно. Поэтому, когда в 2013 году Иван Мешков основал компанию, других людей, которые могли бы это делать на аутсорсинге, просто не было. Маркетинг на аутсорсинге – это вообще не слишком распространенная вещь. Мы попробовали, у нас в Казани получилось. А дальше мы просто начали двигать направления, которые входят в сферу спортивного маркетинга, но при этом являются вполне самостоятельными руслами: дизайн, IT, Social media, видеопродакшн. И где-то у нас выстреливало. Тот же event – недавно мы провели чемпионат РФПЛ и Кубок мэра Казани по киберспорту. Возможно, это направление у нас пойдет. Мы не стоим на месте, мы постоянно в поиске – в этом тоже заключается секрет успеха.

– В одном из интервью в ноябре 2016-го ты сказал о том, что спортивный маркетинг в России только формируется. За эти полгода качественно что-то изменилось в целом по стране?

– Сейчас, безусловно, есть клубы, которые уделяют этому серьезное внимание. Они наращивают штаты, они понимают, что в это нужно вкладывать. Вообще, если сравнить с киноиндустрией, сейчас бюджеты на производство фильмов сопоставимы с бюджетами на маркетинг. Можно снять фильм за 60 млн долларов и вложить 30 млн в продвижение. Это нормально и позволяет заработать серьезную сумму в прокате. В спорте никто не просит половину бюджета клуба вкладывать в маркетинг, но зачастую руководители не дают и нескольких процентов, порой и полпроцента. Это говорит о многом – когда люди требуют полные трибуны, нужно понимать, в каких реалиях существуют все маркетологи, все службы маркетинга в клубах, в лигах.

– Какой из спортивных клубов в России является наилучшим примером грамотного спортивного маркетинга?

– Я думаю, что это питерский «Зенит» – клуб, который начал первым уделять этому большое внимание, подошел к этому с умом, сделал стратегию и начал по ней двигаться. В различных областях они доказывают, что они лучшие. Это, наверное, самый цельный с точки зрения маркетинга клуб. Можно отметить и футбольный «Локомотив» в последнее время, особенно в части медиа. Московский «Спартак» прилично зарабатывает на своей популярности. В целом же, сейчас много клубов, которые уделяют этому время и средства, развиваются в этом направлении. В том числе, и казанские клубы тоже начали эту работу.

– Давай немного расширим географию. Огромное внимание спортивному маркетингу уделяется в Европе. Если ли какие-то идеи или подходы из европейского опыта, которые вскоре будут востребованы и у нас?

– Классным примером работы спортивных маркетологов может служить, наверное, не столько Европа, сколько США. В Европе сложилась огромная культура боления в футболе, например. А в Америке порой лиги развиваются с нуля и становятся очень успешными. Возьмем MLS (американская футбольная лига) – она образовалась не так давно, считалась «лигой ветеранов», а сейчас имеет 6-7 место по посещаемости в мире. Там люди в каждом виде спорта реально делают шоу. Отсюда – сумасшедшие рейтинги, рекламные контракты и так далее. Сейчас вообще нет никаких границ, мы делаем то же, что и они. Другое дело, что у нас иногда гораздо меньше бюджеты, другая аудитория, да и руководство клубов зачастую ставит во главу угла спортивную составляющую, а не имиджевую.


– Ты считаешь лидером Казани в организации матчей «Ак Барс». Что такого делает хоккейный клуб, чего другие не хотят или не могут?

– Когда мы говорим об организации матчей, я вкладываю в это понятие не только шоу-программу в чаше стадиона – я говорю о целом комплексе: начиная от подъезда к стадиону, парковкой, питанием и заканчивая той самой шоу-программой. У «Ак Барса» практически идеальная инфраструктура – с вводом их большого паркинга удалось решить проблему парковки. Кроме того, вокруг тоже немало мест, где можно припарковаться. Они сделали хорошее, разнообразное питание на арене, есть продажа пива. Та же шоу-программа: группа поддержки, много маскотов, постоянно проводятся какие-то активности в фойе. Они много денег в это вкладывают, и это правильно. «Ак Барсу», конечно, есть куда расти, особенно в плане маркетинга, но на сегодня их организация матчей – это лучшее, что могут предложить клубы в Казани.

– Что для пришедшего на спортивный матч зрителя важнее: бытовой уровень комфорта или результаты команды и ее красивая игра?

– Думаю, важно все в комплексе. Для широкой аудитории, которая не является спортивными болельщиками, важен уровень комфорта. Они идут на хоккей или волейбол так же, как идут в кино или ресторан. И если им на входе нахамят, то у них останется неприятное впечатление. Когда мы идем в кафе, например, охранник не обращается к нам «на ты». Такие бытовые мелочи могут порушить огромные стратегии, это реально так. Поэтому необходимо все: зрелищная игра, наличие результатов хотя бы в домашних матчах, потому что дома команда должна играть на победу. И, конечно, стоящий уровень комфорта.

– Может быть, казанский болельщик просто избалован наличием огромного количества спортивного зрелища высокого уровня...

– Это проблема всех городов, где много спортивных команд. Казань в этом плане – не исключение. Даже в России есть Москва, Санкт-Петербург, Краснодар, где не меньше успешных спортивных команд. Я думаю, это не проблема, а больше отговорка, когда надо найти причину отсутствия болельщиков. Для четырех видов спорта – футбол, волейбол, баскетбол, хоккей – в Казани вполне реально найти своего болельщика. Нужно лишь в это вкладывать и получше искать.

– Вы занимаетесь маркетинговым сопровождением клубов, если можно так выразиться, «под ключ» – начиная от разработки стратегии и заканчивая ведением социальных сетей. Как выстраивается взаимодействие с клубом, с игроками, с руководством?

– Здесь стоит сделать поправку: после успешной работы на Универсиаде 2013 года, мы встретились с руководством волейбольного «Зенита» и через какое-то время действительно стали оказывать им полное маркетинговое сопровождение. У них в штате нет маркетологов и других специалистов, мы оказываем им полный цикл услуг. Постепенно подтянулось волейбольное «Динамо». Понятно, что возможности у них скромнее, но им понравилось с нами работать. Да и волейбол – это, по сути, одна семья, обе команды фактически живут рядом. Им мы также оказываем полный комплекс услуг. Что касается «Рубина», то с сентября 2016 года мы не занимаемся полным сопровождением клуба. Мы делаем им клубный телеканал, ведем социальные сети, но реализацией стратегии и оперативной деятельностью мы не занимаемся. Так сложились обстоятельства.

– Если взять «Зенит» и «Динамо», насколько удается выстроить эффективное взаимодействие с игроками, тренерами, руководством клубов? Понимают ли они важность маркетинга как такового?

– Конечно, они понимают. Но тут стоит понимать специфику волейбола, в целом: думаю, даже у вас на «Татар-информ» волейбольные новости пользуются меньшей популярностью, чем хоккейные или футбольные. Это факт, это ситуация, которая сложилась не только в Казани, но и в России в целом. Есть, конечно, волейбольные моногорода – к примеру, Белгород. Но, в целом, волейбол не так популярен. Мы стараемся с этим бороться, и руководство клубов идет навстречу. Они нас пригласили, мы из года в год стараемся внедрять что-то новое. «Зенит» выиграл 4 награды, по одной из которых – за дизайн и за ТВ-канал. Среди клубных телеканалов мы обошли тот же футбольный «Зенит», у которого в 5-6 раз больше просмотров. Значит, жюри посчитало, что контент и стратегия канала волейбольного «Зенита» выстроена лучше. Два вторых места за работу в соцсетях и мобильное приложение – тоже высокий результат. Волейбольный сезон в Казани закончился, скоро мы сделаем маркетинговый отчет, и там можно будет посмотреть на итоговый результат. Но, в целом, мы можем быть довольны этим сезоном. У нас получилось увеличить посещаемость на топ-матчах где-то на 30 процентов и довести ее почти до трех тысяч. Это очень важно. Впервые мы сделали такую историю, что присваивали одному матчу в месяце категорию «топ». Но все матчи команды в сезоне не могут быть такими. Это нужно понимать.


– У «Зенита» даже есть свое собственное мобильное приложение – Zenomania. Насколько этот девайс позволил увеличить посещаемость матчей команды?

– Zenomania – это геймифицированная программа лояльности и инструмент, который позволяет широкую аудиторию и людей, нерегулярно посещающих волейбол, поставить на первую ступень болельщиков. Приложение помогает заинтересовать людей дальнейшим походом на матч, покупкой атрибутики, какими-то новыми активностями. Результатами мы довольны – у нас 6 тысяч участников этого приложения, половина из которых активно участвуют. Влияет ли она на посещаемость? Мы видим, что есть прирост, но основным источником увеличения посещаемости она быть не может.

– Будущее спортивного маркетинга – это внедрение подобных игровых приложений?

– Когда мы были на Marspo, слышали, что тема геймификации и построения игрового процесса сейчас выходит на первый план. Принято считать, что, например, мы с тобой – это поколение Y: мы стояли на стыке и сначала были поколением без гаджетов, а потом стали с гаджетами. Сейчас рождается поколение Z – эти люди с самого детства живут с гаджетами. Их мышление построено на том, что если что-то представлено в виде игры, то им интереснее в этом участвовать. Только в этом у спортивных клубов может быть с ними контакт. Они все очень активно играют во всевозможные приставки. Когда мы в 2014 году сделали это приложение впервые, мы не видели аналогов в спорте. Сейчас по прошествии трех лет мы представили его на конкурсе, и такого же функционала – геймифицированной программы лояльности – мы ни у кого не встретили. У таких приложений большое будущее.

– Как дела у автоматизированной системы работы с болельщиками? Насколько сейчас она работает и оправдывает те задачи, которые на нее возлагались?

– Да, она, естественно, работает. Мы провели ребрендинг – теперь она называется Capital system. В названии вложено, что это главная система, которая объединяет все активы и инструменты клуба (продажа билетов и атрибутики, CRM, сайт, социальные сети итд). Мы действительно верим в нее, и не только в спорте. Эта система работает в музеях Болгара и Свияжска, поэтому ее будущее мы видим, в том числе, за пределами спорта. Мы вышли за пределы Татарстана подписанием контракта с БК «Химки», а сейчас на стадии переговоров с известными клубами и даже лигами. Вообще, IT в спорте – это что-то. Недавно я был на конференции IBM в Москве. Там очень много говорили про маркетинг и аналитические системы. Не знаю, когда это придет в спорт, но там в маркетинге работают настоящие зубры. Допустим, компания Tele2 делала свой кейс: в один месяц они реализуют по три тысячи активных маркетинговых кампаний. Понятно, что у них очень много клиентов, но они настолько сегментируют свою аудиторию и по-разному с ней взаимодействуют, что это вызывает огромное уважение. Я надеюсь, что когда-нибудь у нас в спорте будет так же, как и там. Потому что там чувствуется профессиональнейший подход к работе – то, что сейчас есть в Европе и Америке, например.

– Ты как-то говорил, что «”Казань-Арена” – стадион для птиц и съемок с вертолетов». Это является одной из причин низкой посещаемости матче «Рубина»?

– Тут вот какая история. Сейчас в Казани принято ругать болельщиков за то, что они бросили команду. Но долгие годы руководители наших клубов воспитывали болельщиков только со стороны спортивных результатов. Вспомни сам – «Рубин» становился чемпионом, но иногда сидеть на матче было невозможно. Да, команда выигрывала, но это был старенький «Центральный», часто незрелищная игра и так далее. И примерно так было у всех клубов. Сейчас, в последние годы в работу с болельщиками вкладывается немало, но нужно понимать, что нынешнее поколение болельщиков воспитано на высоких спортивных результатах. Как только эти результаты исчезают, удержать болельщиков на стадионе не может ничто. Потому что нет зрелищной игры, достойного уровня комфорта, наличия собственных воспитанников и, как следствие, патриотической линии. Исчезли результаты, нет игры. В апреле идет снег, а «Казань-Арена» – не самый теплый стадион, это факт. И почему там должны быть болельщики? Поэтому, думаю, причины на поверхности. «Рубину» надо подумать над тем, как сделать стадион местом, куда захочется возвращаться, где будет тепло, будет парковка, а также улучшить игру и результаты. Есть и ряд других маленьких нюансов, которое влияют на все это.

– Лучшим футбольным стадионом в России ты считаешь арену «Краснодара»?

– Я мечтаю на нем побывать, потому что говорить, что он лучший, не побывав на нем, не могу. Но я слышал мнения авторитетных людей, в том числе, и из нашей компании, которые там были. Они говорили о том, что в России еще никогда не вкладывали столько денег для обычных людей в инфраструктуру, качество отделочных материалов и другие подобные параметры. Галицкий (президент ФК «Краснодар») строит там еще какой-то огромный парк, который просто космический, я видел этот проект. Все это радует глаз и не может не привлекать. Та же системы обогрева стадиона, причем в южном городе – это то, о чем он (Галицкий) позаботился сразу же, а не так, это происходит на других стадионах. Причем, не важно, «Казань-Арена» это, «Открытие-Арена» или стадион ЦСКА. В Краснодаре человек не пожалел денег и сделал все с умом, поэтому у них там отличная посещаемость.

– Возможно, отсутствие системы подогрева на стадионе связано с желанием сэкономить.

– Для строительства стадиона это несерьезные затраты, несколько миллионов долларов. Эта сумма отбивается 4-5 «солдаутами», то есть полными продажами стадионов. У людей, которые строят стадион, много глобальных вопросов с землей, сроками и бюджетами. Об этом недавно говорил Иван Мешков (основатель Sellout Sport System – прим.ред.) – не всегда люди, которые строят стадион, впоследствии будут его эксплуатировать. Тогда была задача построить стадион в рекордные сроки к Универсиаде. Естественно, о системах подогрева, наверное, не было и речи. А Галицкий строил стадион для футбола, для себя и своего клуба. Он понял, что финансово система подогрева – вещь не определяющая, но в холодную погоду это важное преимущество стадиона для болельщиков. Мы играем в холодную погоду часть сентября, октябрь, ноябрь, декабрь, март и часть апреля – это больше половины чемпионата.

 – Одну из наград на Marspo выиграл ZTV – клубный телеканал казанского «Зенита». Насколько клубный телеканал сегодня является необходимостью для каждого уважающего себя спортивного клуба?

– Это важнейший маркетинговый инструмент. Согласно исследованиям, лучше всего люди потребляют в интернете видеоконтент. Если у вас есть какие-то анимации или гифки, это круто. Но если у вас есть видео – вы в топе. Можно найти различные варианты и создавать видеоконтент без огромного количества денег. Например, клубное телевидение «Зенита» и «Рубина» – это не какие-то сумасшедшие бюджеты, а, прежде всего, идеи и люди, которые влюблены в свою работу, а также желание постоянно расти и развиваться. Поэтому сейчас у всех приличных клубов есть свой продакшн или продакшн на аутсорсинге. Клубы вкладывают в это деньги, и теоретически это может потом приносить прибыль через спонсоров, рекламу при размещении видео в собственных плеерах. Если есть стратегия, то результат придет.

– Матч волейбольной Лиги чемпионов между «Зенитом» и «Белогорьем» собрал в казанском Центре волейбола абсолютный аншлаг.

– Это действительно был рекорд. Если брать «Зенит», сборную, Универсиаду, за всю историю клуба у нас впервые было такое, что мы сняли абсолютно все брони, все места с плохой видимостью, потому что нужно было куда-то посадить людей, которые пришли на игру.

– Причиной такого интереса публики стал статус матча?

– Думаю, да. У нас, в принципе, повысилась посещаемость на топ-матчах, но «солдауты» у нас случаются редко. Три тысячи зрителей – отличные показатели для «Зенита» на топ-играх, а тут пришло около четырех тысяч. Кто-то говорит, что вместимость стадиона составляет пять тысяч, но если исключить места с плохой видимостью, места по телекамеры, VIP-трибуну, остается где-то около четырех тысяч мест. Конечно, повлиял статус матча. Сделала свое дело и активная рекламная кампания, поскольку мы сделали много фишечек, которые были применимы только к этому матчу. И результат нас порадовал.

– Как-то ты запостил в Твиттере высказывание президента РФПЛ Сергея Прядкина о том, что больше всего вопросов по календарю лиги возникает у журналистов и болельщиков. Разве не для любителей спорта все команды, по сути, и играют?

– Да, в этом есть проблема в России. На самом деле, все должно быть создано для болельщиков, но пока у нас получается замкнутый круг, понимаешь? В 99 процентах случаев спорт в России – это не бизнес. Деньги приходят просто потому, что команда должна жить. Они приходят сверху, от руководства регионов, от каких-то крупных спонсоров, которые иногда в этом и не заинтересованы вовсе. И соответственно, прибыли эти клубы не приносят. Это логично. Но если не начинать делать спорт бизнесом, в один момент все может кончиться. Такое может произойти абсолютно с любым клубом. Поэтому шаг навстречу болельщикам надо делать клубам и лигам. Сейчас в России можно по пальцам пересчитать клубы, которые уже что-то зарабатывают и смогут в таком случае выжить.

– В России сегодня или в перспективе возможно существование спортивного клуба на самоокупаемости?

– Да, теоретически это возможно. Но нужно понимать, что в КХЛ или в РФПЛ у тебя есть конкуренты. Если ты столкнулся с проблемами, они не заключат джентельменское соглашение и не снизят затраты. В таком случае ты просто не сможешь соответствовать рынку. Думаю, московский «Спартак» или питерский «Зенит» зарабатывают порядка 40-50 млн евро или больше рыночным способом: это продажа абонементов и атрибутики, matchday и рыночных спонсоров. Если им удастся еще увеличить прибыль, то на эту сумму, в принципе, можно жить. Но у них вряд ли получится бороться за Лигу чемпионов и успешно там выступать.

– В больших европейских клубах серьезные вливания в бюджет составляет прибыть от продажи атрибутики. Но все мы понимаем, что футболка с фамилией Роналду будет продаваться лучше, чем с фамилией Дядюна. Почему российские болельщики так неохотно покупают те же футболки?

– Здесь многое зависит именно от этой культуры боления. Возможно, это какая-то набившая оскомину фраза, но когда у тебя есть лояльная аудитория, она тратит деньги и понимает, что это позволяет клубу жить, зарабатывать и существовать правильно. Должен быть, во-первых, отличный ассортимент, во-вторых, отличный сервис – это покупки онлайн и офлайн. Когда все это совпадает, получаются хорошие продажи. Есть ли сейчас это у кого-то в Казани? Думаю, «Ак Барс» что-то зарабатывает от продажи атрибутики. В Казани вообще не принято ходить на матчи в клубной атрибутике. Максимум – шарфик и бейсболка. Футболки, например, вообще не пользуются популярностью. На матчах практически все сидят в черных куртках. Посмотри на любую арену, где не снимают верхнюю одежду. Какой-то заработок у клубов появится, когда эта ситуация изменится.

– На европейских аренах разрешена продажа пива. В России к этому относятся как к пропаганде алкоголя. Возможное разрешение на продажу пива на российских стадионах приведет к увеличению продаж?

– Это один из факторов, который может заставить человека или компанию друзей прийти на матч и провести время на стадионе вне зависимости от игры команды и результата. В Казани пиво можно приобрести на «Татнефть-Арене» или в «Баскет-Холле». Ни для кого это не секрет. Юридически они смогли это сделать, поэтому такая возможность позволяет им привлекать какую-то часть аудитории. Я вообще не вижу в этом ничего плохого. Почему-то у нас говорят о необходимости убирать влияние госкорпораций и бюджетных денег из спорта, но при этом ограничивают клуб в его заработке. Во всем мире продажа пива, букмекерство являются приличной частью спортивного бизнеса. Сейчас к чемпионату мира сняли ограничение по рекламе, и мы можем заметить большое количество рекламы пивных брендов, к примеру, на телевидении. Здесь нужно соблюдать золотую середину, но продажу пива на стадионах однозначно нужно разрешать.



– Судя по твоему Твиттеру, ты болеешь за московский «Спартак».

– Нет, на самом деле я болею за «Рубин». Это не секрет. Не помню, в каком году мы с друзьями стали посещать матчи, что-то около 2005-го. У меня даже был абонемент на фанатский сектор. Два года я ходил туда. Это моя команда, команда из моего города. Также я болею за итальянскую «Рому», потому что мне нравится Франческо Тотти. Что касается «Спартака», я рад, что они выиграли чемпионат в этом году. Мне кажется, Каррере удалось построить команду, и они это заслужили. Они реально заждались, поэтому долгие годы над ними издевались и говорили, что они способны выиграть только Copa del Sol.

– Восемь-девять лет назад, когда «Рубин» был чемпионом России, в клубе лучше работали с болельщиками, чем сейчас?

– «Рубин» в те года был одним из немногих клубов, который уделял серьезное внимание маркетингу. Он первым запустил клубный телеканал, первым сделал программу лояльности с банком «Ак Барс», карту болельщика, где можно было снимать баллы. Тогда это была интересная рекламная кампания, различные ролики и так далее. Не было возможности что-то изменить на стадионе, потому что он, откровенно говоря, не соответствовует современным реалиям. Ну и нужно понимать, кто был тогда главным тренером. Курбан Бердыев, я думаю, лучший тренер в России. Но его диктаторский стиль накладывал отпечаток на все, что происходило в клубе.

– Недавно масштабным проектом вашей компании стали два мощнейших турнира по киберспорту. Насколько это был новый опыт для вашей команды?

– Киберспорт – это история, которая в ближайшие годы получит мощнейшее развитие. Он настолько динамично развивается в мире, что ежегодно его аудитория прирастает по 40-50 процентов в год. Для сравнения обычный футбол прирастает на 1-2 процента. Понятно, что пока аудитории несопоставимы, но играет очень много людей. Когда мы летом 2016-го разрабатывали стратегию развития «Рубина» на пять лет, там был огромный пласт работы с молодой аудиторией. С ней нужно работать, поскольку в скором времени она может стать ядром посещаемости через какое-то количество времени. Ребенок определяется со своими предпочтениями до двенадцати лет. Далее он либо увлекается чем-то, либо нет. Если его не завлечь футболом, хоккеем или любым другим видом спорта, то дальше делать это будет очень сложно. Основным выходом на молодую аудиторию является киберспорт. Президент «Рубина» Ильсур Метшин первым из спортивных функционеров вынес этот вопрос на исполком РФС и в Премьер-лигу, чтобы попробовать внедрить это направление уже в этом сезоне. Результат получился ошеломительным: что Кубок РФПЛ в Уфе, что два турнира в Казани (чемпионат РФПЛ и Кубок мэра Казани – прим.ред.), то там есть 5 млн просмотров, 2,5 млн уникальных посетителей. Условный матч «Зенита» с «Краснодаром» не соберет такую аудиторию на «Матч ТВ». Это очень круто. И там действительно еще пахать и пахать. Главное, что мы вынесли для себя из Кубка мэра Казани – это впечатления иностранцев. Это были действительно топовые игроки, которые сказали, что в Европе не проводятся турниры на таком уровне: там нет такой сцены, серьезного видеопродакшена, все делается куда более скромно. Они действительно были в восторге, поскольку не знали, куда ехали, но им понравилось.

– В интервью ты однажды сказал «Мы не можем чудесным образом заставить людей полюбить спорт». Что, а главное кому нужно сделать, чтобы эти люди спорт все же полюбили?

– Ключевое словосочетание в этом предложении – «чудесным образом». Это долгая и кропотливая работа, вложение средств, постоянное следования стратегии и понимание того, что сиюминутного результата не бывает. Это не значит, что нужно прекращать эту деятельность. Чудесным образом собрать для условного «Зенита» на каждый матч по 4 тысячи человек невозможно, что ты ни делай. Либо это будет стоить каких-то космических денег, которых у клуба, понятное дело, нет. Здесь нужно упорно работать – вот единственный рецепт. Заставить людей полюбить спорт сможет сумма факторов: инфраструктура, игра и результаты команды, рост популярности вида спорта и наличие интересных личностей. Это и маркетинговые инструменты клуба, в том числе и IT-продукты. Это люди, которые понимают, куда надо двигаться. Если все это складывается, результат не заставит себя ждать.

Комментарии








© 2017 «События»
Сетевое издание «События» зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 18 апреля 2014 г. Свидетельство
о регистрации Эл № ФС77-57762 Создано при поддержке Республиканского агентства по печати и массовым
коммуникациям РТ. Настоящий ресурс может содержать материалы 16+