Татарская группа «Ямьле»: На сцене ты либо эффектен внешне, либо талантлив в исполнении

03 декабря 2016 // Прочитано 1398 раз

В эксклюзивном интервью корреспонденту sntat.ru участницы песенного коллектива рассказывают об истории возникновения группы, размышляют о татарской эстраде, а также объясняют, почему девушкам не нужен продюсер.

Корреспондент sntat.ru Анна Залялетдинова встретилась с Альбиной Казыхановой, Дилией Ахметшиной, Вероникой Кузницовой и Гульназ Батталовой в выходной. В плотном графике девушкам не так-то просто найти свободное время. График выступлений расписан, но в нем исполнительницы нашли место и нам.

- Расскажите, как образовалась ваша группа, с чего все началось?

Гульназ: В  2013 году московский продюсер, который организовывает татарские светские рауты в Москве, вышел на меня и Веронику. Он сказал, что хочет создать коллектив для одного выступления и требовались девушки как мы. Мы пригласили Альбину и Дилию, так как вместе учились в институте культуры. Одним из условий было наличие сильного голоса и привлекательной внешности.  С нами была пятая девушка, москвичка, мы выступили как квинтет и произвели фурор. В зале присутствовали именитые гости: Роза Сябитова, Корнелия Манго, Максим Шарафутдинов, Марат Башаров. Выступление вызвало интерес у публики. Продюсер решила нами заняться, но мы с ней не сработались. Вернувшись в Казань, поняли, что нам не нужен пятый вокалист и продюсер. Мы подумали, что на татарской эстраде мало хороших групп и решили объединиться в коллектив. Назвались «Ямьле», что в переводе с татарского означает - радующий глаз.

Вероника: Мы запомнили, что наше выступление вызвало положительные эмоции у зрителей. Все говорили, что на нас было интересно смотреть и приятно слушать. К сожалению, на сцене в Татарстане ты либо эффектен внешне, либо талантлив в исполнении, очень редко можно встретить артиста, сочетающего в себе всё сразу. Нам приятно, что нас относят к таким.

Гульназ: Все-таки спасибо тому продюсеру, который нас объединил и дал идею. Вначале было тяжело, привыкли выступать сольно, но сейчас мы сработались и даже педагоги замечают это. Про нас говорили «татарская ВИА-ГРА», но мы себя так никогда не позиционировали. Мы не ровняемся на кого-либо. 

Альбина: Первое выступление квартета «Ямьле» состоялось в августе 2013 года на Сабантуе, специально для гостей Универсиады. К выступлению на большой сцене мы подготовили костюмы, новую песню за месяц. Потом начали  заявлять о себе, активно контактировать с ведущими, артистами города.

- В чем фишка вашей группы?

Гульназ: Мы решили, что должны выделяться на татарской эстраде, отходить от стереотипного представления артиста в Татарстане. Если говорить о фишке - то это придание нового звучания уже известным всем народным песням. Ямьле - это новое дыхание татарской музыки.

Дилия: Сами песни мы не пишем, но в репертуаре много специально написанных для нас песен.

Вероника: У нас грандиозные планы, делаем все постепенно. Летом выпустили первый клип и запустили его в ротацию на ТВ, саму песню - на радио. Еще наша отличительная особенность - это костюмы.

- Кстати, а кто ваш дизайнер? Костюмы и вправду впечатляют.

Вероника: Все сами. Обычно это выглядит так. Мы определяемся с направлением: эстрадный образ, народный или специальный для официальных мероприятий, например. Уже после прорабатываем каждый элемент. Для мероприятий мы специально готовим что-нибудь новое.

Альбина: Основной инициатор и вдохновитель - это Вероника. Она наша «фешн-дива» с особым чувством стиля. Мы на костюмы не скупимся. Понимаем, что эффектные образы - ключ к успешному творческому развитию. Нам приятно, когда местные артисты копируют детали наших образов.

Гульназ: Нам это даже льстит. Короны из кружев, ободки и прочие аксессуары придумали мы. Делают точь-в-точь, даже из одинаковых материалов. На самом деле, мы относимся к этому спокойно, понимаем откуда это идет (смеется).

- Раз у вас нет ни продюсера, ни дизайнера, то напрашивается вопрос, какие у кого обязанности?

Вероника: Альбина - наш педагог. Она всегда может помочь разобрать ту или иную проблему. Дилия работает с социальными сетями и нашим продвижением. Так получается, что я часто нахожу интересные идеи по костюмам, это на мне. Гульназ - наш управленец, она ответственна за организацию нашего участия в мероприятиях, ведёт  переговоры и контролирует финансовые моменты. У нее хорошо подвешен язык, всегда сможет договориться (смеется).

Альбина: С недавних пор у нас есть smm-специалист Юля. А так все сами.

- А где вы репетируете?

Дилия: Я живу в Москве и на все репетиции и мероприятия прилетаю в Казань. Я горю проектом. Каждый месяц недели две я в Казани. Сначала мы делаем все дома, разбираем композицию. Каждая работает над своими партиями.

Альбина: Затем мы собираемся у инструмента, разучиваем голоса, компонуем и едем на студию для работы с микрофонами. Потом снимаем зал, с хореографом ставим движения.

- Задам нескромный вопрос, сколько стоит ваше выступление?

Вероника: Корпоратив в Казани в среднем тысяч 40, приехать на 2-3 выхода и уехать. У нас в репертуаре не только татарские песни, также русские, английские, украинские и даже казахские. Мы часто летаем в Казахстан на мероприятия правительственного уровня.

- А что, в Казахстане дефицит с артистами?

Гульназ: Нас заметили на одном мероприятии в Казахстане и сказали, что заинтересованы в сотрудничестве с нами. Мы знали, что на ежегодный бал мэра приедет президент Казахстана, конечно, нам хотелось удивить публику. Мы умеем быстро учить новые песни и ставить номера. Решили исполнить казахское попурри.

Вероника: Когда мы спели на татарском, все аплодировали, но когда мы запели на казахском, все «офигели». Президент и зал аплодировали стоя. В Казахстане татарки на вес золота. Причем поговорку «чай без заварки, как жизнь без татарки» мы услышали от них, и потом она появилась у нас в Татарстане. В Казахстане рынок перенасыщен интересными группами, но приятно, что, несмотря на это нас приглашают выступить у них.

- Я слышала, что вы едете в Париж, что вы там будете делать? (на момент встречи коллектив находился еще в Казани)

Дилия: Мы летим на Дни татарской культуры в Париж в составе делегации Республики Татарстан, чартерным рейсом с нашим президентом.  Список артистов  формировало министерство культуры. Приятно, что наше творчество оценивается и не остаётся незамеченным (улыбается).

- Насколько я знаю, право участвовать в тюркском Евровидении сохранилось за вами с прошлого года?

Гульназ: Да. Право представлять Татарстан мы выиграли в 2015 году, но к сожалению из-за политической ситуации в этом году мы не сможем принять участие. Санкции еще действуют. Конечно, мы расстроились. Право за нами сохранилось. Как только отношения стабилизируются, мы сможем участвовать в конкурсе «Turkvision».

- А участвовать в конкурсах выгодно?

Альбина: Как раз неделю назад мы вернулись с конкурса «Идель», который проводился в Уфе. Представляли Татарстан и привезли победу. Вознаграждение - это диплом лауреата I степени и съемки, так как конкурс является телевизионным. В мае этого года мы приняли участие в международном конкурсе тюркских исполнителей «Урал моно». Конкурс проходил также в Уфе, участвовало 56 исполнителей. Мы заняли первое место и выиграли денежный приз. Привезли победу впервые с 1998 года в Татарстан.

Дилия: Мы тщательно готовились, костюмы новые сшили. Репетиции нон-стопом шли.

Гульназ: Был распланирован каждый день. С утра репетиция с хореографом, обед, затем студия. Акапельно все звучит красиво, но при работе с микрофонами свои тонкости, важен баланс. Наши награды показатель того, что наша работа оценивается.

 

Вероника: По секрету нам сказали, что исполнив первую песню, жюри единогласно приняли решение по нам. Съемки и ротация на телевидении - удовольствие не из дешевых, поэтому съемки конкурсных выступлений можно тоже считать наградой.

- Если не ошибаюсь, фраза Гульназ: «Жаль, на фестиваль «Ветер перемен» ансамбли к участию не приглашали».

Вероника: Мы должны были участвовать, но изменилась концепция.

Гульназ: По прошествии фестиваля, многие сказали, что «Ямьле» бы достойно смотрелись и украсили фестиваль.

- Как вы считаете, почему на татарской эстраде существует проблема с безвкусием?

Альбина: Каждый, кто имеет возможность, может записать песню и отправить ее на телевидение, оплатив ротацию. И публика у нас такая... Работая на корпоративах, мы часто сталкиваемся с вопросами: а звуковиком быть можете? На баяне играете? Ведущими сможете поработать?

Вероника: Модно быть на нашей эстраде - шесть в одном. Чтобы забрать заказ, артист работает в нескольких направлениях, сочетая в себе всё. Мы с уважением относимся к работе коллег, но сами работаем совершенно иначе. Рассчитываем на другую публику.

Дилия: Есть артисты, чья деятельность направлена на массовость, а есть те, кто работает с элитарной публикой. Мы больше на второе ориентируемся.

Гульназ: Мы считаем, что миссия нашего коллектива воспитать вкус у народа. Мы не делаем что-то кардинально новое, наш репертуар - это компромисс между татарской культурой и тем, как можно подать композицию вкусно и по-новому.

- Не так давно, в рамках материала я составляла рейтинг по востребованности местных артистов, ваш коллектив оказался на пятом месте. Вы можете отнести себя к топ-5 ведущих артистов республики?

Вероника: Как бы скромно это не звучало, да. Мы прорабатываем каждую деталь выступления, и здорово, что знающие люди это ценят.


 Читайте также: Фильм «28 панфиловцев»: сказка - ложь, да в ней намек


Авторы: Анна Залялетдинова, Рамиль Гильванов

Поделитесь с друзьями

1 Комментарий

  • Комментировать Раушания 04 декабря 2016 написал(а) Раушания

    Жаль, что на фестиваль не пригласили. Желаем дальнейших успехов в пути и творческой жизни.

Оставить комментарий