Рустам Минниханов: Какая может быть концессия, если у нас стоимость денег 9–10 процентов: сначала работаешь на банк, потом на банкротство?!

14 Ноября 2017

Прочитано: 1066 раз

Фото: Михаил Захаров
Автор материала: Рустам Кильсинбаев
I Форум Приволжского федерального округа по государственно-частному партнерству начал свою работу в Казани. О том, почему Татарстан должен стать пилотным проектом по реализации системы «единого окна» в сфере ГЧП, и сколько денег республика в силах привлечь в эту сферу в репортаже ИА «Татар-информ».

Рустам Минниханов: Каждый пятый объект коммунальной инфраструктуры в Татарстане передан в концессию

Татарстан уже несколько лет подряд занимает первую строчку рейтинга инвестиционной привлекательности, его лидерство в рейтинге ГЧП не вызывает удивления. По словам президента, в сфере ЖКХ республики заключено 146 концессионных соглашений в 15 районах. Каждый пятый объект коммунальной инфраструктуры передан в концессию. И по этим в отрасль будет привлечено дополнительно более 1,1 млрд рублей частных инвестиций.

«Главное, что реализация этих проектов обеспечила комфортные условия проживания для населения», – отметил Минниханов.


В здравоохранении, по его данным, заключено 8 концессионных соглашений, 2 проекта вступят в действие в текущем году. Особое внимание уделяется привлечению медицинских организаций к оказанию высокотехнологичной медицинской помощи.

Не обошел стороной глава республики вопрос реализации проектов в сфере транспортной инфраструктуры. Строительство участка международного транспортного коридора «Европа — Западный Китай» – это один из ключевых и приоритетных проектов.

«Завершены работы по разработке технико-экономического обоснования строительства мостового перехода через реку Кама у села Соколка, в предварительной проработке находится строительство южного обхода города Казани, — поделился президент. — В данной работе мы рассчитываем на дальнейшее сотрудничество с федеральными институтами развития и частными инвесторами».


Лидер республики обратил внимание на вопрос подготовки кадров. По его мнению, есть необходимость создания системы обучения квалифицированных специалистов, которые будут оказывать услуги по моделированию проектов государственно-частного партнерства и выдачи заключения на них.

Говоря об актуальности проведения форума по ГЧП в Казани, президент отметил, что сам формат сотрудничества призван дать импульс развитию инфраструктуры в регионах и экономии бюджетных средств.

Исполняющий обязанности гендиректора ОАО «Федеральный центр проектного финансирования» (дочерняя структура Внешэкономбанка) Вячеслав Синюгин выразил готовность оказывать содействие в развитии проектов ГЧП в Татарстане. По словам представителя ВЭБа, важно помочь региону «упаковать» проект и довести его до концессионера. В этом Вячеслав Синюгин видит одну из ключевых задач Федерального центра проектного финансирования.

Татарстан должен стать пилотным проектом в развитии ГЧП и привлечь еще 200–300 млрд рублей

В России реализуются 2 тысячи проектов ГЧП, из них 150 в ПФО на общую сумму 200 млрд рублей. Рынок государственно-частного партнерства в Татарстане уже состоялся, и сегодня он оценивается в 2 трлн рублей, сошлись во мнении эксперты. 

«Мне кажется важным, чтобы именно Татарстан стал пилотным регионом по реализации проекта ГЧП и по более системному подходу реализации проектов государственного частного партнерства», – заявил на пленарном заседании председатель правления Национального центра ГЧП Павел Селезнев, отметив, что в этой области уже возникла потребность в «едином окне» – в структуре, которая могла бы заниматься сопровождением проектов ГЧП. В пример Селезнев привел другие страны, где государственно-частное партнерство развивается уже последние 30 лет.

Во многих странах, по его словам, центры ГЧП существуют при министерствах экономики или министерствах финансов. В России сегодня Всемирным банком признаны две структуры – это центр проектного финансирования и национальный центр ГЧП. Федеральный центр проектного финансирования является дочерней организацией Внешэкономбанка и призван финансировать как раз проекты ГЧП, а национальный центр сейчас имеет форму АНО, где ФЦПФ выступает в лице соучредителя.


Синюгин предложил сделать Татарстану пойти по пути европейских стран и стать пилотной площадкой для отработки системного похода к проектам ГЧП.

Мы бы хотели как институт развития продвинуть идею, подход, который существует в других странах. Это как раз формирование четкой и понятной годовой инфраструктурной программы, когда мы вместе с отраслевыми ведомствами определяемся по конкретным проектам, формируем портфель, дорожную карту пилотных проектов по ГЧП в разных отраслях, согласовываем ее с руководителем, в данном случае с главой республики и дальше двигаемся в рамках этой дорожной карты. Почему это важно и зачем это нужно? Первое – это нужно для инвесторов, они должны понимать, что есть конкретные программы, утвержденные главой, согласованные с отраслевыми ведомствами, муниципалитетами. В такие программы проще привлекать финансирование. По такому пути давно уже идут Англия, Франция и другие европейские страны. Есть инфраструктурные программы, под которые формируется конкретно пул инвесторов и, собственно говоря, привлекаются инвестиции», – говорит он.

По его словам, Татарстан должен стать пилотной республикой в России, в которой системно подходят к процессам ГЧП. 80 процентов проектов не доходят до финансирования во многом и из-за отсутствия этого фактора.

«Я считаю, что Татарстан должен быть регионом, который миллиардов 200–300 в ближайшие пять лет должен привлечь в проекты ГЧП», – заключил Вячеслав Синюгин.

Хафиз Салихов: Кудрин обещал проектное финансирование в 2012 году, но его до сих пор нет

Руководитель Правительства Ульяновской области Александр Смекалин заявил, что 100 процентов объектов социальной инфраструктуры являются неокупаемыми в проектах ГЧП и для того, чтобы облегчить структуру сделки, по поручению губернатора три года назад участников рынка освободили от региональных налогов. Модератор пленарной сессии Сергей Беляков высказал свою довольно критичную точку зрения по этому вопросу. «Я очень болезненно отношусь, поймите меня правильно, к фразам «налоговая льгота» и «полное освобождение инвестора от налогов, – признался Беляков. – Объясню почему. Потому что, рискну, несмотря на мое “минэкономразвитьевское” прошлое, встать на сторону Минфина, но это выстраданная позиция».


По его словам, при компенсации издержек инвестора на начальной стадии реализации бизнес-проекта через снижение или полное освобождение от налогов усиливается нагрузка на региональный бюджет.

«Развитие бизнеса для того, чтобы расширялась, в том числе, налоговая база, приводит к другим последствиям. В результате растет долг региона, падают налоговые поступления. Функции, которые возложены на региональную власть, не уменьшаются, а в последние годы, наоборот, увеличиваются. Возникает вопрос: где же брать источники, которые могли бы быть в виде налоговых поступлений? Это серьезная проблема, и каждый регион ее решает по-своему. Но то, что это сложность, с которой мы сталкиваемся, – это очевидно. Большинство проблем, которые регион вынужден решать предоставлением налоговых льгот, не связано с барьерами на региональном уровне. Это часто попытка компенсировать издержки финансовые и нефинансовые, которые есть в результате действия федеральных властей и территориальных органов федеральной власти», – заявил Беляков, при этом отметив, что готов выслушать и другое мнение, если оно есть у кого-то из участников заседания.

Оппонент нашелся среди аксакалов – бывший министр промышленности и внешнеэкономического сотрудничества РТ, а ныне заместитель Председателя Бюро специалистов по ГЧП Европейской экономической комиссии ООН и представитель РФ в этой организации Хафиз Салихов.

«Необязательно налоговые льготы, а должны быть налоговые стимулы. Например, должны быть такое понятия, как Tax Increment Financing (TIF-модель), когда проекты финансируются за счет будущих налогов. Эти механизмы должны хорошо работать», – возразил он.



По его мнению, для бизнеса должен быть гарантийный фонд, как на уровне региона, так и на уровне федерального центра, поскольку ГЧП – это, как правило, долгосрочный проект и инвестору нужны гарантии.

Еще одним уязвимым моментом, который не дает системе государственно-частного партнерства успешно развиваться, Хафиз Салихов назвал отсутствие проектного финансирования.

Как может работать ГЧП без проектного финансирования? Государственно-частное партнерство в себя включает и концессию в широком смысле в основном финансируется (по мировому опыту более 90 процентов) за счет проектного финансирования. В 2011 году бывший министр финансов Кудрин обещал, что с 2012 года заработает проектное финансирование. Прошло 6 лет, его как не было, так и нет», – напомнил спикер.

«Я согласен с TIF-моделью. Мы в свое время это предлагали и законодательно пытались решить. Проект постановления готов, но пока, если я не ошибаюсь, не принят», – согласился с Салиховым Вячеслав Беляков.

Рустам Минниханов: Эти проекты должны быть подкреплены в том числе и государственной поддержкой

В завершение пленарной части форума, отвечая на вопрос модератора о том, не останутся ли рассуждения и разговоры на тему ГЧП просто словами, Рустам Минниханов заступил за своего коллегу из Ульяновской области.

«Тот, кто берет концессию, должен получить тариф, где у него должна быть инвестиционная составляющая. Нет ее! Они (Правительство Ульяновской области. – Ред.) пытаются каким-то образом эту тему “разрулить”. Конечно же, те льготы, которые предоставляются этому концессионеру, в разы меньше по сравнению с тем, что надо инвестировать. По большому счету мы должны в целом пересмотреть наши подходы по ГЧП. Я думаю, что сегодняшний наш форум должен выработать некие предложения и для федерального центра», – говорит он.

В этом вопросе на передний план выходит тема дешевых и выгодных для бизнеса кредитов, без который реализация инфраструктурных проектов становится невозможной, заметил Минниханов.

«Мы говорим про Камский промышленный кластер. Если у нас не будет дороги, моста, то этот кластер или не реализуется или будет ущемлен, – продолжил он. – И таких вещей очень много. Больше всего мы по своим каналам кого-то ищем. Эти проекты должны быть подкреплены, в том числе, и государственной поддержкой. Какая может быть концессия, если стоимость денег 9–10 процентов, и ты будешь работать сначала на банк, а потом уже на банкротство. Ничего не получится. Но сегодня есть уже возможности, где мы эти механизмы уже можем запустить, – в части медицины, в части других услуг социального характера».


По его словам, большие инфраструктурные проекты требуют особого подхода.

«Мы должны по максимуму отработать на своем уровне и серьезно поставить эти вопросы на федеральном уровне, – считает глава республики. – Потому что, если это не будет серьезной повесткой дня у федерального правительства, все эти большие проекты будут в образе разговоров. Поэтому нам надо собираться, нам надо обсуждать, нам надо обмениваться положительными практиками, они уже в стране есть».

Здесь, по мнению Президента Татарстана, важна координация вопроса между регионами для выведения темы на федеральный уровень.

«Одно дело – я буду говорить, а другое дело, когда мы соберемся, 14 регионов плюс другие наши коллеги, – это уже другой голос будет. Я думаю, что и у нас еще много резервов, которые мы не реализовали по нашей неосведомленности, – отметил он. – Если мы систематизируем хотя бы нашу площадку, которую мы сегодня собрали, ежегодно будем собирать и шаг за шагом двигаться. Это очень хороший разговор, и это, я думаю, будет толчок для наших федеральных коллег».

Комментарии








© 2017 «События»
Сетевое издание «События» зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 18 апреля 2014 г. Свидетельство
о регистрации Эл № ФС77-57762 Создано при поддержке Республиканского агентства по печати и массовым
коммуникациям РТ. Настоящий ресурс может содержать материалы 16+