Мария Шаблинская: Нужно приучить людей к мысли применения беспилотника в бизнесе и сельском хозяйстве

17 Июля 2017

Прочитано: 485 раз

Автор материала: Егор Никитин
Журналист «ТИ» побеседовал с командой молодого, но амбициозного казанского стартапа, резидента ИТ-парка Казани Air Technology и послушал, как беспилотники могут изменить сельское хозяйство и повысить рентабельность бизнеса.
В беседе с корреспондентом «ТИ» директор по развитию Мария Шаблинская и технический директор Сергей Абдулин объяснили, почему их применение гораздо шире, чем представляют себе многие люди.


С чего все началось?

М.Ш.: Началось с этого человека (показывает на Сергея Абдулина, - прим. ТИ.). Сергей у нас идейный вдохновитель. Является сейчас техническим директором. 

С.А.: Сколько себя помню, вся жизнь с авиацией связана. Начиная с того, что в детстве место работы отца было связано с самолетами. Вблизи их рассматривал. А потом учеба в Казанском авиационном институте, КАИ.

Вы казанец?

С.А.: Ну как… я здесь уже больше 15 лет. Приехал из одной из стран бывшего Советского Союза, но корни здесь. Однажды пришло понимание того, что тема беспилотников уже выросла из стадии авиамодельного спорта и начинает представлять интерес с точки зрения применения в каждодневных вещах. 

То есть изначально вы считали, что это может только в спортивной сфере использоваться?

С.А.: Нет, я в том плане, что лет 10-15 назад беспилотники — это были либо какие-то большие аппараты, которые могли себе позволить крупные корпорации или государство, либо это был авиамодельный спорт. В последнее время, благодаря такому научно-техническому прогрессу, сейчас уже находятся такие ниши применения, где беспилотники применяют очень эффективно по сравнению с тем же пилотируемым вертолетом или самолетом. 

М.Ш.: Эта отрасль уже давно развивается, беспилотные летательные аппараты, в основном, у нас в России - это оборонная промышленность. И это все достаточно серьезно засекречено, есть какие-то компании, которые этим занимаются. Но что они делают и что производят - широкой общественности неизвестно. Сергей заразил нас интересом к беспилотникам, мы стали копать глубже и поняли, что беспилотные летательные аппараты сейчас применяются во всем мире во многих отраслях - в сельском хозяйстве сейчас очень широко используются, в Европе в том числе, также используются в нефтяной промышленности, в энергетике, для исследования ЛЭПов и прочее. Я имею ввиду аэрофотосьемку и съемку с помощью тепловизоров, здесь беспилотник позволяет экономить и быстро получать данные. Нас это все заинтересовало, мы решили эту тему продвигать здесь - в родном Татарстане, в близлежащих регионах. А Сергей у нас - это светлая голова, у него очень много новых научных разработок, применяемых именно в беспилотниках. И здесь, в Бизнес-инкубаторе ИТ-парка, мы создали систему воздушных сигналов - это аппаратное средство, которое позволяет беспилотникам быть более управляемыми.

Можете рассказать подробнее про эту систему? У нее есть какая-то инновационная составляющая?

С.А.: Это не совсем система навигации, скорее, система измерения параметров движения. На больших аппаратах ставят аналогичные системы. Но на малых аппаратах подобных систем нет, это связано с уровнем развития датчиков, который до этого момента был не сильно развит. Поэтому различного рода квадрокоптеры и беспилотники пошли по пути управления через GPS. Если брать большой самолет, то он использует не GPS, а инерциальную систему навигации. 

А в чем преимущество инерциальной системы над GPS?

С.А.: Другой канал получения информации. У него свои преимущества и свои недостатки. У GPS тоже свои преимущества и недостатки. А эффект появляется, когда мы начинаем использовать две эти системы вместе, то есть мы можем объединять их сигналы, за счет этого повышается точность управления и позиционирования. Благодаря этому, беспилотник может более эффективно делать маневры. Без этой системы, без системы воздушного сигнала, беспилотник может запросто выйти на критические режимы, которые появляются при падении или катастрофе. То есть раньше он ( - оператор беспилотника, - прим. ТИ) мог не успеть среагировать на эти моменты, но сейчас, с использованием этой информации, которая дает ему наша система, он может эти ситуации отслеживать, и бортовой компьютер беспилотника может реагировать на них соответствующим образом. В конечном итоге, это повышает безопасность. Это один из факторов безопасности пилотирования полетов.

Безопасность для беспилотников, или для людей, над которыми они летают?

С.А.: Вообще безопасность полета, а значит — и безопасность третьих лиц. 

М.Ш.: Мы не зря акцентируем внимание и везде пишем, что наше решение для беспилотников до 30 кг. Потому что есть беспилотники огромные, в оборонной промышленности. И там как раз используется система воздушных сигналов, подобная нашей. Мы адаптировали наше решение для небольших беспилотников, так как эта отрасль сейчас очень быстро развивается. Применяемость беспилотников в разных отраслях растет и мы видим свою сферу применения, свой рынок сбыта, именно в малой авиации, в малых беспилотниках до 30 кг. Еще мне бы хотелось сказать, что GPS и Глонасс - они дают погрешность в 22 метра. То есть наземная система управления и оператор, который управляет беспилотником с земли, он действительно может не успеть среагировать. То есть беспилотник куда-то снесло ветром, GPS показывает, что все в порядке, а на самом деле он куда-то на 22 метра  улетел и уже, может быть, падает. Поскольку беспилотники -  это достаточно дорогая вещь, а наша система дает безусловнное преимущество для реагирования и предотвращения катастрофы, это дает экономию владельцам беспилотников. Ну и для тех, на кого беспилотник может упасть, это также немаловажно. Такая большая махина может быть в размере и 3 метра, и когда такая штука упадет — это будет очень неприятно.

У вас есть планы по выходу за пределы Татарстана?

С.А.: Будем выходить, просто решили начать с малого. По возможности участвуем во всяких всероссийских мероприятиях. Буквально на прошлой неделе ездили в Сколково. Там два дня проходило мероприятие в рамках Startup Village. Это выставка, где подобные нам компании выставляют свои разработки, общаются с потенциальными инвесторами, потребителями и так далее. Мы там выставлялись, презентовали наш прототип. Там мы получили обратную связь, нашлись товарищи, которые заинтересовались подобной разработкой. Сейчас все дело в том, чтобы наладить контакт и продвинуть разработку. 


Инвесторы из Сколково большой интерес к этой теме проявляют?

С.А.: Момент какой, есть AeroNet - Национальная технологическая инициатива от Агентства стратегических инициатив. Мы в этот вектор очень сильно вписываемся, но сейчас не прошли отбор туда, потому что мы очень молодая компания и есть некоторые формальные признаки, из-за которых мы  не смогли поучаствовать в этом проекте. Но в следующем году мы планируем туда заявиться на полноправной основе.

М.Ш.: В самом начале мы рассматривали только российский рынок и проехались по самым крупным известным нам производителям беспилотников, получили от них сообщение, что наше решение интересно. Мы поняли куда нам двигаться и что нужно доделать, для того чтобы полноценно предлагать наш проект. Но после того, как мы стали резидентами Бизнес-инкубатора и поучаствовали, благодаря этому, в некоторых мероприятиях международного масштаба, мы поняли, что не будем ограничиваться только российским рынком. Вполне можно выходить на европейский и азиатский рынки, там есть интерес к нашим решениям. Мы пообщались и с представителями западных компаний, и сейчас думаем о том, как реализовать задуманное. 

То есть ниша малых беспилотников в Европе сейчас не заполнена?

С.А.: Заполнена. Но, скажем так, не на 100 процентов. И она развивается, очень быстро набирает обороты. Мы предлагаем комплект оборудования, который ставится на беспилотники. С одной стороны, они до нас летали без этого оборудования, но мы даем ключевые преимущества, которые  могут заинтересовать потенциального покупателя, с точки зрения получения безопасности и управляемости.

А в Европе такое оборудование сейчас производят? Есть конкуренция?

С.А.: Готовой продукции, именно в том виде, в котором мы предлагаем, я не находил. Есть разработки в этом же ключе, в этих же сферах, но они на стадии научной разработки, прямо готового комплекта я не встречал. 

Как вы оцениваете свои перспективы на зарубежных рынках?

С.А.: Перспективы хорошие, с точки зрения продажи готового комплекса,  готового решения.

Вы взаимодействуете с нашими военными?

М.Ш.: Мы пообщались с компаниями, которые производят беспилотники и как-то сотрудничают с Министерством обороны и получили от них положительную обратную связь. То есть пока активности в эту сторону у нас особо не было, но мы сейчас активно развиваем наше решение.

Выгодно ли заниматься таким бизнесом в России?

М.Ш.: Наши изначальные ожидания, подтверждаются тем интересом со стороны производителей и живым желанием участвовать в нашем проекте. Безусловно, перед тем, как заняться этим проектом, у нас были определенные расчеты, исследования рынков и т.д. Мы изучали и российский рынок, и другие рынки. Единственное, наверное, во что упирается начало коммерческой деятельности — это то, что любая инновационная разработка протекает в несколько этапов. Сначала зарождается идея, потом все это нужно рассчитать на бумаге, потом создается прототип, потом происходят научные исследования. И после того, как теория подтверждается практикой, можно уже какое-то производство налаживать и выходить на рынок. Чтобы все эти этапы пройти, нужны финансы. И от момента идеи до создания прототипа у нас поддерживающих программ нет, то есть это все держится на энтузиазме самого разработчика, на нашем энтузиазме. После того, как мы сделали прототип, уже есть много программ, которые могут поддерживать, здесь уже гораздо легче развивать и делать свой бизнес. Но до создания прототипа все гораздо  сложнее. Помимо системы воздушных сигналов есть масса идей, которые мы также можем использовать как основу для бизнеса, выходить на рынки. Но для того, чтобы их как-то поддерживать и довести хотя бы до прототипа, нужны финансы и здесь приходится выкручиваться. Нас очень выручает наше втрое направление, которым мы занимаемся — это сервисная модель. Мы сейчас развиваем ее в Татарстане и продвигаем аэрофотосъемку, продвигаем вообще эту мысль, пытаемся приучить компании, которые занимаются сельским хозяйством, добычей полезных ископаемых, к тому, что можно использовать в своих процессах беспилотники и это будет эффективно и это принесет определенный результат. 

Можете рассказать подробнее о тех сферах, где могут быть полезны такие услуги?

М.Ш.: Применение очень широкое. Мы очень большую надежду возлагаем на сельское хозяйство, потому что действительно очень болит за него сердце. Оно сейчас находится на начальном уровне, по сравнению с европейскими фермерскими хозяйствами. Сейчас все говорят о точном земледелии, о том, что надо сокращать издержки и делать более прозрачный бизнес процесс, надо повышать эффективность. И как раз в этот контекст аэрофотосъемка очень хорошо вписывается, потому что агроному для получения достоверной и быстрой информации о всем происходящем у него на полях можно использовать аэрофотосъемку. Дополнительно можно встраивать различные аналитические системы, которые мы тоже предлагаем. Также беспилотники с оборудованием можно использовать в исследованиях для энергетики, для осмотра ЛЭПов, сотовых вышек, либо для исследования нефтяных и газовых месторождений. Также наши услуги можно использовать в проектах «Безопасный город», это сейчас на слуху у всех. Те же самые квадрокоптеры или беспилотники самолетного типа могут летать и предоставлять оперативную информацию о том, где загруженность на дорогах, где несанкционированно, например, люди собираются, и эту информацию передавать в нужные службы, чтобы они принимали необходимые решения вовремя.

Все эти возможности, которые вы описали, они с помощью специального оборудования делаются?

С.А.: Эти процедуры делаются с помощью полезной нагрузки,  на беспилотник навешивается фото либо видеокамера либо тепловизионная камера, в принципе можно придумать любую полезную нагрузку смотря какая задача стоит. Но как правило, чаще всего это фото- или тепловизионная камера.

Вы используете какое-то специальное программное обеспечение?

С.А.: Есть программное обеспечение, позволяющее в автоматизированном и полуавтоматизированном режиме обрабатывать отснятые данные. Соответственно, мы его тоже используем в своей работе. Уже есть решения, которые достаточно качественно позволяют обрабатывать все эти снимки. 

То есть, вы не будете создавать собственный софт?

С.А.: Нет конечно. Какой смысл изобретать велосипед?

Когда вы указываете эти сервис услуги, что конкретно вы даете от себя?

М.Ш.: Мы делаем непосредственно саму аэрофотосъемку, мы предоставляем именно готовый материал. Либо фото либо видео. 

Допустим, я как фермер и хочу разведать, что у меня происходит на полях. Я сначала куда обращаюсь? К тем, у кого есть беспилотник?

С.А.: Нет, вы можете обратиться к нам. Мы делаем полный цикл. Мы сами сделаем аэрофотосъемку над вашим участком, дадим вам фотографии. 

М.Ш.: На самом деле, там очень сложный процесс и человеку не посвященному будет очень трудно и долго разбираться. Во всем можно разобраться, но это займет определенное время, тем более, что это не профильное направление для многих бизнесов, аэрофотосъемка. Поэтому лучше обратиться к таким компаниям, как мы. Мы профессионально проконсультируем, предоставим необходимое оборудование под задачу и выполним саму работу. 

Получается, что клиент встречается с вами только при заключении договора и для получения результата?

С.А.: Конечно, это оптимально с точки зрения получения результатов. Это могут быть либо сырые снимки, либо обработанные, приспособленные под какое либо программное обеспечение. 

М.Ш.: Мы чувствуем себя первопроходцами в этом направлении, потому что на нас все смотрят, как на людей, которые предлагают электромобиль в век нефти и бензина. Да, это интересно, безусловно это экономия, но пока у всех почему-то страх в глазах. Страх перед чем-то новым, потому что рынок пока еще к этому не привык.

Я знаю, что за границей активно используются такие вещи, особенно в сельском хозяйстве. Там есть много примеров, когда в рабочем режиме используются беспилотники. Как вы считаете, когда и у нас их станут применять в повседневной жизни?

М.Ш.: Мы ставим себе глобальную задачу - продвинуть применение беспилотников в гражданских сферах, в бизнес сферах. Потому что сейчас в России их используют, в основном, только в оборонной промышленности. В гражданских сферах как-то очень слабо. Это либо нефтяная промышленность, либо оборонка. В других сферах очень мало. Вообще, когда произносишь слово «беспилотник», наши люди представлют себе маленькие игрушечные квадрокоптеры, улыбаются и спрашивают «что вы с ними делаете?». Хочется людям показать, что можно беспилотники использовать в серьезных сферах, в бизнесе и очень сильно на этом экономить. Это не только игрушки. У нас есть партнеры, которые придумали интересное направление - сборный квадрокоптер вместе с софтом для программирования автопилота  и использования в учебных учреждениях. Мне очень импонирует эта тема. Есть проблема в отсутствии информации по беспилотникам, те люди, кто этим увлекается, они самостоятельно ищут информацию в интернете, по крупинке ее собирают. У нас в ВУЗах и школах преподают робототехнику, но по каким-то причинам по авиаробототехнике у нас практически ничего нет. Мы хотим так же внедрить понимание того, что такое беспилотник с детского возраста, может это каким-то образом повлияет увеличение квалифицированных специалистов в будущем, которые будут разбираться в беспилотной авиатехнике.

Как давно работает ваш стартап?

М.Ш.: Честно говоря, мы начали обсуждать эту тему в прошлом году. На самом деле, мы знакомы достаточно давно (с Сергеем Абдуллиным — прим. ред.) и обсуждали, с какой стороны подойти к этому проекту. А уже зарегистрировали юридическое лицо и начали этим серьезно заниматься с декабря или с ноября 2016 года.

То есть вам еще даже нет года?

С.А.: Ну официально да. 

Вы планировали работать в ИТ-парке?

С.А.: Нас заинтересовал ИТ-парк тем, что здесь сходится много информационных потоков. Здесь проще получать обратную связь, информацию о мероприятиях, проще выходить на официальных представителей. Потому что если в чистом виде заниматься этим проектом, 
то в основном — это езда по конференциям, нужно защищать какие-то работы, то есть научная работа, она нужна, но ощущения такой быстрой обратной связи там нет. А здесь - люди технически подкованные, которые может, и не в теме, но быстро разбираются. 
М.Ш.:  К тому же здесь еще помогают бизнес-модель выстроить.

То есть ИТ-парк оказал вам серьезную поддержку?

М.Ш.: Это не просто громкие слова, не вынужденная благодарность. Мы действительно искренне благодарны за то, что они для нас делают, помогают. 

На данном этапе у вас есть еще какая-то поддержка?

С.А.: Пока нет, но мы рассматриваем этот вариант. Вообще, проекты подобного рода, они как и большинство научно-технических проектов сейчас участвуют в программе «Старт» Фонда содействия инновациям. Также есть фонд Бортника - это фонд для поддержки малого предпринимательства в научно-технической сфере. У них тоже есть программа «Старт», мы в ней оформляем документы. Вообще, с этим проектом нам помогали еще в самом начале, в 2014 году, это тот же самый фонд Бортника плюс еще Инвестиционно-венчурный фонд Татарстана. Именно на стартовом этапе шла научная проработка этой идеи, как нам нужно все реализовывать, то есть шел общий сбор информации.

Как помогал Инвестиционно-венчурный фонд РТ?

С.А.: На том этапе они давали деньги на научные исследования. Сейчас этот этап закрылся и наступил следующий, который уже ближе к технике.

М.Ш.: В России есть венчурные фонды, их достаточно много у нас. Но все они предоставляют поддержку стартапам, где уже есть прототип. До момента создания прототипа тоже есть программы, но их гораздо меньше. Тут приходится рассчитывать на свои силы.

Где и какими силами вы создавали прототип приборов? 

С.А.: Здесь, своими силами.

Сколько человек сейчас у вас в команде?

М.Ш.: От двух до трех, скажем так. 

То есть у вас все прототипы и разработки собственного производства?

С.А.: Да. Можно сказать, что нам повезло, потому что сама технология их изготовления пока еще для нас не очень дорогая. На нынешнем этапе нашего проекта мы можем использовать для проверки базовых вещей что-то из более дешевого материала, с какими-то не очень дорогими датчиками, это нужно для того, чтобы оценить, в правильном ли мы направлении движемся технически. Соответственно, как только мы получим более детальные характеристики, тогда мы будем делать переоценку, насколько выбранные нами решения удовлетворяют нас. Либо придется прыгать на следующий, более дорогой уровень, закупать более дорогие датчики или специальные материалы. Сейчас же, получается, что мы делаем все своими силами, своими средствами. Прототип для стендовых испытаний создан недавно, в прошлом месяце, первый экземпляр. Сейчас проводится подготовка к проведению испытаний, а также сбор информации.

Какой вам нужен срок для того, чтобы окрепнуть и встать на ноги ?

М.Ш.: Сложно сказать, потому что любой бизнес - это такой творческий процесс. У нас два направления есть - научная деятельность и сервисная модель, которую мы продвигаем. И то, и другое — они, безусловно, пересекаются, но живут своей жизнью. Если говорить о системе воздушных сигналов, то для того, чтобы встать на ноги, и вырасти в полноценный бизнес, который  приносит прибыль, нужно учесть много факторов. Первое – нам надо провести испытания. Если мы собрали прототип, то следующим этапом нам надо это все испытать на живом беспилотнике и узнать, насколько наша задумка действительно востребована.



Где и когда планируете испытывать свой прототип?

М.Ш.: Здесь, в Татарстане. У нас появились партнеры, которые готовы предоставить полигон и беспилотник, мы совместно с ними будем это делать в ближайшее время, я думаю в июле. Ну и после того, как мы все это  завершим с положительным результатом, уже будем привлекать инвестиции и выходить на рынок. На этот процесс года полтора, наверное, можно отвести, при позитивном прогнозе. Если мы говорим о сервисной модели, то здесь тоже есть несколько факторов, которые могут повлиять на развитие. В первую очередь, это перелом менталитета и приучение людей к самой мысли применения беспилотника в бизнесе. На это тоже уходит не мало времени, и при позитивном прогнозе можно от года до двух лет на это потратить. Поэтому встретимся года через 2 года и посмотрим на результаты. 


Комментарии








© 2017 «События»
Сетевое издание «События» зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 18 апреля 2014 г. Свидетельство
о регистрации Эл № ФС77-57762 Создано при поддержке Республиканского агентства по печати и массовым
коммуникациям РТ. Настоящий ресурс может содержать материалы 16+