Максим Антоненко: «Однажды мне рассказали, что существуют люди, которые знают трюк, в результате которого в кармане появляются деньги»

17 Июля 2017

Прочитано: 1131 раз

Автор материала: Айнур Мингазова
Директор компании-резидента Бизнес–инкубатора ИТ-парка NoXA Data Lab, рассказал ИА «Татар-информ» о том, как чувствуют себя it-предприниматели в Татарстане, особенностях стартап-культуры и трендах высокотехнологичной индустрии.
Максим Антоненко во время интервью, проходившем в кафе на территории Казанского ИТ-парка, поделился предпринимательским опытом, планами на будущее и отметил плюсы ведения бизнеса в республике. 

Максим, расскажите, пожалуйста, как создавалась компания NoXA Data Lab? Когда ощутили в себе предпринимательскую жилку?

— Ну, это два разных вопроса (смеется). 

Можете ответить по порядку. 

 — Про предпринимательскую жилку... я, наверное, вообще не знал, что она у меня есть.
Просто в какой-то момент мне рассказали, что существуют некие люди, которые знают трюк, в результате которого в кармане появляются деньги.
Причем абсолютно легальным способом и при этом не на работе. 

Интересно... 

— Вот этот трюк, он называется предпринимательством. И предприниматели умеют делать такие трюки. И я стал изучать этот вопрос. В начале пытался заниматься какой-то простой деятельностью, например, рекламой, еще чем-то; потом был интернет-магазин, небольшой. Интернет-магазин — это была такая хорошая школа; там, в отличие от стартапа, продукт уже брался готовый.
Когда ты делаешь компанию в области технологического предпринимательства, то там двойная сложность.
Во-первых, продукта готового нет, ты его создаешь. Во-вторых, ты еще должен обладать предпринимательскими навыками. Так вот, мне повезло, и предпринимательские навыки я отточил во время, «простого» бизнеса, когда был интернет-магазин. И это позволило мне прочувствовать, что такое платить людям зарплату, налоги и т. д. Поэтому уже со стартапом, когда учредили юридическое лицо, стало гораздо проще. Мы сосредоточились на создании продукта. Ответил я на вопрос? 

Да. И расскажите про историю создания Noxa Data Lab. С чего все началось? 

— Так, история Noxa Data Lab. Наверное, это было года почти три назад уже. Я познакомился c будущими со-основателями стартапа во время студенческих проектов. Это такая форма образовательной деятельности в Университете Иннополис, когда внешние компании заказывают проекты, выполняемые студентами. Хотя они небольшие по объему, но это позволяет, с одной стороны, компаниям лучше узнать студентов, например, для последующего приема на работу, а также студентам — столкнуться с реальностью и провести реальную командную разработку или максимально приближенную к реальной. Таким образом, Алексей Мергасов, который является нашим техническим лидером, был со-руководителем такого проекта от индустриальной компании Informatica. Informatica — это гигантская компания, вторая после Oracle в области работы с данными. Вот, мы познакомились, начали обсуждать, и где-то через полгода поняли, что нам стоит вместе заняться своим проектом. Еще через где-то полгода мы основали компанию и стали уже целенаправленно заниматься ею. 

А основали компанию в 2016-м году? 

— Да, в 2016-м, в апреле. Но эта формализация, т. е. некая формальная точка, когда мы учредили юридическое лицо. А начали заниматься всем этим уже раньше. 

Как вы считаете, лучше начинать с нуля, или стартовать с какой-то подготовленной базы?

— Вот этот вопрос я не понял. Вы мне объясните, что такое подготовленная база. Может быть дядя с большими связями, миллион долларов в кармане? (смеется). 

Давайте тогда рассматривать подготовленную базу, как то, что опыт был и... 

— Если «опыт уже был», то это уже не «начинать», а «продолжать», скорее?! Это не начало бизнеса уже получается... Давайте я отвечу на другой вопрос. Можно ли открыть бизнес без вложений? 

Тогда давайте так. 

— Бизнес с минимальными вложениями открыть можно.
У большинства людей в голове следующая схема — что такое бизнес? Это, значит, предприниматель берет в банке в несколько миллионов рублей, приходит в торговый центр, снимает там площадь, тратит на отделку, закупает товар, садится и через месяц понимает, что у него почему-то ничего не продается. Вот это классическое понимание бизнеса в России, наверное, для тех людей, которые никогда им не занимались.
Реально же, по сути, бизнес — это сведение покупателя с услугой или товаром. Сейчас с развитием интернета, который уже просто стал частью жизни, других технологий, которые упрощают нашу жизнь, по сути, предпринимателем можно быть, даже не имея ни прилавка, ни интернет-магазина. Например, просто, занимаясь тем, что ты приводишь клиента в какой-то магазин, и он там что-то покупает, и тебе идет комиссия. Для этого не нужно иметь ничего. Например, есть стартап, даже не стартап, наверное, бизнес, который занимается тем, что на Amazon приводит клиентов. Они получают хорошую комиссию за счет того, что рекламируют их товары, снимают о них какие-то видеоролики и направляют поток на Amazon, на этот гигантский магазин. То есть, для этого нужна просто голова, смартфон, ну и, желательно, ноутбук и выход в интернет. 

Хорошо. Часто ли возникает ощущение, что «ничего не получается» в бизнесе, что делаете в таких случаях? 

— Смотрите, чем отличается стартап от бизнеса? Мы сейчас говорим про стартап. А бизнес — это нечто, что приносит деньги по известной бизнес-модели. Бизнесы пытаются какие-то инновации вводить, но, тем не менее, основной поток прибыли у них идет по уже существующей модели. А стартап наоборот, занимается поиском бизнес-модели. Поэтому мы говорим сейчас не про бизнес NoXA Data Lab, а стартап NoXA Data Lab. 

Да, у нас бывают сложности. В любом бизнесе ключевая штука — это продажи. И, например, нам, всей команде, техническим специалистам, достаточно сложно продавать. Мы можем продавать на уровне технической экспертизы, когда мы разговариваем с инженерами клиентов, и можем доказать, показать, померить, что у нас лучше, чем у конкурентов.
Основные сложности, у нас в стартапе связаны с тем, что мы маленькая компания, о нашем суперклассном продукте никто не знает, и сделать первую продажу достаточно сложно, чтобы тебе поверили, когда у тебя нет за плечами многолетней истории успешного использования продукта.
Нам повезло, у нас уже сейчас есть один клиент, первый. Мы ему очень благодарны, что он в нас поверил. Соответственно, сейчас на подходе, прорабатываем порядка пятнадцати клиентов, но таких, уже более-менее «горячих», четыре. 

Когда пришло понимание, что дело, которым вы занимаетесь — успешное? 

— Пока не было такого понимания (смеется). Мы еще в начале пути, но есть некоторая гипотеза, что то, что мы делаем, нужно другим компаниям. А делаем мы, соответственно, быстрый процессинг данных по небольшой себестоимости. В этом наша фишка. И еще у нас очень быстрая аналитика. Мы приходим в компанию, в крупные банки, и очень интересно наблюдать, как в процессе общения меняется отношение к нам. Сначала возникает недоверие, когда мы говорим, что у нас характеристики, такие, «заоблачные». А ближе к концу встречи уже инженеры, работающие в банках, крупных it-компаниях, начинают нас спрашивать, советоваться с нами, как разрешить ту или иную техническую задачу. 

Какие главные итоги 2016 года для компании? С каким финансовым результатом завершаете год?

— Ноль, в 2016-м ноль. Все деньги от контракта мы заработали в 2017 году.

А какие примерно обороты в цифрах? Выручка?

— Это я не буду говорить, маленькие, но достаточные, чтобы содержать команду. Основатели живут впроголодь (смеется). 

В чем особенность бизнес-модели NoXA Data Lab в сравнении с аналогичными производителями программного обеспечения, такими как IBM или Oracle, например? 

— Ну, это не про бизнес-модель, а про продукт. Бизнес-модель — это то, каким образом с помощью продукта мы зарабатываем деньги. 

Да, получается поток доходов? 

— Поток доходов очень простой. Мы берем деньги за лицензии от нашего продукта, мы берем деньги за внедрение, за поддержку, мы обучаем персонал нашего клиента. Как-то так. 

Хорошо, сейчас немного отвлеченные вопросы. Где проводите праздники?

— Какие? 

Например, новогодние. 

— Люблю кататься на горных лыжах. Благо, живу в Иннополисе, и там все есть под боком. Люблю в Европе кататься на лыжах. Люблю автомобильные путешествия.

Вот вы сказали о путешествиях, есть какие-то планы на 2017 год? 

— Да, поехать в Азию, т. е. и по работе, и отдохнуть. 

Какое событие в 2017 году для Вашего стартапа самое ожидаемое?

— Ну, мы обычно не раскрываем такую информацию. Мы «закинули кучу удочек», предприняли много усилий, чтобы ухватиться за те возможности, которые нам представились. И в плане клиентов, продаж, и в плане развития бизнеса. Но пока «рыбка» не поймана не буду рассказывать, что это такое, я немножко суеверный. 

Хорошо. Если говорить о мире татарстанского бизнеса, Вы заметили какие-то изменения в 2017 г.? То, что влияет на развитие бизнеса в положительном, отрицательном смысле? 

— Ну, смотрите, на этот вопрос я ответить не смогу, т к не знаю, что происходит в «татарстанском бизнесе». Я могу ответить на какие-то другие вопросы, но что поменялось или что нового в развитии татарстанского бизнеса я не смогу сказать, не слежу. 

Подождите, Вы же из Москвы, и...

— Это не важно. Я почти татарин (смеется). Я уже здесь четыре года. Я просто не понимаю, о чем именно вопрос. То есть, какие-то программы для поддержки бизнеса открылись? 

Да, например. 

— Ну, честно говоря, я не слежу. 

Предположим, что положительно влияет на ваш стартап, например?

—Я могу сказать, что вообще здесь радует из конкретных вещей.
В Татарстане информационные технологии находят поддержку на всех уровнях, то, что правительство, министерства Татарстана очень сильно поддерживают it-предпринимательство, это прямо видно.
Второе, это то, что до ключевых людей здесь можно очень легко достучаться, даже не достучаться, а просто их можно встретить и поговорить. Вот мы сейчас здесь сидим, и мимо нас прошел министр связи Татарстана и другие, официальные и неофициальные лица (смеется). Там (показывает рукой) сейчас сидит, например, за соседним столиком в этом кафе человек из инвестиционного фонда, а вон там — один из руководителей банка; все насыщенно. 

Нетворкинг развивается? 

— Да, и кроме нетвкоринга, — это люди, которые могут дать конкретную ценность компании. Из таких вещей, «приземленных», это то, что здесь, например, по упрощенной системе налогообложения — 10 %, а не 16 % по доход минус расход. Это хорошо, потому что по всей стране 16 %. 

Поделитесь своим мнением как представитель отрасли — что будет происходить на российском рынке хранения и обработки транзакционных данных через 3-5 лет? Какие тренды самые заметные? 

— Ну, они общеизвестные, я могу только повторить. Это то, что все говорят про Интернет вещей, про блокчейн, но у него есть недостатки, которые пока не видны; и растет количество данных, генерируемых самими пользователями, а также компаниями. И компании пытаются получить от этих данных пользу.
Что касается Интернета вещей, то вызов для индустрии связан с тем, что здесь огромное количество маленьких транзакций.
Грубо говоря, каждый датчик послал результат измерения куда-то. Например, он висит в хранилище и меряет температуру. Согласно принципам Интернета вещей, в ряде случаев он должен получить денежку на свой счет. Маленькую, миллионную часть рубля. Вот, а банкам невыгодно обрабатывать такие транзакции, потому что комиссия будет на порядок выше, чем сам объем транзакции. И это вызов для it-индустрии, то есть, чтобы эти транзакции проходили, нужна такая система, как наша (смеется). 



Ясно. Сколько человек работают в NoXa Data Lab на сегодняшний день? 

— По сути, у нас есть три фаундера и еще три разработчика. 

И в чем, по-вашему, мнению, заключается особенность успешного управления командой стартапа? Какие-то приемы для себя выработали? 

— Ну, у нас нет какого-то сильно формализованного управления командой. Вернее так, оно максимально упрощено. Потому что в команде несколько человек, и они, как правило, все находятся в одном помещении. Можно задавать вопросы и обсуждать что-то, здесь нет проблем управления. Хотя мы постепенно начинаем ощущать, что нам нужны task-менеджеры, чтобы не забывать какие-то вещи, понимать, на какой стадии дела. В этом и преимущество стартапа.
У стартапа, на самом деле, всего два преимущества перед большими компаниями. Самое главное преимущество — это скорость. Потому что у стартапа меньше денег, чем у больших компаний, меньше сотрудников, как правило, меньше экспертизы. Единственное, что он может делать, — это все делать быстрее.
Накладные расходы по времени, которые появляются в компании за счет выстраивания системы управления процессами, будут все тормозить. То есть, мы можем все регламентировать, и тогда мы встанем. Поэтому мы просто бежим очень быстро. Мы делаем сегодня то, что можно отложить на завтра. Второе, что стартап может себе позволить — это многие вещи делать вручную, не заботясь о том, что это плохо масштабируется. В большой компании — это процесс, станки, куча отделов, маркетинг и т. д., целая фабрика. У нас генеральный директор может общаться напрямую с клиентом, включая технического директора, который видит не только то, что слышат клиенты, но еще его глаза и эмоции, которые возникают у него, когда мы общаемся. И это очень ценно для стартапа. Потому что это конвертируется в улучшение продукта. 

На что в первую очередь обращаете внимание, когда рассматриваете человека на какую-то должность в Вашей компании?

— У нас пока нет такой проблемы, чтобы обращать внимание на качества. Потому что все, кто у нас сейчас есть, и еще примерно десять человек, готовых к нам прийти — это все ребята, которые закончили Университет Иннополис, и которых мы еще обучили на специализированном курсе по управлению данными. Мы их всех знаем, какие проекты они делали. Опять же, если процитировать некоторых гуру в области стартапов, то есть всего три критерия, по которым нужно брать людей в команду. Во-первых, умный ли человек, которого хотите взять на работу, то есть в широком смысле? Второе — способен ли он доводить до конца эти задачи, несмотря на все препятствия? Потому что бывает, часто люди просто ищут отговорки, почему они этого не сделали, вместо того, чтобы изыскивать возможности. И третье — готовы ли мы, находиться как фаундеры, лидеры команды, постоянно в кругу этих людей? Потому что стартап — это достаточно длинная история, и первые сотрудники, как правило, становятся руководителями отделов, получают долю. Это не семья, но с этими людьми ты будешь продолжать работать очень долгое время, поэтому вопросы доверия, человеческих качеств — на первом месте. 

В завершение интервью, хотели бы высказать какие-то мысли? 

— Я считаю, что мне очень повезло оказаться в Татарстане со своими идеями, своей компанией, стартапом. Здесь я постоянно ощущаю поддержку и со стороны государства и предпринимательского сообщества. Здесь легче получить поддержку, чем где-либо еще, здесь все так-то по-домашнему. Можно легко получить аудиенцию, в том числе первых лиц. Например, для нас очень важна поддержка, которую нам оказывают Роман Александрович Шайхутдинов, который в числе прочего курирует сейчас Иннополис, а также руководитель казанского ИТ-парка, Антон Грачев и его команда. Без этих людей NoXA Data Lab развивалась бы медленнее.

Комментарии








© 2017 «События»
Сетевое издание «События» зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 18 апреля 2014 г. Свидетельство
о регистрации Эл № ФС77-57762 Создано при поддержке Республиканского агентства по печати и массовым
коммуникациям РТ. Настоящий ресурс может содержать материалы 16+