Антон Грачев: «Большая часть корпораций прорывные решения не принимает, их внутренняя „иммунная система“ отторгает любую технологию»

7 Ноября 2017

Прочитано: 531 раз

Фото: пресс-служба IT-парка Казани
Автор материала: Диана Авакян
Директор казанского ИТ-парка — о необходимости прединкубационного периода для предпринимателей, создании своих представительств за рубежом и сотрудничестве с ФРИИ.

Можно ли уже подводить промежуточные итоги работы Бизнес-инкубатора?

— Наверное, промежуточные итоги проекта подводить не очень хотелось бы, мы его не завершаем, а, наоборот, планируем развивать. Проект бизнес-инкубатора был запущен в 2011 году в ИТ-парке. За 6 лет через него прошло более 250 проектов на разной стадии развития. Конечно, не все эти проекты выжили, это нормально. На этапе раннего развития стартапов в мире выживает от 5 до 10 процентов компаний. 

Средняя выживаемость наших выпускников — около 25 процентов, но в перспективе мы видим, что из них становятся успешными проектами 10-15 процентов. Это нормально. Мы считаем, что здесь чуть-чуть даже выше рынка. 

И мы считаем, что это успешная инициатива, в первую очередь, потому что Бизнес-инкубатор ИТ-парка был одной из первых инфраструктур России такого масштаба. У нас было одновременно от 70 до 80 стартапов и важно то, что этот Бизнес-инкубатор до сих пор специализируется на технологиях, близким к информационным технологиям. Мы искали проекты, которые так или иначе увязывают информационные технологии и какие-то привычные отрасли экономики. Здесь мы преследовали самую простую и прозаичную цель — быстро можно масштабировать только тот проект, который не требует большого количества ресурсов. Конечно, проекты в сфере биомедицины могут быть значительно сильнее и достигнуть более высоких результатов. Но, как правило, эти проекты на старте требуют очень больших инвестиций. Для айтишника же ничего не нужно — ему нужны мозги, плюс единомышленники, которые будут создавать какой-то программный код. 

Они придумали какое-то решение и дальше воплощают это решение в жизнь, потратившись лишь на человеческий ресурс и на маркетинг — это два самых важных ресурса, которые необходимо покрывать на старте любого айти бизнеса. Ни один другой бизнес только на этих расходах никогда не вырастет. Ему потребуются расходы на сырье, материалы. Ты можешь производить какой-то продукт, товар, но тебе потребуются дополнительные ресурсы. Объем инвестиций для старта твоего бизнеса будет значительно выше. Наша же идея заключалась в том, чтобы выращивать бизнесы, которые не требуют высоких инвестиций на старте, но при этом будут очень быстро масштабироваться, потому что продавать IT-продукт можно в любой стране мира, он не требует никаких логистических издержек. Ну и возможность привлечения удаленных ресурсов — над одним проектом могут работать люди из разных стран мира. Поэтому наш интерес заключался именно в этом, мы в этом видим свою сильную сторону.


Какие дальнейшие планы у бизнес-инкубатора?

— Сегодня мы пришли к такому уровню понимания, что нам нужно заниматься не только инкубированием, но нам нужно создавать так называемый прединкубационный период, когда мы работаем со школьниками, студентами и просто всеми желающими, кто хотел бы создать свой бизнес, заняться технологическим предпринимательством, но пока нет даже никаких идей. Есть желание развиваться, но до понимания, что это за идея, кто будет работать в команде, еще далеко. 

Прединкубатор мы скорее всего будем запускать в ближайшее время, мы понимаем, что без него генерацией проектов никто не занимается, как правило, она происходит стихийно. Но для того, чтобы этих проектов было больше, можно эту предстадию донасытить компетенциями, нашей активностью — мы видим в этом свою большую роль. Я думаю, что в этом вопросе мы, наверное, будем объединяться с другими институтами развития у нас в РТ, в любом случае будет взаимодействие с вузами, со школами.

В чем вы видите перспективу этого проекта?

—  Сегодня такой интересный аспект заключается в том, что очень много решений создается школьниками, и в перспективе поколение Z — ребята в возрасте до 20 лет, уже мыслят иначе, нежели ребята поколения Y, в возрасте 25-27 лет. 

Если у вас есть младшие братья, сестры, племянники, которые с гаджетом не просто на Вы, а уже на ты, им не надо ничего объяснять — они и так уже все понимают, что происходит, то есть это уже естественный процесс. И их уровень коммуникаций друг с другом, если мы берем нынешних школьников, уже совершенно иной. 

Формирование личности все-таки происходит до 20 лет, и те, кто будет через 5 лет «драйвить» экономику, на них уже оказывают воздействие социальные сети и принципы коммуникации друг с другом через мессенджеры. Люди все меньше стали общаться вживую, также изменились принципы обучения. Люди получают информацию значительно быстрее из Google, чем из учебника. 

Это накладывает отпечаток на уровень понимания, на уровень создания потенциально новых технологий и на скорость реализации новых решений. Школьники сегодня создают что-то новое в разы быстрее, чем это делают сегодняшние выпускники вузов, хотя разница между ними всего 5-7 лет. Я могу просто привести в пример десятки школьников, с которыми мне довелось общаться в Казани на форумах. 

Я просто потрясен их уровнем подкованности. Потрясен тем, что они в перспективе могут создать, что они уже сегодня могут создавать, и недооценивать этот ресурс сегодня нельзя. 

Те, кто сегодня учатся в школе, те, кто заканчивают вузы — это та масса, та движущая сила, которая будет двигать цифровую экономику вперед. Почему? Потому что у них есть понимание, что это такое. Не учитывать это нельзя, и мы планируем заниматься прединкубированием и инкубированием. Также планиурем запускать свою акселерационную программу для более зрелых компаний. До конца года постараемся его запустить.

В каком формате это все будет проходить?

—  Пока это самый сложный вопрос. Мы, конечно, хотели бы, чтобы это была какая-то постоянно действующая оффлайн-площадка, может быть на площади ИТ-парка. Пока это не очень реализиуемо, на наш взгляд, я думаю, что пока этот инкубатор будет выглядеть как некие точки присутствия в ключевых вузах и некоторых школах, которые мы возьмем в качестве пилота, и после этого мы просто будем их собирать у себя на площадке как лучшие пилоты и работать с ними какое-то время. Надеюсь, что мы придем к постоянной локации, на которой мы будем этим ребятам давать возможность постоянно присутствовать и взаимодействовать друг с другом, общаться, обмениваться опытом и так далее.


До конца года вы планировали создание венчурного фонда, как с этим проектом обстоят дела?

—  Венчурный фонд — это наша инициатива, к которой мы пришли после того, как начали зарабатывать. ИТ-парк уже три года находится на стадии самоокупаемости. Мы накопили определенный объем чистой прибыли и решили реинвестировать часть из нее в создание нового фонда и начать вкладывать в проекты и стартапы, которые к нам приходят. Пока фонд небольшой. Сумму старта мы тоже не скрываем, но будем его дополнять по мере необходимости. Сейчас фонд на стадии создания, мы выходим на голосование с нашим наблюдательным советом ИТ-парка, и надеюсь, что после согласования мы запустим процедуру регистрации. В целом, механизм понятен, мы примерно понимаем, какие сроки это займет и мы ориентируемся на открытие фонда до конца года.


Как идет работа с Фондом развития интернет-инициатив?

—  Сегодня это один из самых важных и масштабных проектов по поддержке стартапов, работающих в области IT в Российской Федерации. Создана действительно серьезная команда и методология по работе с проектами. Мы активно работаем с ФРИИ, часть наших проектов проходят акселерацию, проходят как очные акселераты, так и заочные акселераты. 

Стабильно в каждом очном акселераторе одна-две наших команды присутствуют. Мы считаем, это правильное взаимодействие между двумя участниками рынка, обмен опытом это всегда прекрасно. Инициатива по поиску и поддержке проектов по всей стране, сбору их в одном месте, прокачивание их компетенциями и, к тому же, выделение им определенного объема инвестиций — это, конечно, как раз то, что нужно стартапам на стадии их выявления. 

Другое дело, что есть проблемы, не связанные с ФРИИ или с нами. В первую очередь, они связаны с незрелостью потенциальных потребителей тех решений и технологий, которые сегодня создаются стартапами. 

Компании, приходящие как в ФРИИ, так и в наш бизнес-инкубатор, создают вполне удобоваримые, нормальные решения, которые, на наш взгляд, просто необходимы некоторым предприятиям — B2B решения, к примеру. Или решения, которые можно и нужно продавать конечным потребителям — это B2C решения. 

Если говорить про B2B решения, где сегодня происходят самые большие перспективные прорывы, основная проблема связана (если мы говорим про российский рынок) с незрелостью корпораций к внедрению этих решений. То есть многие корпорации морально и технически очень устарели. Мы берем практически любые отрасли экономики. Большая часть корпораций прорывные решения не принимает, их внутренняя «иммунная система» отторгает любую технологию. 

И самая большая сложность — попробовать эту технологию внедрить.

Как думаете, как можно решить эту проблему?

—  Мы хотим с несколькими нашими потенциальными корпоративными партнерами начать создавать тестовую среду по внедрению новых решений в их производственный цикл. Причем эти партнеры как из области FinTech, так и крупные промышленные предприятия. Мы очень хотим наладить взаимодействие с крупными холдингами России, не будет пока называть какими. Так или иначе мы хотим эту незрелость потихоньку ломать, потому что многие корпорации находятся в не очень конкурентной среде. 

Они работают на внутреннем российском рынке, при этом, понимая уровень их технологической отсталости, мы можем сказать, что если они не начнут эволюционировать в ближайшие 2-3 года, то через 5-6 лет этих корпораций просто не останется. 

Поэтому если говорить про работу с другими институтами развития в нашей стране, такими как ФРИИ, «Сколково», Российская венчурная компания — мы всегда ищем партнерство. 

Мы вообще считаем, что в условиях этих больших скоростей и технологического развития нам внутри нашей страны, которая из себя представляет на самом деле не очень большой рынок, конкурировать большого смысла нет. Нам нужно кооперироваться, чтобы выходить сообща на большой мировой рынок. 

Тот же самый Китай, если бы он устроил конкуренцию между своими какими-то ключевыми институтами развития, то он того уровня технологического развития не достиг бы. Китай силен именно тем, что он хоть и директивно, но координирует все большие проекты с участием большого количества организаций, корпораций, институтов развития. Создает под ними просто одну общую задачу, одну общую цель. Действуя сообща, они выходят на новый технологический этап.

Какие стратегические задачи ставите перед собой?

—  Мы, конечно, ставим своей большой задачей международную экспансию, мы хотим выйти на внешние рынки как с решениями наших резидентов, так и с нашими собственными услугами управляющей компании. Мы уже созрели для того, чтобы выходить с определенным уровнем экспертизы для запуска похожих площадок, инфраструктур, институтов развития не только в России, но и в других странах. 

Скорее всего мы будем открывать свое представительство где-то для того, чтобы помогать нашим компаниям-резидентам продавать. Потому что основная проблема сегодня для выхода на международный рынок для 90 процентов наших резидентов — это непонимание вообще условий международной торговли, как нужно выходить на внешний рынок, что такое сертификация, как найти себе партнера, который поможет тебе продать, оценить рынок, защитить себя с точки зрения интеллектуальных прав. Эти вещи просто отсутствуют в понимании у большинства предпринимателей, в основном мы говорим про малый и средний бизнес. Мы ставим своей задачей помочь им в этом, и у нас создан международный отдел, который в принципе это уже потихоньку реализовывает, но мы хотим вывести это на более высокий уровень.


Как это будет работать?

—  Скорее всего, это будет небольшое представительство в Ирландии, Люксембурге или ОАЭ, куда мы сможем приглашать потенциальных партнеров, где будут несколько продавцов, которые будут понимать внутренний рынок этой страны. Чем интересная та же самая Ирландия, там огромное количество проектов, компаний, которые открыла свои представительства.

Конечно, с точки зрения развития наших услуг здесь, с точки зрения услуг нашего дата-центра, мы ставим себе задачу вывода услуг дата-центра на более высокий уровень, выводим сейчас новые сервисы на рынок. И мы считаем, что этими сервисами мы можем привлекать клиентов не только в РФ, но и в других странах. В целом, у нас сегодня уже есть крупные клиенты. 

Один из наших крупных именитых клиентов (пока назвать не можем) — это одна из Топ-10 IT-компаний мира, она тоже является здесь пользователем нашего дата-центра, располагает здесь свой российский контур. 

Мы считаем, что можем решить проблему с тем самым законом о персональных данных, который сегодня ставит под угрозу присутствие некоторых популярных социальных сетей и даже тех же самых Facebook, LinkedIn, который был уже закрыт на территории Российской Федерации из-за того, что он просто не согласился размещать персональные данные своих пользователей здесь в России.

А мы можем предоставить им защищенный контур, который мы сейчас уже обкатали с одной компанией и я думаю, что по ее примеру мы можем на других выйти и предложить наш сервис.

 

Комментарии








© 2017 «События»
Сетевое издание «События» зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 18 апреля 2014 г. Свидетельство
о регистрации Эл № ФС77-57762 Создано при поддержке Республиканского агентства по печати и массовым
коммуникациям РТ. Настоящий ресурс может содержать материалы 16+