Пять мифов о мусоросжигательном заводе

18 Июля 2017

Прочитано: 2682 раза

Автор материала: Айгуль Мутыгуллина
Вокруг мусоросжигательного завода, который планируется построить в Казани, возникло немало мифов. «События недели» обратились к экспертам, чтобы в какой-то степени развеять некоторые из них.
#1 Системы газоочистки мусоросжигательного завода не улавливают всех вредных веществ?



Экоактивисты

На просторах Интернета можно найти немало публикаций, приводящих данные о проверках мусоросжигательного завода №2  в Москве, где указывается, что «фактическая эффективность газоочистных установок по веществам: диоксины и фураны – ниже заявленной в паспортах газоочистных установок проектной эффективности». Кроме того, «исследованиями установлено наличие в выбросах мусоросжигающих заводов Москвы 81 наименования опасных химических веществ, а уровень загрязнения атмосферного воздуха в районе мусоросжигающего завода составил 127 ПДК».

Мнение экспертов

Начальник отдела обращения с отходами Министерства строительства, архитектуры и ЖКХ РТ Рустем Богданов:
«Когда экоактивисты апеллируют к московскому опыту, они ссылаются только на неудачный опыт. Мы и сами это всегда признавали – не все московские мусоросжигательные заводы отвечают современным требованиям экологической безопасности. По сути, только один завод в Москве соответствует всем современным требованиям - это завод № 3, который был полностью модернизирован австрийской фирмой. Активисты говорят о том, что в информационно-техническом справочнике ИТС 9 – 2015 «Обезвреживание отходов термическим способом» сообщается, что те российские заводы, которые представили информацию для этого справочника, представили ее на основании результатов опытно-промышленной эксплуатации российских установок, когда условия эксплуатации наиболее благоприятны. Из этого экоактивисты делают вывод, что строить мусоросжигательный завод в Казани нельзя. Но при этом они умалчивают о том, что в справочнике предложено технологические показатели НДТ для российских объектов обезвреживания отходов термическим способом принять на уровне европейских технологических показателей, кроме показателей по выбросам углеводородов предельных С12–С19 и бензпирену, которые установлены по верхней границе текущих выбросов. В этой связи считаю уместным сообщить экоактивистам о том, что в Казани планируется к строительству самый современный завод последнего поколения, основанный на лучших зарубежных технологиях с параметрами экологической безопасности, значительно превосходящими показатели, установленные европейскими директивами и российскими требованиями. 

Что же касается сообщения о содержании в выбросах опасных химических веществ, то перечни вредных ингредиентов в выбросах промышленных предприятий подчас представлены сотнями наименований. А табачный дым по некоторым источникам и вовсе содержит 4,7 тыс. разных загрязняющих веществ. При упоминании о зафиксированном превышении ПДК экоактивистам следовало бы указать конкретный источник загрязнения, наименование показателя, значение которого превышено, и подтвердить причинно-следственную связь между зафиксированным превышением и деятельностью конкретного источника загрязнения, которых в Москве множество. Напоминаю, что мы сейчас говорим о планах строительства в Казани современного завода по термическому обезвреживанию твердых коммунальных отходов (ТКО) по самым лучшим европейским и японским технологиям». 

Директор Всероссийского научно-исследовательского института охраны окружающей среды Сергей Фокин:
«Я представляю Всероссийский институт охраны окружающей среды, который является офисом проекта "Чистая страна". В рамках этого проекта в России запланировано строительство пяти мусоросжигательных заводов – четыре в Московской области и один в Казани. Это новая технология, которая предусматривает, что при сжигании мусора будет вырабатываться возобновляемая электроэнергия, которая будет дальше передаваться потребителям. Это очень важный экологический проект. И реализуется он именно в тех регионах, где очень большой уровень урбанизации, где невозможно больше найти мест для традиционных мест захоронения. Сейчас нам предлагают множество новых современных технологий строительства мусоросжигательного завода. Не скрою, в основном это импортные технологии. Основная наша задача – найти ту технологию, сделать такой проект, который бы не вызывал опасений у населения. На сегодня мы имеем достаточно много обращений обеспокоенных жителей. Такое же беспокойство есть и у нас, естественно, поэтому мы постараемся не допустить каких-то ошибок, которые приведут к конфликтам с населением». 

#2 В странах, где развита термическая утилизация отходов, зафиксирован высокий уровень онкологических заболеваний?



Экоактивисты

Согласно данным Всемирного фонда исследования рака от 2012 года, Швейцария находится на 15-м месте в мире по заболеваемости раком. А на первом месте среди стран всего мира расположилась Дания, где максимальное в Евросоюзе количество сжигаемых на душу населения отходов. Россия не вошла в топ-50 стран – лидеров по заболеваемости раком в мире.

Мнение экспертов

Начальник отдела обращения с отходами Министерства строительства, архитектуры и ЖКХ РТ Рустем Богданов:
«Действительно, в Дании на 100 тыс. населения приходится 326 случаев онкологических заболеваний. Посмотрим, что в других странах: Ирландия – 317 случаев, Австралия – 314 случаев, Новая Зеландия – 309 случаев, а это вообще страна-заповедник с наивысшими показателями качества окружающей среды. Далее идут Бельгия, Франция, США, Норвегия, Канада, Чехия … Это самые свежие данные 2016 года. Вот данные Евростата: здесь указаны страны, где развит рециклинг, и страны с высоким процентным соотношением отходов, подвергаемых термическому обезвреживанию. В Дании утилизируется 54 процента отходов термически, далее идет Швеция с 50 процентами и так далее. И когда мы начнем сопоставлять данные по заболеваниям онкологией с данными Евростата, то никакой прямой связи не увидим. Корреляционной зависимости между данными по сжиганию отходов целым рядом стран и заболеваемостью раком в этих странах нет».


#3 Приземные концентрации диоксинов в воздухе безопасны только на расстоянии десятков км?



Экоактивисты

Согласно данным  Сергея Юфита, в Нидерландах было проведено прямое измерение содержания диоксинов в воздухе на расстоянии 1 км и 24 км от трех мусоросжигательных заводов. Концентрации диоксинов в воздухе снизились менее чем в три раза – с 0,6 до 0,24 пг/куб. м – на расстоянии 24 км от источника диоксинов. (См. Юфит С. С. «Мусоросжигательные заводы – опасность для России». Институт органической химии имени Н. Д. Зелинского РАН. Статья, 2008). 

Мнение экспертов

Начальник отдела обращения с отходами Министерства строительства, архитектуры и ЖКХ РТ Рустем Богданов:
 «Действительно, диоксины относятся к числу суперэкотоксикантов. Диоксины – самые токсичные вещества, которые были когда-либо синтезированы человеком. Они неизменно возникают тогда, когда происходит термическое воздействие на органику, углеводороды в присутствии хлора. При очень маленькой концентрации диоксины не вызывают негативных последствий для здоровья населения. Для диоксинов установлена среднесуточная предельно допустимая концентрация в атмосферном воздухе населенных мест – 0,5 пикограмма на кубический метр. Сам факт установления гигиеническими нормативами такой концентрации свидетельствует о том, что имеется безопасное пороговое значение – то есть, для диоксинов характерны нестохастические эффекты воздействия. Расчетные приземные концентрации диоксинов составляет тысячные и сотые доли ПДК на расстоянии от 500 до 2000 м от источника выбросов (дымовой трубы). Максимальная расчетная приземная концентрация диоксинов вообще составляет 1,5 процента от предельно допустимой концентрации, поэтому опасения заявителей о превышении предельно допустимых концентраций диоксинов при выбросах мусоросжигательного завода необоснованны. 

В сентябре 2005 года Федеральное агентство по охране окружающей среды Германии, возглавляемое Юргеном Триттином – представителем партии "Зеленых", выпустило коммюнике "Сжигание отходов – потенциальная угроза? Прощайте, диоксиновые выбросы". Там говорилось о том, что мусоросжигательные заводы больше не представляют угрозы, хотя мощности этих предприятий с 1985 года практически удвоились. Так, если в 1990 году треть всех выбросов диоксинов Германии приходилась на мусоросжигательные заводы, то к 2000 году их вклад уже составлял менее одного процента. Заметьте, это заявление не представителя военно-промышленного комплекса, а заявление представителя партии "Зеленых". 


Применительно к сведениям экоактивистов по замерам в Голландии хочется также отметить следующую статистику, основанную на данных о вкладе различных видов хозяйственной деятельности в образование выбросов диоксинов в 2006 году на примере юго-восточного региона Франции. Так, самое большое количество диоксиновых выбросов в атмосферу – 46 процентов –происходит по вине сталепромышленной деятельности. На втором месте находится сжигание кабеля – 22 процента. На третьем месте – повседневная деятельность человека (бытовые источники) – 20 процентов от общего количества диоксиновых выбросов! Дальше идут лесные пожары – 9 процентов. А вот на центры термической утилизации ТБО, согласно этим данным, приходится лишь 1 процент выбросов диоксинов. Такая же доля у сельского хозяйства. Поэтому не следует демонизировать термическое обезвреживание отходов как способ обращения с ними.


Положительную оценку термическому обезвреживанию ТКО дал академик Николай Лаверов – выдающийся ученый-геохимик, занимавший в разные годы посты вице-президента Академии наук СССР и вице-президента Российской академии наук. Лаверов отметил чрезвычайную актуальность термического обезвреживания ТКО для России, технологическую и экологическую безопасность процесса, а также то обстоятельство, что значения фактических показателей вредных ингредиентов в выбросах находятся на уровне, который существенно ниже предельно-допустимых норм, принятых в странах Евросоюза». 

#4 Эффективное разрушение диоксинов происходит лишь при температуре 1200-1400 градусов?



Экоактивисты

В настоящее время считается надежно установленным, что при температурах от 750 до 900 градусов идет главным образом образование 2,3,7,8-тетрахлордибензо-n-диоксинов. Эффективное разрушение происходит лишь в температурном диапазоне 1200–1400 градусов Цельсия.
 
Эксперты

Начальник отдела обращения с отходами Министерства строительства, архитектуры и ЖКХ РТ Рустем Богданов:
«Согласно информационно-техническому справочнику по наилучшим доступным технологиям "Обезвреживание отходов термическим способом (сжигание отходов)", наилучшая термическая технология для эффективного разрушения диоксинов и фуранов – технология с температурой свыше 1000 градусов. При температуре 850 градусов диоксины расщепляются на их составные части. Подавляющее большинство научных публикаций (90–95 процентов) также говорят о том, что диоксины начинают разрушаться при температуре 850 градусов и выше. В случае мусоросжигательного завода, который планируется построить в Казани, технология предусматривает максимальную температуру сжигания в 1260 градусов, что вполне надежно обеспечивает разрушение практически всех диоксинов. При дальнейшем охлаждении дымовых газов существует возможность того, что очень небольшая часть образовавшихся фрагментов при температурах ниже 450 градусов в дымоходах снова соединится в диоксины.   


Вот для того, чтобы убрать эти диоксины, которые – чисто теоретически – могут образоваться в ходе процесса термического обезвреживания ТКО, как раз и применяется трехступенчатая система очистки, рассчитанная на эффективное удаление диоксинов как самого опасного суперэкотоксиканта. 

#5 Казань не сможет выйти на нулевое захоронение отходов к 2021 году? 



Экоактивисты

Согласно информационно-техническому справочнику по наилучшим доступным технологиям «Обезвреживание отходов термическим способом (сжигание отходов)», зола (уловленная) и шлак от МСЗ, образующиеся при сгорании отходов, в силу своих химических и физических свойств (содержат тяжелые металлы, нередко в достаточно высоких концентрациях) не могут быть захоронены на полигонах ТКО или использоваться при производстве строительных материалов, а требуют захоронения на специальных полигонах или в специальных хранилищах (с контролем или очисткой стоков). Основная технология обезвреживания золы – ее переплавка с использованием различных схем подвода тепла (электрическая дуга, плазма и так далее), что потребует дополнительных капитальных и энергетических затрат. 

Эксперты

Начальник отдела обращения с отходами Министерства строительства, архитектуры и ЖКХ РТ Рустем Богданов:
«Шлаковые отходы термического обезвреживания ТКО имеют IV класс опасности (такой же, как и у ТКО). Эти отходы после стабилизации и подтверждения экологической безопасности могут быть направлены на дорожное строительство в качестве материала для подсыпки. Летучая зола из системы газоочистки имеет III класс опасности и подлежит нейтрализации и стабилизации со снижением класса опасности до IV и дальнейшему захоронению на специализированной карте полигона.

Максимальное количество образующегося шлака составляет 25–30 процентов от сожженного количества ТКО по весу и примерно 8 процентов от объема. После просушки шлак представляет собой инертные отходы, относимые по российским стандартам к IV классу опасности (такому же классу опасности, какой имеют несортированные ТКО). На основе проведенных исследований химического и микроэлементного состава шлака на московских заводах по термическому обезвреживанию ТКО (МСЗ-4, МСЗ-2), а также по результатам биотестирования установлено, что разделенный по фракциям шлак после извлечения черного металла может быть использован в дорожном строительстве вместо гравия (фракция 20–40 мм). Остальной шлак можно использовать на нужды полигонов ТКО, для строительства временных дорог и послойной пересыпки ТКО при их размещении на картах полигона. 

Максимальное количество образующейся летучей золы – примерно 2,5–3,0 процента от входящего объема ТКО по массе (16,5 тыс. т в год). Это зола, оседающая на фильтрах завода и представляющая собой отходы III класса опасности (то есть, более опасные, чем шлак), требующие специальных условий транспортировки и захоронения. Летучая зола вывозится и захоранивается на специальной карте полигона. К основным методам обезвреживания золы относятся: химическая стабилизация и отверждение (с применением гидравлических связующих), термическая обработка (стеклование, плавление, спекание), извлечение тяжелых металлов и солей с помощью кислоты, прочие методы».

Начальник Департамента Росприроднадзора по Дальневосточному федеральному округу Евгений Елистратов:
«Каждый проект Татарстана уникален, начиная с опыта переработки мусора и заканчивая просвещением детей, что является наиболее ценной инвестицией. На сегодняшний день существует очень много технологий по переработке отходов. Влияние на окружающую среду будет оценено в рамках государственной экологической экспертизы. Думаю, в Казани, учитывая мировой опыт, в строительстве мусоросжигательного завода будут использованы только передовые технологии с минимальным воздействием на окружающую среду». 


Комментарии








© 2017 «События»
Сетевое издание «События» зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 18 апреля 2014 г. Свидетельство
о регистрации Эл № ФС77-57762 Создано при поддержке Республиканского агентства по печати и массовым
коммуникациям РТ. Настоящий ресурс может содержать материалы 16+