Таможенные платежи - одна из основных статей отъема наших средств

Прочитано: 373 раза

Марат Галеев в комментарии журналистам ИА «Татар-информ» оценил бюджет республики на 2018 год, а также рассказал о существующих тонкостях межбюджетных отношений с федеральным центром.

Бюджет можно назвать реалистичным исходя из сценарных условий и существующего законодательства с сфере налогов. Наибольшая часть расходов — это социальные нужды в разных форматах. Сейчас бюджет имеет особенности, расходы идут через ранее утвержденные действующие программы по разным направлениям. В основном они связаны с капитальными нуждами, ремонта и так далее. На будущий год будет 39 таких программ, это на 2 больше, чем сейчас. Каждый год их количество возрастает, — 4 года назад их было 24, а сейчас уже 39, то есть спектр расширяется. Часть из них уже близка к завершению. Например, квартиры для ветеранов-участников ВОВ и приравненных к ним категорий (вдовы, работники тыла, — прим. Т-и) эта программа практически завершается, причем успешно. Потому что на нее мы потратили одни из самых максимальных средств из всех субъектов РФ, мы активно работали по над ее реализацией. Мне известно, что в целом ряде субъектов большого внимания этому не уделялось с самого начала. Понятно, что многие ветераны уже в возрасте и по сути параллельно решается проблема жилья для их детей, внуков и так далее. Сироты тоже в поле такого активного внимания. Ежегодно им сдается несколько сотен квартир, это все предусмотрено в бюджете. Часть средств идет из федерального бюджета на принципах софинансирования.

Поэтому, если перейти к поправкам, то они ежегодного связаны с разной скоростью принятия федерального и регионального бюджетов. Просто в первом чтении бюджета были неизвестны предполагаемые объемы софинансирования, трансфертов, субсидий и так далее. То есть первый вариант идет без учета федеральных средств, а теперь эти материалы готовы и цифры известны. Поэтому каждый год возникает ощущение большого количества поправок. Здесь дело в технологии. В предыдущие годы их тоже было несколько сотен, в прошлом году было около трехсот, сейчас пока 262. Надо иметь ввиду, что качественная поправка проходит через целый ряд разделов бюджета и создается ощущение, что их много. Она влечет за собой поправки в целом ряде разделов, которые пересекаются между собой. Ведь каждая запятая — это поправка, и каждая новая цифра влечет изменение нескольких статей.

В общем и целом бюджет — социально направленный. Там где-то чуть больше 2/3 — это социальные расходы, которые обязательны по законодательству и которые нельзя не тратить. Можно говорить, что социальная направленность бюджета налицо, но хорошо это или плохо? Наверное, не хватает средств для бюджета развития, потому что мы вынуждены обязательные мандаты финансировать — бесплатное образование, зарплаты бюджетникам и так далее. Их набегает много. Ну а на бюджет развития, как правило, средств не остается. И в то же время бюджет дефицитный, мы знаем. Он дефицитный, несколько миллиардов каждый год, сейчас это 2,65 млрд. Но это прогноз, реальная жизнь покажет, сбудется ли он. Такого никогда не бывает, чтобы жизнь совпадала с прогнозом на 100 процентов. Всегда есть варианты развития ситуации. Возможно, будут какие-то резервы республиканские. На мой взгляд, наш бюджет составляется с реалистичной гарантией исполнения.

Надо иметь ввиду, что Татарстан — это субъект-донор, у нас ведь большая часть налогов уходит в федеральный бюджет. Соотношение тут очень серьезное, где-то 700 млрд налоговых и неналоговых доходов уходит на федеральный уровень. А объем нашего бюджета где-то 200 миллиардов. Вот такое соотношение.

Платят по законодательству. Те налоги, которым положено уходить в федеральный бюджет, минуя нас, сразу уходят туда. Сразу. Они не зачисляются в наш бюджет. Скажем, таможенные платежи всех видов. А наша республика экспортирует достаточно много различных товаров, так вот все экспортно-импортные платежи сразу уходят в федеральный бюджет. Это, может быть, — одна из основных статей отъема наших средств. Еще пример — НДС, он тоже туда уходит целиком. Акцизы делятся пополам или в каких-то долях. Тоже самое по другим налогам. Так и получается, что они уходят в федеральный бюджет, но потом часть их возвращается в виде субсидий, трансфертов и субвенций. Но прямых дотаций мы не получаем как регион-донор, их получают регионы-реципиенты. Так вот, прямой мандат мы обязательно должны профинансировать, но доходов не всегда хватает и отсюда образуется дефицит. Уже много лет он у нас идет с дефицитом. Если дефицита нет, то либо издаются ценные бумаги, либо берутся кредиты из федерального бюджета. Поэтому растет долг. Но у нас большая отсрочка по нему, только в 2023 году должны начать платить по основному телу долга и процент очень низкий. Он образовался по проектам Универсиады, мы там очень много сделали по инфраструктуре. К моменту выплаты все равно произойдет обесценение денег и его будет легче выплачивать. Но зато мы уже сегодня сделали хорошую инфраструктуру, дороги, развязки и пользуемся этим сейчас. Поэтому можно сказать, этот долг — взят вполне разумно.

(В случае отсутствия дефицита бюджета РТ, — прим. Т-и) Можно было бы осуществить различные проекты. В основном, государство тратит на инфраструктуру. Те же дороги, мосты. Вот у нас есть агломерация Иннокам, которая связана с развитием инфраструктуры. Туда входит целый ряд районов на востоке республики. Там очень мощно развивается промышленность, объемы перевозок растут, а дорога всего одна. И приходится описывать большую петлю, чтобы попасть в Нижнекамск. Если бы там удалось закольцевать дорогу и в районе Елабуги и Нижнекамска построить относительно небольшой мост через Каму, то можно было бы существенно улучшить логистику и построить альтернативные дороги. Логистика бы резко улучшилась, а перевозки удешевились. То есть инфраструктура нуждается совершенно в другой перекройке. Все эти проекты уже разработаны, но они требуют инвестиций. Какую-то долю мы бы могли туда направлять, это было бы здорово. Но у нас пока таких широких возможностей нет.

© 2017 «События»
Сетевое издание «События» зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 18 апреля 2014 г. Свидетельство
о регистрации Эл № ФС77-57762 Создано при поддержке Республиканского агентства по печати и массовым
коммуникациям РТ. Настоящий ресурс может содержать материалы 16+