Наталья Мильчакова, замдиректора аналитического департамента Альпари: Москва, Казань и Вашингтон ждут итогов выборов президента Ирана

Прочитано: 1022 раза

В Иране проходят выборы президента страны. И хотя специфика Исламской Республики Иран такова, что фактическим главой государства является Верховный лидер Ирана – духовное лицо, занимающее эту должность пожизненно (в настоящее время Верховным лидером страны является Али Хоменеи), президент как глава государства определяет внешнюю политику и экономический курс страны. 

Именно поэтому итогов выборов президента Ирана с нетерпением ожидают сегодня и в Вашингтоне, и в Москве.

Как ни парадоксально, но в области сотрудничества с Ираном интересы США и России, которые почти всегда противоположны, совпадают практически полностью. В частности, и Россия, и США, и Евросоюз заинтересованы в том, чтобы ядерное соглашение с Ираном, которое действующий президент Ирана Хасан Раухани подписал с предыдущим президентом США Бараком Обамой, по-прежнему продолжалось. России для укрепления ее лидирующих позиций в ближневосточном регионе также важно сотрудничество и взаимопонимание с Ираном по сирийскому вопросу. Таким образом, Россия и США заинтересованы в том, чтобы действующий президент Ирана, который сегодня баллотируется на второй срок, оставался у власти.

Вероятность победы Раухани на сегодняшних выборах достаточно высока, но нельзя сказать, что предрешена. Согласно опросам социологов, которые публикуются в государственных СМИ, за Раухани готовы проголосовать от 47% до 63% опрошенных избирателей, а за его основного соперника, кандидата от оппозиционной исламской партии Эбрахима Раиси – от 27% до 32%. Однако согласно опросам, данные которых приводятся в оппозиционных СМИ, за лидера оппозиции накануне выборов свои голоса готовы были отдать 48% избирателей, а за действующего президента – только 45%. Поэтому интрига сохраняется.

Определенную долю интриги в нынешние выборы добавил еще и апрельский визит в Тегеран главы республики Татарстан Рустама Минниханова, который приехал специально, чтобы встретиться с лидером оппозиции действующему президенту. Подробности визита в российских и иранских СМИ не раскрывались, однако на Западе многие заговорили о том, что Россия намеренно пытается выставить Раиси якобы «пророссийским» кандидатом, чтобы большинство избирателей, для которых огромное значение имеет защита Ираном своих национальных интересов, проголосовало бы за Раухани.


Однако мы считаем, что какое-либо вмешательство России в ход предвыборной кампании в Иране практически исключено, о чем неоднократно говорили в Кремле. Для России (и для Татарстана в частности) большое значение имеют вопросы экономического сотрудничества с Ираном. В 2016 году товарооборот России и Ирана вырос к 2015 году на 85%, почти до $2 млрд, хотя в структуре российского экспорта доля экспортных поставок в Иран невелика – всего 1,7%.

Рост российского экспорта в Иран в 2016 году на фоне сокращения экспорта во многие другие страны, являющиеся традиционными партнерами России, говорит о том, что сотрудничество с Ираном в прошлом году имело приоритетное значение для России. Это неудивительно: в 2016 году в Иран был поставлен зенитно-ракетный комплекс С-300, а также большое количество радиоаппаратуры и электрооборудования для обслуживания этого комплекса. Когда США возглавлял Барак Обама, сделка России и Ирана по поставке в Иран данного вида вооружений вызвала нервозную реакцию Вашингтона и НАТО. Нынешний президент США Дональд Трамп, хотя ранее и критиковал Обаму за ядерную сделку с Ираном, невыгодную, по его мнению, Америке, абсолютно игнорирует сотрудничество России и Ирана в сфере поставок вооружений в Иран.

Однако экономические отношения России и Ирана в некоторых других сферах не такие безоблачные. Например, в 2016 году, когда Запад отменил эмбарго на поставки иранской нефти, оказалось, что за период действия западных санкций, Иран развил в рамках программы импортозамещения собственное производство пшеницы, и отказался от импорта зерна из России. На рынке сырой нефти Россия и Иран, входящий в ОПЕК, являются конкурентами. При этом Иран участвует в соглашении ОПЕК и независимых производителей нефти о сокращении добычи нефти на льготных условиях, чтобы нарастить долю на нефтяном рынке, которая существенно сократилась за период санкций. Тем не менее, в нефтяной сфере сотрудничество между Россией и Ираном пытается наладить «Татнефть».

После обострения отношений с Западом, в результате чего на Иран были наложены санкции, Иран стал расширять сотрудничество с Россией на нефтяном рынке, да и укрепление роли России как геополитического игрока на Ближнем Востоке Иран не может не учитывать, кто бы ни пришел к власти. Именно поэтому, на наш взгляд, глава Татарстана ездил знакомиться с лидером оппозиции, чтобы обеспечить преемственность в экономическом сотрудничестве как минимум. Из российских компаний в Иране намерена работать «Татнефть», а ранее проектами в этой стране интересовались «ЛУКОЙЛ» и «Газпром нефть».

Однако сейчас для Ирана очень важно сотрудничество с «Татнефтью», потому что эта компания не находится ни под какими санкциями. Соответственно, для «Татнефти» работа в Иране имеет значение, так как является намного более безопасной, чем в Ливии, где имеет место открытый военный конфликт. Конечно, при работе в Иране есть другие риски, в том числе внутриполитические и геополитические, а также риски недостаточной защиты прав иностранных инвесторов. Тем не менее, проекты с Ираном позволили бы «Татнефти» заявить о себе как об игроке нефтяного рынка на мировом уровне.

Нужно также отметить, что Россия и Иран все больше участвуют в совместных экономических проектах в СНГ и на евразийском пространстве. Так, в 2016 году впервые в истории состоялась трехсторонняя встреча президентов России, Ирана и Азербайджана в Баку. Стороны подписали совместную декларацию, в которой было сказано о необходимости развития партнерства трех стран в инфраструктурных проектах, в частности, сотрудничества в энергетики, банковской и инновационно-технологической сфере. Также Россия, Иран и Азербайджан, являющиеся прикаспийскими государствами, подтвердили важность скорейшего согласования и принятия Конвенции о правовом статусе Каспийского моря. Три страны намерены в будущем реализовать очень важный проект строительства железнодорожной магистрали, которая свяжет Иран и Азербайджан, при участии российской государственной корпорации «РЖД». Однако более тесному сотрудничеству Ирана и Азербайджана отчасти препятствует то, что крупнейшим торговым партнером Азербайджана, кроме России, является Турция. Но у этих двух стран, несмотря на то, что Турция является импортером газа не только из России, но и из Ирана, существуют значительные разногласия по поводу сирийского конфликта.


У Ирана и Казахстана существуют гораздо более тесные экономические отношения. В частности, в Казахстане работает несколько десятков средних и малых иранских предприятий. В Иране достаточно успешно работает казахстанская горнодобывающая компания Eurasia Gold, хотя пока ее проект находится на стадии осуществления инвестиций. В 2014 году было завершено строительство железной дороги «Иран-Туркменистан-Казахстан», позволившей всем странам-участницам проекта экономить время на грузоперевозках и пассажирских перевозках, а также сократить расходы на транспортировку грузов. Иран полностью использует свой потенциал транзитной страны, позволяющий евразийским государствам, в том числе Казахстану, доставлять свою продукцию, в том числе металлы, химическую продукцию, продукты питания и зерно, в страны Ближнего Востока, в частности, в Ирак и Пакистан. Иран является важным торгово-экономическим партнером Казахстана.

Несколько лет назад в российских СМИ высказывалось предположение, что Иран может в будущем вступить в Евразийский Союз, который вовсе не намерен ограничиваться принятием в него только бывших европейских и азиатских республик Советского Союза. Однако в ближайшее время, скорее всего, этого не произойдет. Прежде всего, потому что при существующей структуре экономики, Иран является конкурентом на рынке нефти России и Казахстану, а на рынке газа – также России и Казахстану, и не входящим пока в ЕАЭС Туркменистану и Азербайджану. Если Туркменистан и Азербайджан кода-либо присоединятся к Евразийскому Союзу, это может вызвать ненужные никому экономические разногласия внутри ЕАЭС. Тем не менее, уже сегодня Россия, Казахстан и другие страны Евразийского Союза открыты для экономического партнерства со всеми заинтересованными странами.

Мы полагаем, что с высокой вероятностью Раухани сохранит свой пост, однако даже если победит оппозиционный кандидат, скорее всего, он продолжит линию на сотрудничество и с Россией (в том числе с Татарстаном), и с Америкой. Да и политика США в отношении Ближнего Востока при Трампе может быть более прагматичной, чем при Обаме, и Россия этого не может не одобрять.

 

© 2017 «События»
Сетевое издание «События» зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 18 апреля 2014 г. Свидетельство
о регистрации Эл № ФС77-57762 Создано при поддержке Республиканского агентства по печати и массовым
коммуникациям РТ. Настоящий ресурс может содержать материалы 16+